Митинг украинских нацистов в Харькове

Ночью скончался мэр Харькова Геннадий Кернес. В городе объявлен трехдневный траур. О значении Кернеса для Харькова скажут и без нас. Сказали и избиратели на местных выборах, голосовавшие за возвращение городского головы.

Будет и тайное или плохо скрываемое ликование врагов. Будут ухмылки и смешки мелкой шушеры, работавшей в разные времена в пресс-службе или в аппарате у Кернеса.

Можно вспомнить, что в его команде был когда-то и Антон Геращенко, сегодняшний приспешник Авакова. Кернес в буквальном смысле пинал Антоху и чморил его как чепушилу. Такие чепушилы из окружения Геннадия Адольфовича непременно вскроются в обозримом будущем.

«Команда Кернеса», «вертикаль Кернеса» — это, конечно, понятия условные. И главное условие здесь — слово «Кернес». Без него ни то, ни другое не работает. За время отсутствия мэра в городе было не раз продемонстрировано, как и команда, и вертикаль превращаются в пародию на эти слова.

Нет, план, принятый под выборы, был выполнен четко и неукоснительно. Но уже в частностях не раз проявлялось, как быстро эта команда без Кернеса начинает сбоить, проваливаться, срамиться. Тут и бесчисленные нарекания на затянувшееся начало отопительного сезона, и дурацкий предвыборный концерт Ольги Поляковой в разгар второй волны коронавируса, и политические телодвижения «Блока Кернеса» уже после выборов.

Все «многоходовочки», придуманные командой Кернеса в новых горсовете и облсовете, были рассчитаны на возвращение мэра. Скорое или отсроченное, но возвращение. А без Кернеса они не только лишаются смысла, но и становятся позором для его политической команды. Сама команда выглядит бессмысленной и жалкой.

Сначала Блок Кернеса готовит «мягкую подушку» в новом горсовете. Первую сессию провели без мэра. Городская ТИК признала полномочия Кернеса в его отсутствие. Принимать присягу не понадобилось, поскольку городской голова это уже делал десять лет назад.

Кандидатуру секретаря горсовета Игоря Терехова (до недавних пор вице-мэра) тайным голосованием поддержало подавляющее большинство депутатов — 73 из 84. Можно гадать, какие фракции подставили плечо «Блоку Кернеса». Но арифметически понятно, что депутаты от ОПЗЖ (их в горсовете — 19) в эту копилку добавили как минимум восемь голосов.

Как бы там ни было, при таком раскладе понятно, что «Блок Кернеса» совсем не нуждался в услугах депутатов «Европейской солидарности». И возникает не просто вопрос, а претензия к ключевой фракции горсовета: зачем понадобилось отдавать постоянную комиссию по гуманитарным вопросам в вонючие лапы порошенковской «ЕС»? Гуманитарная сфера и без того донельзя зачищена, загажена и унижена порохоботами по всей стране. Куда же более?!

Причем главой комиссии стал не какой-нибудь там безобидный и договороспособный член «Европейской солидарности, а майдаун без высшего образования, волонтер АТО с позывным Пиротехник, сооснователь благотворительного фонда Сергея Жадана. Главная его гуманитарная заслуга — поставлял  ̶п̶о̶т̶а̶с̶к̶у̶х̶  артистов и поэтов для развлечения атошников.

Терехов, ставший секретарем горсовета, настолько туп, что не понимает значения этой комиссии для «первой столицы»? Или настолько циничен и хитросделан, что уже включил калькулятор, подсчитывая будущие откаты от гуманитарной деятельности нациков? Для свидомых это, конечно, великолепная возможность унавозить своими издательскими, фестивальными и прочими проектами «первую столицу».

