С белорусским президентом российский лидер в последние месяцы общается часто и подолгу. Только в нынешнем году Путин и Лукашенко встречались трижды — в феврале в Сочи, в апреле в Москве и в мае — снова в Сочи. Уже этой динамике понятно, что в российско-белорусских отношениях происходит что-то очень важное, однако посвященных в это очень немного. Пресс-конференций после встреч президенты не устраивают, а пресс-службы выдают четко отмеренные крохи информации.

Так произошло и вчера. Этот визит вообще был внезапным. Еще в апреле, во время кремлевской встречи, президенты договорились увидеться в следующий раз летом во время Форума регионов. Однако 9 мая главы государств созвонились и договорились о досрочной встрече. Пяти часов в пятницу оказалось мало, и общение продолжилось уже в субботу, в том числе в совсем уж уединенном формате «рабочего плавания».

Путин и Лукашенко.

Путин и Лукашенко.

И по итогам этого марафона пресс-служба Лукашенко сообщила лишь о достигнутой договоренности о выделении очередного транша российского кредита и поддержке попавшей под евросанкции авиакомпании «Белавиа», которая получила дополнительные рейсы в Россию.

Для двухдневного визита с довольно плотной программой этого очень мало. Это означает, что, либо визит провалился, либо мы увидели лишь верхушку айсберга, которую нам захотели показать. Второе вернее, особенно, если учесть, что пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков назвал встречу насыщенной, содержательной и конструктивной.

Каждый раз, когда встречаются Путин и Лукашенко, в инсайдах, версиях и слухах недостатка не бывает. Причем, сколько экспертов — столько и мнений. Но в этот раз картина была другой. Не большинство, но многие из комментаторов, причем самых разных взглядов заговорили о том, что в Сочи мог обсуждаться уход Лукашенко под гарантии и на условиях Москвы.

После выборов 2020 года отношения Лукашенко с Западом и так были очень напряженными, но инцидент с принудительной посадкой самолета Ryanair в Минске обострил их до предела. Лично я сначала думал, что это провокация западных спецслужб, в которой бывшему «азовцу» Протасевичу была назначена роль наживки. В конце концов, сценарий авантюры СБУ с «вагнеровцами» до боли напоминал произошедшее. Последующие события показали, что тут, скорее всего, перестаралась белорусская сторона, но сомнения все равно остаются. Слишком несопоставима фигура уже отошедшего от основных дел экс-редактора «Nexta» и наступившие, вполне прогнозируемые, последствия для Белоруссии.

Посадка самолета и последующая посадка Протасевича мгновенно дали старт новой кампании давления на Белоруссию. Страна оказалась в воздушной блокаде со стороны Евросоюза, сразу же закрывшего свое воздушное пространство для белорусских самолетов и прекратившего свои авиарейсы. Из самого Протасевича раздувают фигуру глобальных масштабов. Если не «белорусского Флойда», так уж точно «белорусского Манделу». Европейские санкции, до сих пор, скорее, символические, и принимаемые небольшими пакетами, теперь могут стать реально опасными. Под прицел могут попасть промышленные гиганты вроде «Беларуськалия», дающего приличную часть валютной выручки в белорусский бюджет и являющегося градообразующим для зажиточного стотысячного Солигорска. Бьют по всем направлениям. Даже Nexta активизировался, выпустив вторую серию «Золотого дна», посвященную болезненной для России теме белорусской контрабанды.

Если бы инцидента с самолетом не было — западным «партнерам» пришлось бы его придумывать. Слишком вовремя и к месту он случился. Причем обе стороны апеллируют к России. Лукашенко хочет, чтобы «старший брат» его в очередной раз прикрыл, втянувшись в новый конфликт с Западом, а Запад намекает на новые антироссийские санкции за поддержку Лукашенко . . .

. . .
Минск, Артем Агафонов.
Далее на ПолитНавигаторе . . .