"Русские" и "русские украинцы" на Украине


Путин Слил Все Пропало, 4.06.2016 11:43   –   putin-slil.livejournal.com  


Интересная статья Олега Неменского ”Эволюция русской и украинской идентичности на Украине после Евромайдана”.

Немного цитат:

==

Сама по себе легализация русскоязычного украинства – прекрасное доказательство того, что за украинской идентичностью стоит именно идеология, а не этничность, не национальность. Русскоязычное украинство вполне естественно – ведь украинство это в своих корнях на самом деле является русским западничеством. Оно основано на тесно с ним связанной традиции русской русофобии, разве что развитой до форм «местной» националистической идеологии. Но национализмом в собственном смысле слова оно не является, лишь использует националистическую форму.

Русская идентичность присутствует в украинстве как своей анти-образ. Примечательна в этом плане кричалка «хто не скаче – той москаль!». Она как раз работает с украинской идентичностью, показывая, что любому из стоящих на площади, чтобы не быть москалём, надо предпринимать какие-то нарочитые действия. Это требование превозмочь свою природную русскость, что может быть достигнуто лишь только через особые – и можно сказать противоестественные – усилия. Если не начал прыгать на месте – остался москалём. Украинская идентичность обнаруживает себя именно в сознательных действиях по её утверждению, но она не природна, не дана сама по себе. Это выбор, который требует своего утверждения и постоянной демонстрации.

Нередко приходится встречаться с утверждением, что украинство советского образца было принципиально другим, чем-то противоположным бандеровскому. Нет. В советских учебниках повстанческой героики было никак не меньше, чем в текстах идеологов из межвоенной Галичины. Главный нерв советской историографии – борьба угнетённых масс с эксплуататорами. А тут целый народ – угнетённые массы! Классовая борьба на украинском материале оказалась полностью тождественной «национально-освободительной борьбе украинского народа». Разве что прибавлялось дополнительное объяснение её затяжному характеру, ведь простые народные массы и в других странах столетиями боролись за своё освобождение, пока не пришла пора социалистических революций. Надо отметить, что именно советская школа – главный инструмент украинизации, сумевший за несколько десятков лет создать и утвердить массовое украинское самосознание.

Украинская нация в её современном виде создана советской системой образования. И это нация с классовым самосознанием. «Справедливая» классовая ненависть для неё полностью совпадает с национальной, ведь ненависть к москалям или полякам – это не шовинизм какой, а законная ненависть к угнетателям – священное и благородное чувство, которого не надо стесняться.

Очень важен здесь образ «майдана». Майдан в местной традиции – это сельская площадь, широкий пустырь между домами, на котором протекает большая часть деревенской общественной жизни. Он нередко переходит в поле, часть его могут занимать огороды. Надеть вышиванку и устроить из городской площади майдан – это уже освобождение, символическое завоевание города деревней, то есть утверждение украинского начала в инокультурной «имперской» среде. Так, участники Евромайдана даже постарались развести на Площади Независимости грядки и привезли свиней – не для того, разумеется, чтобы себя прокормить. Эти свиньи были символом освобождения. Единение народа на майдане – главная движущая сила истории, способ самоосуществления украинской нации.

Украинцы демонстрируют готовность мириться со сколь угодно плохим уровнем жизни, ведь в борьбе за свободу не до комфорта. Главное – движение к свободе. Когда эта цель будет наконец достигнута, и многовековая история унижений закончится, всё будет «как в Швейцарии», и все нынешние проблемы сгинут вместе с врагами «як роса на сонці». А там и государства будут уже не нужны, ведь будет единая Европа, мир гармонии и благоденствия.

Само национальное государство видится в украинстве лишь как способ освобождения. Возможно, этим можно объяснить и неуспехи в развитии постсоветской Украины. Украинский национализм не предполагает позитивного созидания своей государственности, она видится лишь как инструмент освободительной борьбы.

