Какие силы стоят за появлением в Германии предвыборных плакатов с Восточной Пруссией в составе этой страны? Насколько популярны в Калининградской области идеи прусского сепаратизма? Сможет ли русский анклав выстоять, как осажденная крепость в случае осады?

Какие силы стоят за появлением в Германии предвыборных плакатов с Восточной Пруссией в составе этой страны? Насколько популярны в Калининградской области идеи прусского сепаратизма? Сможет ли русский анклав выстоять, как осажденная крепость в случае осады?

Об этом и о многом другом «ПолитНавигатору» рассказал, политолог, журналист, главный редактор калининградского издания RuBaltic.Ru Александр Носович.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, Facebook,  Одноклассниках, Вконтакте, канал YouTube, канал в Viber, Яндекс.Новости и Google Новости.

П.Н.: Недавно в Германии в преддверии выборов в Бундестаг появились плакаты якобы от крупнейших партий ХДС и ХСС, на которых Восточная Пруссия была указана как часть этой страны. На ваш взгляд, в связи с чем подобные реваншистские настроения в немецкой политике проявились именно сейчас?

А.Н.: У этого скандала была предыстория, за три  недели до появления этих карт министр иностранных дел России Сергей Лавров выступал в Калининграде в местном университете и сказал, что Россия внимательно отслеживает попытки насаждения в Калининградской области, как он выразился, «кенигсбергской идентичности». То есть непрекращающуюся  политику влияния на умы населения региона, распространения прогерманских настроений, попыток вернуть довоенную топонимику (у нас периодически случаются кампании по переименованию Калининграда в Кенигсберг, и за возвращение другим городам Калининградской области исторических названий). Лавров тогда заявил, что Россия не оставит это без внимания.

И вот через три недели появились эти плакаты. Как это можно объяснить? Я объясняю это, и это моя гипотеза, ничем не подтвержденная, тем, что Лавров послал в Берлин сигнал о том, что Россия готова к возрождению политического, культурного, широкого, в целом, диалога с Германией, как на экспертном уровне, так и на уровне неправительственных организаций. И она снова готова сделать площадкой для этого диалога Калининград, который с 1991 года и был такой площадкой по объективным историческим причинам, но при этом у Москвы есть красные линии, которые немцы, если они хотят с Россией общаться, хотят стратегического диалога, переступать не должны. Имелась в виду та самая кенигсбергизация и германизация.

У нас в свое время – лет шесть-семь назад, немецкие организации, которые были представлены в регионе, такими вещами баловались. В 2016 году с ними началась системная работа, их выдавили из страны, или, во всяком случае, из региона, объявили иностранными агентами. Поэтому, соответственно, если немцы хотят в том или ином виде присутствовать в Калининградской области, то они должны понимать, что есть правила, которые необходимо соблюдать, иначе их оттуда выкинут моментально. И вышеупомянутые плакаты я расцениваю, как ответ, реакцию на слова Лаврова.

Кто за ними может стоять? Я думаю, что атлантистские политические силы, которые как раз не заинтересованы в диалоге «Россия – Германия», «Россия – Западная Европа». То есть они совершили такую провокацию очевидную, адресатом которой является Москва, при этом выставив правящий блок ХДС-ХСС носителем реваншистских настроений. Понятное дело, что ХДС-ХСС спустя несколько часов опроверг свою причастность к этим плакатам, но как говорится в том анекдоте «ложечки нашлись, а осадок остался».

Русским в наследство от советской эпохи досталась порушенная национальная идентичность, потому и в Калининградской области есть этнические русские, которые пытаются себя пруссаками представить, и в прусский сепаратизм поиграться. Насколько в регионе сильны подобные настроения?

