В Израиле, удивившем мир масштабами вакцинации, вернули ограничения против коронавируса. Распространению инфекции не помешала внушительная цифра почти в 60% привитых. Виноват новый вариант «дельта» — гораздо более заразный и чаще атакующий молодых людей. Рост заболеваемости фиксируют и в других странах-лидерах по вакцинации, например, в Объединенных Арабских Эмиратах и на Сейшелах.

Как утверждают эксперты, повторное заражение COVID-19 становится нормой, и правительствам как можно скорее стоит увеличить масштабы прививочной кампании. Болеть же люди, успевшие утратить антитела, стали, как правило, бессимптомно либо в легкой форме. Это частично подтверждают и данные одного из сортировочных COVID-центров в Петербурге, где на КТ для подтверждения пневмонии записались всего 57 вакцинированных пациентов из 3 тыс. 406. обратившихся, то есть около 1,6%.

Почему в странах с широким охватом вакцинации фиксируют рост заболеваемости коронавирусом? Как протекает инфекция? Почему прививочная кампания остается безальтернативным сценарием, несмотря на вспышки COVID-19? И сколько людей должно вакцинироваться, чтобы мы забыли о вирусе?

Константин Чумаков, директор Центра глобальной вирусологической сети, адъюнкт-профессор Университета Джорджа Вашингтона:

«Не все вакцины, которые применялись в Эмиратах, Бахрейне, считаются эффективными. Например, там использовали китайские разработки. К тому же важно понимать, что в сегодняшних условиях 60% привитых не смогут спасти от роста заболеваемости. Нужен больший процент людей.

Помните, никакая вакцина не гарантирует абсолютную защиту. В Израиле заражаются непривитые молодые люди и дети, при этом рост заболеваемости небольшой. Среди же привитых практически не фиксируют тяжелые случаи. Более того, они часто болеют бессимптомно — инфекцию обнаруживают после тестирования.

Подъем заболеваемости в Израиле я связываю с тем, что люди расслабились. Даже если страна привилась, нужно соблюдать меры предосторожности: если и не носить маски везде-везде, то хотя бы избегать больших сборищ. Тем более в период, когда завезен измененный индийский вариант, обладающий более неприятными свойствами. Эффективность прививки немного падает: с 90-95% до 85%.

Даже если вы вакцинируете 100% населения, вы все равно получаете какое-то количество заболевших. Важно увеличивать масштабы кампании и дать время, чтобы вирус вымер. А для этого стоит сохранять ограничения против коронавируса».

Антон Барчук, эпидемиолог, директор Института междисциплинарных медицинских исследований Европейского университета в Санкт-Петербурге:

«За рубежом программа вакцинации начиналась в первую очередь в отношении людей из групп риска, то есть старшего возраста, и постепенно включала более молодых. Сейчас охват кампании зафиксирован на отметке примерно в 60%, но речь идет об одной дозе — такую стратегию взяли за основу в Европе, а не быструю вакцинацию двумя дозами. Таким образом, оказалось, что много людей привились частично, а большинство из них — еще и в старших возрастных группах.

Сегодня же распространяется новый вариант коронавируса — более заразный. Затрагивает он чаще молодых, где как раз меньше всего вакцинированных. С другой стороны, в странах с широко проведенной кампанией мы не замечаем роста смертности. Потому что те, кто, как правило, чаще умирает, уже защищены.

Важно увеличить долю людей, которые не могут повторно заболеть: либо за счет прививки, либо за счет естественного заражения. Если раньше границей популяционного иммунитета называли показатель в 60-70% населения, то теперь озвучивают другую цифру — 90-95%».

Анча Баранова, профессор Школы системной биологии Университета Джорджа Мейсона:

«Инфекционные штаммы вытесняют менее инфекционные. К счастью, иммунитет не лампочка, которая сразу гаснет. Он понемногу снижается, и это хорошая новость, но одновременно плохая. Все-таки иммунитет не вечен. Многие думали, что вакцину разработают и мы все покроемся золотой броней, и коронавирус отступит навсегда. Наивное предположение.

Впрочем, прививки дают более прочную защиту, чем после естественного заражения. Да, в основном на шесть месяцев, где-то больше, как у Pfizer или Moderna, где-то — меньше. В любом случае вряд ли больше года. Так что нужна ревакцинация.

Многие говорят: «Да, антитела пропадают, но у нас есть клетки памяти. При атаке вируса защита проснется, и организм победит». Но и в таком случае история не вечная, что подтверждается предшествующим опытом. В случае SARS иммунитет работал 5-6 лет, а VERS — 10 лет. И все.

Вообще-то дело в том, что у кого-то организм отлично противостоит инфекции, у кого-то защита слабее, а другим даже на клетки памяти не приходится рассчитывать. И это касается в основном пожилых людей и тех, у кого проблемы с иммунной системой. Потому и заболевают после прививки.

Как догнать в отдельной стране коллективный иммунитет, если защита постоянно слабеет с месяцами? У меня нет хорошего ответа на ваш вопрос. То, что происходит в Израиле, нас беспокоит. С другой стороны, случаев заражения после вакцины не так много, как могло быть»

Сергей Нетесов, заведующий лабораторией бионанотехнологии и вирусологии факультета естественных наук Новосибирского государственного университета, член-корреспондент РАН, доктор биологических наук:

«Репродуктивное число для самого первого, уханьского варианта составляет около трех. В таком случае эффект от вакцинации становится заметным, когда привито примерно 66% населения. В результате инфицированный может заразить максимум еще одного человека, и поэтому эпидемия идет на спад.

Сейчас же распространяется индийский вариант «дельта», для которого репродуктивное число — 5-6. Поэтому для остановки эпидемии нужно привить 80-85% населения.

Объединенные Арабские Эмираты — страна мудрых людей. Они не отменили ограничения по индивидуальным средствам защиты, хотя вакцинировано 72,8% населения. Они хотят справиться с эпидемией окончательно. Так же мудро ведут себя и в Израиле, где высок охват вакцинации, но продолжает действовать строгий масочный режим.

Мы же подаем самый худший пример из всех возможных. В Петербурге устраивают три подряд супермассовых мероприятия: ПМЭФ, Евро-2020 и «Алые паруса». Результат их проведения без усиления противоэпидемических мер налицо: в виде подъема заболеваемости. Складывается впечатление, что никто не хотел остановить эпидемию — ей пассивно дали развиться.

А между тем необходимо прекратить эти гульбища и сборища, усилить всемерно масочный режим до тех пор, пока размеры охвата вакцинацией не прекратят эпидемию, даже несмотря на вариант «дельта» с таким высоким репродуктивным числом»

Никита Строгов

Росбалт