Доля солнечной и ветряной генерации в энергобалансе России невелика и останется таковой в дальнейшем. Об этом заявил директор департамента государственного регулирования тарифов и инфраструктурных реформ МЭР Дмитрий Вахруков на онлайн-конференции "Развитие сектора ВИЭ в России". К 2035 году ВИЭ будут вырабатывать 25 млрд КВт/часов, а уже сейчас те отечественные предприятия, которые могут столкнуться с углеродными ограничениями в Европе, потребляют примерно 145 млрд КВт/часов.

Отказ от углеводородов во многих странах и введение трансграничного углеродного сбора в Европе уже в самое ближайшее время может негативно сказаться на наполнении бюджета. Об этом сказал первый зампред комитета Госдумы по энергетике Валерий Селезнев. По его мнению, это сократит доходы казны от экспорта нефти, газа и нефтепродуктов, вынудив за счет бюджета стимулировать их внутреннее потребление, а также снизит конкурентоспособность российских товаров с высоким углеродным следом, которую можно будет поддержать только за счет субсидий государства. Поэтому уже сейчас нужно говорить о расширении доли ВИЭ в энергобалансе страны, развивая солнечную, ветряную и гидроэнергетику, считает Селезнев.

Говоря о высокой стоимости генерации ВИЭ, он предложил сравнить стоимость любой электроэнергии на традиционных источниках, очищенных от углеродного следа и "зеленой" генерации, а уже исходя из этого, выбирать приоритеты развития.

По словам Вахрукова, расходы на это даже предположить тяжело, но это точно триллионы рублей. Увеличение доли ВИЭ требуют глобальной перестройки сетевой инфраструктуры, системы накопителей и прочего.

Из этого следует два ограничения для ВИЭ в нашей стране. Во-первых, даже к 2035 году они не окажут серьезного влияния на "озеленение" экономики России, поскольку их доля в энергобалансе останется совсем небольшой. Второе ограничение связано с сохраняющейся достаточно большой нагрузкой на потребителя, в результате работы программы поддержки ВИЭ. За 20 лет до 2035 года она составит 1,6 трлн рублей. Причем заплатят все потребители, а не только те, кому нужна "зеленая" электроэнергия для снижения углеродного следа своей продукции.

Нужно определиться, что такое ВИЭ - развитие энергетики или промышленности, считает Вахруков. По его мнению, в силу двух названных ограничений ВИЭ имеет к энергетике и "озеленению" экономики нашей страны весьма опосредованное отношение. По расчетам МЭР, если заменить все старые мощности ТЭС современными газовыми турбинами, снижение выбросов CO2 составит 110 млн тонн в год. А при тех же затратах на поддержку проектов ВИЭ снижение выбросов CO2 будет всего 2,5 млн тонн в год. Поэтому ВИЭ более важны для промышленности, и для стимулирования их развития должны по максимуму использоваться инструменты, которые сейчас используются в этой сфере экономики.

"Это могут быть специальные инвестиционные контракты (СПИК) или снижение процентных ставок. Также необходимо определиться с механизмом действия "зеленых" сертификатов. Нам кажется, что он должен стать одним из важных элементов программы поддержки с учетом того, что спрос на чистую энергетику у нас довольно высокий", - добавил Вахруков.

Россикйская газета