Здесь надо оговориться. За Терехова-то проголосовало подавляющее большинство. Но для отправного решения, позволявшего легализовать комбинацию по запуску работы горсовета и и. о. мэра без Кернеса, голоса набрались со скрипом. Конечно, не факт, что и для этого решения понадобилась помощь «ЕС». Но, возможно, вопрос упирался в другое: порошенковцы закроют глаза на юридическую коллизию и не станут проверять в судах легитимность этой послевыборной конструкции. А даже если такие гарантии были получены «Блоком Кернеса» от нациков… Неужели непонятно: им верить — себя не уважать?! Хотя о чем это я?..

Еще более сомнительная и позорная комбинация была провернута в облсовете. Там ключевая фракция «Блок Кернеса», возглавляемая сыном городского головы, откровенно слилась под аутсайдеров из «Слуги народа». Это ж нужно было умудриться: иметь 46 из 120 мандатов и поддержать при этом кандидатуру председателя облсовета от «слуг», имеющих 17 мандатов. «Вино переходит в уксус, а Мюнхгаузен в Феофила».

Помимо прочего, о бенефициаре этой комбинации, «слуге народа» Артуре Товмасяне, возглавившем облсовет, известно, что он приятельствовал с сыном Арсена Авакова.

Понятно, что представитель «Блока Кернеса» Сергей Чернов, много лет председательствовавший в облсовете, слился не по своей воле… Понятно также, что, даже не имея абсолютного большинства в облсовете, самая многочисленная фракция «Блок Кернеса» в тайном голосовании за Чернова могла бы рассчитывать на успех. Под эту кандидатуру наверняка сложилось бы ситуативное большинство. Но «Блок Кернеса» предпочел подмахнуть партии власти, купить себе гарантии и индульгенцию. Нетрудно догадаться, что главной темой торгов было не только дальнейшее «конструктивное сотрудничество» команды Кернеса с центральной властью, но и легализация ее победы — в отсутствие Кернеса.

Всё это имело бы политический смысл, если бы соратникам Кернеса нужно было выиграть время и подстраховаться до его возвращения. Ситуация с болезнью Кернеса находила понимание у одних, другим давала поводы для раздражения и нервных демаршей.

Но по факту мы возвращаемся к вопросу, который был поставлен Михаилом Добкиным на старте избирательной кампании: в чьи руки может упасть Харьков в отсутствие Кернеса?

Окружение мэра тогда высокомерно и спесиво реагировало на вполне конструктивные и логичные инициативы Михаила Добкина. А по сути, команда «Блока Кернеса» выступила в роли собаки на сене. Вполне благородные жесты Добкина тогда не оценили и всячески изгалялись над ними, а сегодня легко сдают позиции реальным падальщикам, спешащим поживиться на этой трагической и тупиковой ситуации.

Дело в том, что осенью «Блок Кернеса» отбрил всякие альтернативные варианты развития событий (о которых заводил разговор Добкин). А потом эта команда пустилась если не во все тяжкие, то просто в такие хитросделанные комбинации, которые не поддаются логическому объяснению. А оно есть (как суслик в фильме «ДМБ»). Об этом уже было сказано выше.

При любой власти Кернес умел договариваться. Его соглашательство позволяло городу как-то развиваться. Он сливался под центральную власть, но не сливался с этой властью окончательно, сохранял некоторые различия… При Порошенко мэр сумел создать, пусть и слабую, защитную оболочку, позволяющую жителям Харькова чувствовать свое моральное превосходство перед столицей майдана.

Терехов был подготовлен командой Кернеса как технический дублер. При живом мэре он справлялся со своими функциями. При этом эксперты отмечают отсутствие амбиций и ресурсов, которые позволили бы Терехову вести свою игру при жизни Кернеса. А сейчас первые политические шаги Терехова во время выборов и после них показывают, что он не фигура для большой политики большого города. Как мы уже писали, осенью Добкин пытался напомнить Харькову об этой большой политике и большой игре. И оказался прав.

Теперь и Харькову, и, вполне вероятно, тому же Добкину предстоит сильно поработать над тем, что не сбылись другие осенние опасения Михаила Марковича: о том, что город может упасть в совсем поганые руки…