25-го мая в городе Миннеаполис (Миннесота, США) темнокожий 46-ти летний больной коронавирусом Джордж Флойд в состоянии фентанило-метамфетаминовой интоксикации, покупая сигареты, попытался расплатиться поддельной $20 купюрой, за что был задержан и вскоре убит белым полицейским. Это было зафиксировано камерами телефонов случайных прохожих и стало поводом для массовых беспорядков по всей территории США под эгидой BlackLivesMatter движения и с лозунгом “I can’t breathe” (я не могу дышать). Давайте разберемся, почему и зачем это произошло.

gazeta.ru
gazeta.ru

Во-первых, согласно статистике каждый день в США полицейские убивают примерно трех человек, среди которых около 70% темнокожих. Сложно поверить, что только Флойду повезло попасть в объективы “случайных” прохожих, и только он перед смертью успел сообщить, что “не может дышать” (хотя, случай, конечно, весьма показательный).

Во-вторых, согласно статистике и полицейские убивают каждый год все меньше, и темнокожие американцы оказываются их жертвами все реже, а по мнению Wall Street Journal так и вовсе “расизм в полиции — это миф.”

В-третьих, согласно статистике расизма в США с каждым годом становится все меньше: если в 1950-м году лишь 5% белых одобряли браки с темнокожими, то в 2013-м году более 85% не имели ничего против них. На этом фоне весьма странным кажется, например, заявление представителя МИД РФ Марии Захаровой о том, что “проблема расизма в США предстала в полный рост”. Очевидно, что кому-то хочется, чтобы она “предстала”, в то время, как та вполне планомерно исчезает.

Таким образом, очевидно, что проблема насилия на почве расизма не имеет в американском обществе системного и общенационального характера. Однако, ее преподносят именно как трагедию мирового коронавирусного масштаба, собирая под ее чернобелые знамена десятки тысяч как черных так и белых. Для чего это делается и кто от этого выигрывает?

Не боясь повториться снова, предлагаю задуматься о конфликте гораздо более фундаментальном и глубоком, чем расовый: конфликте классовом. Капитализм, несмотря на высокий уровень жизни в большинстве стран Европы и Северной Америки, никогда не терял своей рабовладельческой сущности, унаследованной от более ранних форм социального устройста. Напряженность вызывает даже не пресловутый постоянно растущий разрыв между уровнем жизни богатых и бедных, а разрыв между философиями хозяев и рабов: большинство трудится, чтобы выжить, а меньшинство владеет и наслаждается жизнью, трудиться вовсе не умея.

Мирного выхода из этого конфликта нет, и быть не может. За многие сотни лет, от Спартака до Мао Цзедуна, человечество смогло найти только одно решение: революция, за которой неизбежно следуют репрессии, гражданская война, диктатура и … возврат на прежние позиции.

Проблемой недопущения нового восстания “голодных и рабов” озабочены “владельцы заводов, газет, пароходов”. Озабочены куда более, чем проблемой перенаселения, изменением климата, голодом и эпидемиями. И дело даже не в Китайской Народной Республике, которая со своей модифицированной, но все же коммунистической, идеологией, набирая экономическую мощь, становится вполне реальной угрозой мировому капиталистическому порядку. Дело в основном противоречии капитализма по Марксу, которое никуда не исчезает, сколько рабов ни корми новыми айфонами и низкопроцентными ипотеками.

Создание отвлекающих конфликтов — отличный способ маскировки конфликта главного: отныне не капитализм является причиной гнетущей и нарастающей безысходности жизни среднего класса на западе, а расизм, сексизм, антисемитизм, маскулизм, феминизм, загрязнение окружающей среды, домашнее насилие (нужное подчеркнуть). На борьбу с этими социальными недугами брошены все силы, а победить их, само собой, невозможно. Борьба может и должна продолжаться вечно, создавая в обществе ощущение революционной напряженности, демонстрируя разбитые витрины и эмоционально удовлетворяя тех, кто был бы не против, имея лидеров, подняться против угнетателей. Возможность подняться предоставлена, но не против угнетателей, а против мифических расистов, которых никто не видел, но ненавидеть их все считают своим долгом.

Беспорядки, если и вспыхнули спонтанно после смерти несчастного наркомана Флойда, распространились по Америке и Европе не сами по себе. И не вредят они Трампу, как думают некоторые. Напротив. Они выгодны и Трампу, и Хиллари, и консерваторам, и демократам, и всем остальным холуям мирового капитала, который эти беспорядки и спонсирует. А мы, мало понимая, что происходит, выходим на улицы и требуем остановить расизм.

Расизма нет. Есть капитализм. Но требовать остановить его нам мешают наши ограниченность и недальновидность. А жаль.

Егор Бугаенко