Ценность государства видится главным образом в освобождении и защите от «агрессора», и именно это от государственной машины в первую очередь и требуется. А условия жизни – тема второплановая. Да, экономика обрушена, но зато она стала меньше зависеть от России! Да, потерян Крым, но зато из государства вычеркнуты эти заядлые противники украинской свободы! Да, идёт война, но ведь это «война с Россией» – значит, украинский народ становится свободнее! В Росси кризис – значит Евромайдан был не зря!

Есть старая шутка о борьбе за мир до последнего патрона: «войны не будет, но будет такая борьба за мир, что камня на камне не останется». Так вот в случае с Украиной она вполне реалистична, только вместо «мира» здесь «освобождение». Его достижение столь же призрачно, как и классовая борьба за «свободный труд без эксплуатации человека человеком», и если спросить сознательного украинца, как он представляет себе действительно свободную Украину, то он так или иначе нарисует мир «вообще без москалей», и сам же признается, что это вряд ли возможно. Но борьба за такой мир ему видится смыслом национального существования. Такова его идеология, и таково его воспитание уже в нескольких поколениях. Так что не стоит ожидать массового разочарования в Евромайдане. Для идейного украинца он священен независимо от последствий.

==

Ну и вот этот важный момент для понимания происходящего сейчас:

==

При этом украинское самосознание, имея антигосударственный идейный вектор, поддерживается и направляется огромной государственной машиной. Русское самосознание в этих условиях оказывается в особенно сложной ситуации. Русским свойственно государственничество – эта единственная реальная форма русского коллективизма. Не имея на самом деле своего государства, русские тем не менее привыкли ориентироваться на взаимодействие с государственной властью, искать у неё защиты и считать своим долгом её защиту.

Это является одной из важнейших причин тяжёлого положения русского населения Украины. С одной стороны, ему трудно выступать с антигосударственными лозунгами, переходить к позиции нелояльности в отношении Украины. С другой стороны, в своих мыслях об освобождении оно все надежды связывает с Россией, которая так же никаких обязательств по опёке и защите интересов русских Украины на себя не берёт. Вообще, русское движение Украины всегда проигрывает из-за своей ориентации на Россию и восприятия России как русского государства. На деле Москва весь постсоветский период всячески поддерживала Украину.

Однако постепенно вновь формируется русское (русскоязычное) самосознание, и наступает понимание глубокой враждебности его носителям украинской государственности. На этом фоне соцопросы фиксируют также и тяжёлое разочарование Россией. Первое способствует тому, что русская идентичность здесь возрождается в качестве ответа на украинский вызов, то есть именно как анти-украинская. Второе – разочарование в надеждах на Россию – побуждает искать силы в местных ресурсах и ориентироваться на региональное самосознание, которое формируется одновременно и как русское, и как местное.

==

Кстати, всё вышеизложенное отлично ложится в идеологию украинства, сформулированную одним из его главных идеологов Донцовым.

От себя добавлю, что нынешняя злость и даже ненависть “русских украинцев” (то есть тех, кто сам считает себя русским, но при этом хочет продолжать строить “свою Украину”) к России и русским связаны с их внутренним (не внешним, нет!) отрывом своей ощущаемой “русскости” от России. Отсюда, кстати, и пренебрежительно-уничижительные термины, постоянно употребляемые ими в отношении России и русских России (эрэфия, эрэфяне и т.п.), а также постоянные попытки погрузиться (погрузить себя) в какой-нибудь “альтернативный мирок” (моя родина СССР, РФ - это не Россия и т.п.), в котором Россия если и не плохая (хотя у многих очень даже плохая), то хотя бы не такая идеальная, какой они себе её видят. Это же, кстати, свидетельствует о подсознательной попытке вернуться назад, в УССР/СССР, когда Россия вроде и рядом, но Украина - не Россия. Ну, то есть, они просто боятся Россию, какая она есть сейчас. Замечено также, что как только происходит переход между “Украиной - не Россией” к просто России, весь этот диссонанс исчезает, как морок, а “русский украинец” становится просто русским.

PS Что касается описанного автором “регионального самосознания”, то оно не может быть целью, это лишь средство для перехода от “русского украинца” к “русскому”, то есть, возвращения домой.

Let’s block ads! (Why?)

Сегодня в СМИ