Вслед за наделавшим много шума докладом Национальной разведки США о якобы имевшем место очередном вмешательстве России в заокеанские выборы-2020, американский президент Джо Байден по-хамски отозвался о российском лидере Владимире Путине и, по сути, в очередной раз пригрозил Москве расправой. Ранее о планах Вашингтона по началу полноценной кибервойны с Россией в виде атак на ее сетевые инфраструктуры во всеуслышание заявили американские СМИ.

При рассмотрении подоплеки произошедших на этой неделе событий неизбежно напрашивается вывод о том, что, несмотря на во многом внутренние причины антироссийского обострения в Вашингтоне, американский внешнеполитический истеблишмент ставит иррациональную ненависть к Путину и России выше собственно интересов США.

Напомним, что в минувший вторник, 16 марта, управление директора Национальной разведки (DNI) предприняло очередную попытку по возрождению уже изрядно дискредитировавшей себя кампании обвинений в адрес России, которая, по совокупному мнению американского разведывательного сообщества, мейнстримовых СМИ и членов Демократической партии, вмешивалась в ход американских выборов с целью «поддержать бывшего президента Трампа, причинить вред президенту Байдену и подорвать доверие к нашему избирательному процессу». Приведенная цитата принадлежит Адаму Шиффу, конгрессмену-демократу, председателю комитета по разведке Палаты представителей.

В частности, в отчете говорится о том, что, как и четыре года назад, Россия продолжила свои «операции влияния» на ход президентской кампании в США, правда авторы доклада утверждают, что Москва или какое-либо другое иностранное государство, упомянутое в тексте в качестве угрозы для американской безопасности, не стремились вмешаться в техническую сторону выборов и не предпринимали каких-либо киберопераций для получения доступа к «инфраструктуре голосования», в отличие от якобы имевшего места прямого вмешательства в 2016 году. Этот вывод подтверждает оценку высокопоставленного чиновника Министерства внутренней безопасности США Кристофера Кребса о том, что выборы 2020 года были «самыми безопасными в истории Америки». Данная оценка стоила Кребсу должности: он был уволен разгневанным (но не в адрес России) президентом Дональдом Трампом через несколько дней.

Вменяемые американские СМИ, оппозиционные господствующему лево-либеральному лагерю, отмечают, что нынешний доклад DNI вызывает даже меньше доверия, чем аналогичный отчет американской разведки 2017 года, которым демократы пользовались с целью дискредитации легитимности победы Трампа. Тогда доклад критиковали за то, что он был разработан небольшой, тщательно подобранной командой аналитиков, которые при подготовке материала о вмешательстве России не придерживались общепринятых стандартов работы и, более того, исключили из него ряд прямо противоположных мнений других спецслужб.

По мнению веб-ресурса The Federalist, вторничный доклад DNI нанесет «дополнительный ущерб репутации американских спецслужб в глазах Конгресса, американского народа и будущих политиков-республиканцев». По мнению авторов портала, доклад о вмешательстве России и ряда других стран в выборы 2020 года должен отвлечь внимание от специального отчета DNI от 6 января 2021 года, в котором были представлены «тревожные выводы о том, как искажается анализ иностранного вмешательства» в американские выборы самими спецслужбами США. В отчете указывалось, что аналитики разведки, занимающиеся слежкой за действиями Китая, не хотели сообщать о предполагаемом вмешательстве Пекина в президентскую кампанию — 2020 в силу несогласия с политикой Трампа в отношении Китая и нежелания того, чтобы их анализ использовался для ее продолжения и поддержки.

С нашей точки зрения, доклад о «вмешательстве» России создан прежде всего для борьбы с внутренним инакомыслием в США. В материале CNN от 17 марта говорится о том, что данные американской разведки «подчеркивают фундаментальную истину: самая серьезная угроза демократии США исходит изнутри». CNN уверен в своей оценке: сторонники Трампа и республиканцы в целом неоднократно намеренно или по заблуждению использовали российскую дезинформацию по поводу «украденных выборов» или несправедливости действующей американской избирательной системы, нанося тем самым гораздо больший вред США, чем это могла бы сделать Москва в самых своих смелых мечтах. Мы видим, как нарратив о «пятой колонне» внутри США постепенно выкристаллизовался в головах идеологов Демократической партии, стремящихся поскорее закрепить свою победу на президентских выборах и в Конгрессе. Ни о каком единстве внутри американского общества после этого говорить уже не приходится, но в глазах американских политиков виновата в этом, конечно же, будет Россия.

В среду (само интервью было записано во вторник вечером) в эфире телеканала ABC президент США Джо Байден на вопрос журналиста Джорджа Стефанополуса, является ли президент России Владимир Путин «убийцей», дал утвердительный ответ, заодно рассказав в другой части интервью, что когда-то назвал российского лидера в личном разговоре «бездушным», на что Путин ответил: «Мы друг друга поняли».

Несмотря на широкий резонанс по обе стороны океана, неожиданно резкие слова Байдена вызвали у американской прессы неоднозначные оценки. Fox News усомнился в правдивости разговора Байдена и Путина о душе российского лидера, учитывая склонность американца к небылицам, например, когда Байден утверждал, что его однажды «арестовали» в Южной Африке, в то время как он ехал навестить Нельсона Манделу, или то, как его вертолет якобы обстреляли во время посадки. Агентство Bloomberg прямо написало о том, что очередные грозные санкции, обещанные Байденом в телефонном разговоре с российском президентом в январе и о которых он снова упомянул в интервью ABC, скорее всего, окажут незначительное влияние на россиян. Ведущий юмористического шоу на CBS Стив Кольбер вообще сравнил слова Байдена с сюжетом одного из фильмов бондианы, заодно рассмешив американских телезрителей.