Если говорить о Калининградской области, то это незначительная доля населения, и о ней вообще нельзя серьезно говорить в рамках социологии, тем более, политической социологии. В абсолютных цифрах это сотни, в крайнем случае, тысячи жителей, в основном некоренных калининградцев, а приехавших в регион в первом поколении из, как у нас говорят, из Большой России, – носители либеральных взглядов, люди творческих профессий, креативный класс. Эти люди активничают в основном в интернете, называют себя не русскими, а Ostpreußen, пишут в своих аккаунтах, что живут  Кенигсберге, что их регион – Восточная Пруссия, в известном смысле они – городские сумасшедшие, довольно маргинализированные.

Абсолютное большинство жителей региона их отторгает категорически, все-таки Калининградская область – это трофейный регион, полученный нами в результате Великой Отечественной войны, которая поле победы заселялся в основном погорельцами, выходцами из российских и белорусских областей, которые были уничтожены войной, здесь потомки ветеранов, и понятно, что это регион с исключительно русской идентичностью.

Но это не значит, что довоенное наследие региона этим населением отторгается. Ни в коем случае, в силу того, что здесь проживают люди русской культуры, они активно интересуются прошлым – немецким, и донемецким – балтским. Все знают, как до войны назывались здешние населенные пункты, фотографии старые собирают и тому подобное, но только единицам, и зачастую неместным, приходит в голову политизировать эти вещи. Одно дело собирать фотографии старого Кенигсберга, и совсем другое предлагать переименовать Калининград в Кенгисберг и передать его Германии. Таких сумасшедших у нас единицы.

На прошлогодних учениях НАТО Defender Europe 2020 был отработан сценарий захвата Калининградской области, а в марте этого года стратегические ракетоносцы США сымитировали атаку на регион. Ощущают ли жители региона это милитаристское давление со стороны Запада в повседневной жизни? Влияет ли оно на них?

Чувствуется, конечно, но за тридцать лет к нему уже все привыкли. Мы всегда были приграничной милитаризированной территорией, даже в Советском Союзе. При том, что хотя мы и граничили с союзной нам тогда Польской Народной Республикой, все же здесь была граница Советского союза, и Калининградская область была сильно военизирована и во время холодной войны рассматривалась, как ключевой элемент обороны в случае военного столкновения со странами НАТО.

В этом отношении после окончания Холодной войны, после распада СССР за несколько десятилетий все вернулось на круги своя. То есть в начале 90-х годов у нас прошла массовая демилитаризация, были выведены многие военные части, арсеналы военной техники, и, в принципе, российское руководство и население Калининградской области были готовы развивать область, как регион сотрудничества с Европой, площадку, на которой встречаются Россия и Запад, для диалога с Германией, Польшей, Литвой, сотрудничества и в экономическом отношении. У нас тут было много совместных предприятий, общеевропейские университеты, студенческие обмены и все такое прочее. Но после того, как Польща, а затем и Литва вошли в НАТО, и в нарушение договоренностей между Североатлантическим альянсом и Россией началась милитаризация этих стран, подобные идеи начали сворачивать.

Об этом очень хорошо высказался один мой знакомый экономист, он говорил, что в начале 90-х в одной из центральных газет («Независимой  газете», если я не ошибаюсь), была статья про Калиниградскую область под заголовком «От непотопляемого авианосца к острову дружбы». А теперь этот экономист говорит, что эту статью нужно продолжить под заголовком «От непотопляемого авианосца к острову дружбы и обратно к непотопляемому авианосцу».

У нас так все и происходит: чем больше разгонятся русофобия на Западе, чем сильнее внедряется идея сдерживания России, противостояния России, чем больше вбрасываются идеи об атаке на Калининградскую область (те факты, которые вы привели – единицы из множества подобных, причем проекты, высказывания создавались и делались на официальном уровне ЕС, США, Пентагона, а не каких-нибудь блогеров или журналистов, и про Калининградскую область, например, говорили, как о «кинжале в сердце Европы»), тем понятнее и адекватнее реакция России.

И мы на это можем реагировать только единственно возможным образом: увеличивать военное присутствие, и всячески выстраивать систему нашей стратегической защищенности от наших дорогих соседей.

Читайте окончание на "ПолитНавигаторе"....