Самый известный литовский антифашист Альгирдас Палецкис получил шесть лет тюрьмы по обвинению в шпионаже на Москву. Почему русская община Литвы молчит об этом процессе, а поддерживать узника приезжают русские из соседней Латвии? Почему именно в последние годы страны Прибалтики начали зачистку русских общественников?

Об этом и о многом другом «ПолитНавигатору» рассказал друг Альгирдаса Палецкиса, председатель Антинацистского комитета Латвии Алексей Шарипов.

Альгирдас Палецкис

Справка «ПолитНавигатора»: Альгирдас Палецкис родился в семье дипломата Юстаса Винцаса Палецкиса. Внук первого председателя президиума Верховного Совета Литовской ССР, председателя Совета национальностей Верховного совета СССР Юстаса Палецкиса.

С 1994 года работал в министерстве иностранных дел Литвы. В 1997- 2001 годах был секретарем дипломатической миссии Литвы при Европейском союзе в Брюсселе. С 2001 года – начальник отдела Западной Европы МИД Литвы. С 2003 года – советник заместителя председателя Сейма Литвы. Был членом парламентской делегации Литвы в ПАСЕ. С 2007 по 2008 годы работал вице-мэром Вильнюса.

Свободно говорит на литовском, английском, французском, русском и немецком языках.

Организовал движение «Фронтас» (Фронт) для противостояния коллаборационизму и защите местного русского населения.

В 2011 году, по собственной инициативе начав журналистское расследование событий 13 января 1991 года в Вильнюсе, пришел к выводу, что кровавая провокация была организована литовскими боевиками, убившими, как протестовавших литовцев, так и офицера «Альфы». К этому заключению он пришел на основании свидетельских показаний местных жителей, видевших стрелков на крышах, которые вели огонь по толпе и армии, а также показаний экспертов, которые указывали на то, что пулевые отверстия на телах убитых свидетельствуют о применении оружия, которое не состояло на вооружении Советской Армии.

«А что было 13 января у телебашни? Сейчас выясняется, что свои стреляли в своих», – прокомментировал итоги своего расследования российскому Пятому каналу Палецкис.
После чего политику были предъявлены обвинения в «Отрицании советской оккупации», а в 2012 году он был приговорен к штрафу в 10 тысяч 400 литов, став первым гражданином Литвы, осужденным по этой статье.



В 2018 году Альгирдас Палецкис был арестован по обвинению в шпионаже в пользу России и помещен в тюрьму. В заключении он пробыл 17 месяцев и две недели, или 528 дней, из которых 500 дней он провел в одиночной камере. Условия заключения серьезно подорвали здоровье узника, при росте 188 сантиметров он стал весить 57 килограммов. В апреле 2020 году мера пресечения Палецкису была заменена на домашний арест.

В июле 2021 Шауляйский районный суд признал Альгирдаса Палецкиса виновным в шпионаже в пользу России и приговорил к шести годам лишения свободы, адвокаты политика обжаловали приговор.

«Это месть за то, что я интересовался делом 13 января и дальше им интересуюсь,- написал Палецкис депутату Европарламента от «Русского союза Латвии» Татьяне Жданок. – И за мое общение с русскими. Всё. Если 13 января – табу, то пусть это объявят. Если русские – прокаженные, пусть тоже это объявят. Но я по профессии журналист и имею право проводить расследования любых тем. Встречаться со всеми, кому есть что сказать».

Алексей Шарипов во время пикета в защиту Палецкиса

П.Н.: Добрый день, насколько я понимаю, вы с Альгирдасом Пелецкисом находитесь в дружеских отношениях?

А.Ш.: Да, нашей дружбе уже больше двенадцати лет, познакомились мы благодаря общим политическим и общественным интересам, вначале была тема ветеранов Великой Отечественной войны, а потом борьба с общим нашим врагом – современным неонацизмом, который процветает и в Литве, и в Латвии. Ну и, конечно же, дальше пошла политическая такая борьба, и борьба за самого Альгирдаса. Потому что истории его взаимоотношений с литовской правоохранительной и судебной системами уже больше двенадцати лет.

Удивительно, что он – человек из элиты, известной семьи, занимавший видные посты в литовском государстве, мог бы встроиться в систему, и спокойненько себе жить, как многие и сделали, но он пошел ей наперекор и стал бороться за правду в отличие от большинства своих соплеменников….

Для меня это действительно парадокс, потому что он единственный в своем роде. Я хорошо знаю ситуацию в Эстонии, Латвии и Литве. Не секрет, что общество в балтийских странах разделено: оно делится на русских и на эстонцев, литовцев и латышей. И Альгирдас действительно был встроен в эту систему – был депутатом Сейма, вице-мэром Вильнюса, долгое время работал на дипломатической службе, то есть мог спокойно и комфортно существовать и дальше. Но, тем не менее, в 2011 году с ним происходит эта необыкновенная метаморфоза, когда он заявляет о том, что в 1991 году, в момент развала Советского Союза и восстановления литовской независимости, была вооруженная провокация со стороны литовских националистов. Говорит конкретно про тот эпизод, когда спецназ «Альфы» штурмовал вильнюсскую телебашню, и на который потом списали все жертвы, которые были тогда.

