Китайцы чувствуют время иначе, чем украинцы, — для них перемены длятся десятилетиями. То ли дело Украина, где за год можно перетряхнуть всю страну дважды и жить по старым порядкам. Из этого уже в самом начале разговора можно сделать вывод, что каким-то коренным образом украино-китайские отношения в 2021 году практически не поменяются.

Киев, напомним, еще в прошлом году включил риторику о перезагрузке отношений с Китаем. В интервью BBC министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба высказал мнение, что Киев должен выстраивать отношения не только с США и Европой, но и активно развивать всяческое взаимодействие с Китаем.

«Если кто-то считает, что решение — это давайте не будем иметь никаких отношений с Китаем, чтобы не ссориться с США, то это — абсолютно примитивный взгляд, который я категорически не разделяю», — говорил Кулеба еще в октябре 2020 года.

Так уж сложилось, что многие вещи, которые озвучивает внешнеполитическое ведомство Украины, имеют мало общего с действительностью. С Китаем у Украины в нынешнем году намечен масштабный экономический диалог, и касается он ПАО «Мотор Сич». О конструктиве и речи не идет: несколько дней назад китайские инвесторы и президент предприятия Вячеслав Богуслаев обвинили друг друга в рейдерстве.

Основные акционеры «Мотор Сичи» достаточно долго пытаются провести внеочередное собрание, от которого открещивается наблюдательный совет предприятия. Компания Skyrizon (Китай) и MC-4 Александра Ярославского уверены в том, что набсовет пытается провести рейдерский захват предприятия. Богуслаев сыпет ответными обвинениями. В конце прошлого года китайский инвестор известил международный арбитраж о желании взыскать с государства Украина ущерб в сумме $ 3,5 млрд за арестованные акции «Мотор Сичи», естественно, как считают в Skyrizon, арестованные незаконно. Уже 15 января Министерство торговли США ввело санкции против Skyrizon.

Получается, громкие слова Кулебы о взаимодействии с Китаем не более чем фикция. Осторожная риторика главного дипломата страны опять же выдает его безыдейность на данном поле. Там, где интересы США пересекутся с китайскими (причем требования инвесторов Поднебесной вполне обоснованны!), Киев непременно займет сторону Вашингтона. И не просто займет, а еще и попросит помощи, как сейчас в виде санкций. И да, это действительно похоже на рейдерский захват «Мотор Сичи».

Проблема для Киева состоит не в том, что он задумал развивать экономические связи с Пекином. Главная беда в самой сути современной украинской государственности, которую все годы «незалежности» пытаются навязывать обществу. Вкратце ее можно описать словами «кому бы продаться, чтобы нас кормили». Поэтому тут речь не о партнерстве, а именно о том, чтобы стать чьим-то вассалом.

Когда в 2014 году случился Евромайдан, то в воздухе буквально витало, что теперь-то заживем как в Европе. Причем путь обретения европейских стандартов жизни виделся предельно наивно и просто. Мол, насолим России, заявим о прозападном курсе, во всем будем слушаться американцев и вообще вступим в НАТО назло Москве — и сразу нам дадут много денег. Это сочеталось и с чисто холуйской надеждой, что откроют границы и можно будет свободно ездить в страны ЕС на заработки.

Но если такой подход к выстраиванию международных связей частично мог работать в отношениях с Россией, то в отношениях с Западом пришлось тут же столкнуться с жестокой действительностью. РФ снабжала много лет Украину дешевым газом, открывала для нее свои рынки, а в ответ только требовала некой лояльности.

С Европой и США всё оказалось намного сложнее. Кормить огромную по европейским меркам страну никто не захотел. МВФ, Брюссель и Вашингтон выставили чудовищные условия, которые должны были превратить и без того бедных украинцев в абсолютно нищих. А еще Запад требовал прекратить войну в Донбассе, выполнить Минские соглашения и даже покусился на святое для украинских чиновников: потребовал от украинских властей активно бороться с коррупцией.

Надо еще учесть, что украинские предприятия и даже саму землю решили прибрать к рукам иностранные компании, что не могло не вызвать возмущение украинских олигархов. В общем, миф о «европейском счастье» быстро стал рассеиваться.

И вот тогда в украинском истеблишменте созрела «гениальная» идея о том, а не продаться ли Китаю. Он никогда не лезет во внутренние дела других стран, в которые вкладывает средства. Хоть воруй, хоть занимайся политическими дрязгами, хоть веди гражданскую войну — Пекин будет вкладываться, если ему это выгодно. А тут еще в КНР постоянно говорят о глобальной инициативе «Одного пояса и пути», и Украина с ее удобным географическим положении может оказаться весьма кстати.

Китайцы действительно проявили интерес. Правда, быстро выяснилось, что и они даром ничего давать не станут. Сбывать на Украине свой ширпотреб они заинтересованы, а вот открывать рынки для товаров с Украины совершенно не готовы.

Да и что может Украина предложить Китаю? Кое-какие остатки советских военных технологий, а дальше — только занять свою землю и дышать выбросами китайских промышленных предприятий.

В принципе, в Киеве были готовы уже и на такое. Но тут вполне логично спохватились на Западе. Получается, в беспорядки на Майдане вложились, кредиты дали, с Россией сложностей из-за всех этих событий вокруг Крыма и Донбасса хлебнули, а Украина возвращается к диалогу с Китаем? А что дальше —Москва?

В Европе и Америке прекрасно понимают, что Украина хочет не просто развивать какую-то равноценную торговлю с КНР, а думает о том, кому лучше продаться. Скандал с ПАО «Мотор Сич», вполне возможно, раскручен в том числе по отмашке американских кураторов, которым украинская позиция невесты на выданье, ищущей жениха побогаче, уже порядком надоела. Вот и пугают украинцев ужасной китайской «экономической экспансией» (а то не все основные предприятия страны под иностранным влиянием).

Но, подчеркну, проблема не только в интересах Запада, а в самом мышлении украинских политиков и самого государства Украина.

EADaily