В четверг Владимир Путин прозрачно пожелал Джо Байдену здоровья «без иронии, без шуток». У многих наблюдателей интервью 78-летнего американского лидера вызвало вопросы о прогрессирующей деменции — кто в здравом уме будет называть «убийцей» лидера военной сверхдержавы, чьи сильные геополитические позиции в эпоху наступившего многополярного мира ни у кого не вызывают сомнений, за исключением, пожалуй, наиболее невменяемых адептов канувшей в лету доктрины о «незаменимости» Америки?

Проблемы со здоровьем у Байдена действительно есть, иначе бы не откладывалась несколько раз его первая в качестве президента и столь долгожданная большая пресс-конференция, которая, предположительно, состоится на следующей неделе. В случае если он по каким-то причинам не сможет выполнять президентские функции, согласно конституции страны его заменит вице-президент Камала Харрис, хотя внешнеполитический клинч в отношениях с Россией от этого, конечно, никуда не денется. Тем не менее во время интервью ABC Байден держался уверенно, местами даже артистично, что свидетельствует о том, что по крайней мере в тот момент он ясно понимал как смысл задаваемых вопросов, так и свои на них ответы.

По итогам интервью 46-го президента США можно сделать несколько выводов. Во-первых, о значительном снижении ценности слова в международной политике. Назвав российского президента бездушным убийцей, Байден, по сути, приравнял его к Хусейну, Каддафи, Асаду и другим политическим лидерам, по тем или иным причинам ставшим париями на Западе. Однако при этом американский президент заметил, что санкции санкциями, но только если они не противоречат национальным интересам США, т. е., как выразился Байден, можно «идти и жевать жвачку одновременно». По меткому наблюдению Федора Лукьянова, главного редактора журнала «Россия в глобальной политике», «нравы и обычаи дипломатии сближаются со стилем общения в социальных сетях, благо они стали с легкой руки Трампа главным даже не рупором, а источником и пространством политики».

С этим трудно не согласиться — сегодня, в отличие от прежних времен, политики зачастую не придают большого значения собственным словам, легко играя на повышение ставок в Большой дипломатической игре, и хорошо, если их необдуманные заявления скажутся только на тревожных газетных заголовках и курсах валют, а не в виде реальной эскалации конфликта двух ядерных держав.

Во-вторых, двойные стандарты американского подхода в отношениях с Россией. Примечательно, что Стефанополус не спросил Байдена, считает ли он убийцей наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бин Салмана, по чьему приказу был убит и расчленен оппозиционный арабский журналист, или лидеров дюжины других союзников США и государств-клиентов, разбросанных по всему миру. Интересно, что началось бы за океаном — в Конгрессе и прессе, — если бы российское издание предложило Владимиру Путину повесить ярлык «убийцы» на президента США, который, как считает издание WSWS.org, был бы обоснован, учитывая количество безвинных людей, погибших в разных странах в результате бессудных казней с применением американских беспилотников, бомбардировщиков и тайных военных спецопераций. Американский истеблишмент, скорее всего, хватил бы апоплексический удар, прокомментируй Владимир Путин действия заокеанской стороны в духе его коллеги из Вашингтона.

В-третьих, интервенционистское крыло американских политиков не может обходиться без образа врага. СССР был доминирующей угрозой национальной безопасности США в годы холодной войны, это оправдывало огромные бюджеты военного ведомства, спецслужб и связанных с ними оборонных подрядчиков. Сегодня холодная война Москвы и Вашингтона вновь на повестке дня, и, как отмечает американский политолог Даг Бэндоу, внутри американских элит есть общее мнение, что любой аргумент в пользу того, чтобы относиться к России с чем-либо, кроме постоянной враждебности, «не просто ошибочен, а извращен и гнусен, так что его не следует обсуждать в приличной компании».

Недавний пример — скандал в «Атлантическом совете» (структура НАТО, признанная нежелательной организацией Генпрокуратурой России). Два сотрудника совета, известные политологи-международники Эмма Эшфорд и Мэттью Берроуз, написали статью, в которой порассуждали о том, что США должны ставить на первое место собственные интересы и не обязательно в отношениях с Россией все сводить к пресловутым «правам человека», а, наоборот, «искать стимулы, которые могут побудить Москву предпринять шаги в соответствии с интересами США». В ответ они были подвергнуты обструкции в американской прессе, а также критике со стороны трех десятков своих коллег, подписавших специальное письмо, осуждающее этот выход за флажки традиционного взгляда на Россию. На словах американский истеблишмент заявляет о своей приверженности дискуссии, но на деле не желает, чтобы рядовые американцы знали, что существуют серьезные политические альтернативы постоянному вмешательству, санкциям и войне.

Российский ответ на резкие высказывания Байдена в виде отзыва посла в США Анатолия Антонова на консультации в Москву выглядит вполне естественным шагом. С одной стороны, это достаточно серьезное заявление о намерениях Кремля, с другой — свидетельство, что ситуация вряд ли выйдет за рамки контролируемого обмена враждебными колкостями, так как, если бы дипломатический кризис действительно находился в горячей фазе, Россия ни за что бы не отозвала своего представителя в Вашингтоне, как это, например, не было сделано во время Карибского кризиса.

Однако для поддержания стратегической стабильности Москве необходимо четко дать понять Вашингтону, что хамство — не лучший путь к диалогу в противоречивом и конфликтующем мире. Российский посол вернется к исполнению своих обязанностей через некоторое время, но в обстановке новой холодной войны конструктивно говорить с американской стороной становится практически невозможно.

EADaily