Я думаю, что на это он пошел неспроста – это влияние его деда, а он был коммунистом, одним из создателей Литовской ССР, председателем Верховного совета этой республики, руководителем Совета национальностей Верховного совета СССР. Мне кажется, кровь революционера, которая в нем бурлит, не дает ему жить спокойно. Он всегда задает вопросы и ищет ответы, даже если они будут крайне неудобными.

Среди этнических литовцев есть понимание его позиции и его поступков?

Я бы сказал, что не до конца. Особенно в том, что касается этой «священной коровы» – событий января 1991 года. И «восстановления независимости», как это называют литовцы. Не все литовцы, не все литовское общество готово признать, что ему пришлось пройти через провокацию, чтобы создать ситуацию невозможности дальнейшего нахождения в СССР.

Но почему за Палецкиса взялись спустя столько лет после событий 1991 года? Еще  за участие в тех событиях в 2019 году осудили бывших военнослужащих СА Юрия Меля и Геннадия Иванова, а также заочно маршала Советского Союза Дмитрия Язова. Я понимаю, почему идут политические репрессии в Эстонии и Латвии – там есть большие русские общины, которые пытаются отстаивать свои права, но в Литве русских очень мало.

Да, межэтнических проблем в Литве нет, литовцы пошли по мягкому варианту национализма в отличие от Латвии и Эстонии, и те русскоязычные, что проживали в этой республике, получили гражданство сразу.

Но любое государство опирается на определенный миф о своем создании, что особенно касается Литвы, Латвии и Эстонии. И последний миф литовского государства – это борьба за восстановление независимости.

Они говорят, что конкретная сила – Москва, мешала Литве выйти из состава Советского Союза, применила неадекватную силу, пролилась кровь, погибли люди, и благодаря их жертвам страна обрела долгожданную независимость. Вот на этом мифе основана литовская государственность. И поэтому любые попытки людей сказать, что все было не так, сразу же попадают под уголовное наказание. Так произошло с Альгирдасом.

И в лице Меля – человека, который выполнял свой воинский долг, они также создали образ врага. Литовское государство не может жить без этого образа, оно должно постоянно его форсировать, поливать эту грядку. Как только к старым врагам интерес проходит, ищут новых, и это будет продолжаться, потому что они не хотят гражданского мира и точек соприкосновения внутри страны. Те события, которые сейчас происходят в Литве (осуждение Палецкиса – ред.) – доказательство этому. Литовская власть всегда выступает максимально жестко по отношению к оппозиции.

Но, насколько я понимаю, речь идет именно об оппозиции национальному мифу о независимости? Потому как формальная политическая оппозиция в стране есть, но есть и некие пределы допустимого, за которые запрещено заходить.

Конечно, какие-то внешние аспекты демократии тут соблюдаются – ежегодная выборность, многопартийность. Но как только дело касается сакральных для литовского государства вещей, за эти красные линии никому не удается зайти. Поэтому в уголовном кодексе Литвы прописана ответственность за отрицание советской оккупации. И Альгирдас Палецкис стал первым человеком, который в 2011 году получил наказание за это.

Но вот мы совсем недавно радовались, когда его освободили, особенно после страшных голодовок, после которых он выглядел абсолютно изможденным. Почему, на ваш взгляд, они никак не отстанут от него?

Альгирдас Палецкис – знаковая фигура. Я знаю ситуацию в Литве, общаюсь с представителями белорусской и польской общин, и они говорили мне, что Палекиса вообще никто не имеет права трогать, это человек из такой семьи, ни в коем случае. А сейчас литовцы этим огромным сроком, совершенно неадекватным, говорят, что у нас нет неприкосновенных, тем более, что этот человек работает на злейшего врага Литовской республики – Российскую Федерацию.

Хотя если мы вернемся к его делу – а это огромное дело в шесть томов, то мы увидим, что оно основано на оговоре человека, который был задержан вместе с Альгирдасом, но тут же был отпущен, потому что дал признательные показания против него. То есть все обвинение основано на показаниях одного человека.

Это ужасно. То есть никаких подтвержденных фактов, никаких вещественных доказательств?

Я встречался с Альгирдасом, видел части этого уголовного дела, и там просто идет описание его жизни, обычной бытовой деятельности: пошел в магазин, купил такие-то вещи, пошел в кафе, посидел там, выпил кофе… Вот это вся его шпионская деятельность.

Ну, там хоть были какие-то факты, на основании которых построили обвинение: что-то кому-то передал, в интервью сказал что-то не то?

Нет, и от этого еще ужаснее. Ему вменяется в вину предполагаемый сбор неких фактов. При том, что Альгирдас по одной из своих профессий журналист. Вот мы с вами сейчас, предположу также занимаемся сбором неких фактов….

....продолжение на «ПолитНавигаторе»