Две новости на прошедшей неделе оказались по соседству. 1. Госдеп внес Россию в черный список нарушителей религиозной свободы. 2. В США пожилая флористка, Баронелла Штуцман, была вынуждена выплатить пять тысяч долларов и оставить свое занятие из-за того, что отказалась по религиозным мотивам обслуживать однополую «свадьбу».

Ежегодный доклад Госдепа США включил Россию в черный список стран, систематически нарушающих свободу совести. Как говорится в коммюнике, опубликованном в среду на сайте Госдепа от имени госсекретаря США Энтони Блинкена: «Я выделяю Мьянму, КНР, Эритрею, Иран, КНДР, Пакистан, Россию, Саудовскую Аравию, Таджикистан и Туркменистан как страны, вызывающие особое беспокойство в связи с тем, что они допускали систематические, продолжающиеся и вопиющие нарушения свободы вероисповедания»

Утверждение, что в России дело со свободой вероисповедания обстоит так же, как в Пакистане или Саудовской Аравии, конечно, выдает глубину анализа, проведенного сотрудниками Государственного департамента. Но не будем придираться, надзирать за всем миром – нелегкое дело. Но сам доклад на фоне дела Баронеллы Штуцман производит впечатление того, что люди не поспевают за серьезными переменами, происшедшими в западном мире. И Госдеп США, и его критики у нас, похоже, упускают из вида факт, который за последнее десятилетие стал очевидным – США больше не являются страной религиозной свободы.

Произошла своего рода ползучая революция, в ходе которой право, которое было фундаментальным для самой американской идентичности, право верить в Бога и поступать по своей вере, было объявлено намного менее важным, чем «борьба с дискриминацией». Причем «дискриминацией» активисты могли объявить все, что угодно, а законодатели и судьи следовали их воле. «Земля свободных и дом отважных», как характеризует США гимн этой страны, больше не свободна, а отважные, хотя и есть, едва ли способны остановить процесс превращения США во что-то принципиально отличное от той Америки, которую они знали раньше.

В основании того образа США, который определял самосознание самих американцев и транслировался на весь мир, лежала история основания – упрощенная, как и все национальные мифы, но величественная и вдохновляющая. Люди из Старого Света, где короли и императоры предписывали им, как жить и во что верить, отправлялись в отчаянно рискованное путешествие через океан, чтобы быть свободными – верить и поступать так, как им предписывает религиозная совесть. Люди видели себя героями библейского Исхода и верили, что сам Бог ведет их из-под власти европейских фараонов в Землю Обетованную, где им надлежит воздвигнуть сияющий Град на холме.

Фото: Послезавтра,20th Century Fox Film Corporation

Конечно, воздвигли они не сияющий Град, а просто еще одну из стран этого падшего мира – но многим американцы могли обоснованно гордиться. В советские годы коротковолновые радиостанции говорили о США как о стране свободы. В частности, религиозной, где люди могли следовать своим убеждениям, проповедовать слово Божие, возводить какие угодно храмы – и все это при самом благожелательном отношении государства. В СССР дело обстояло совсем иначе. Хотя формально свобода вероисповедания была записана в Конституции, власти делали все — от яростной атеистической пропаганды до прямых преследований — чтобы отвратить граждан от веры в Бога. «Голос Америки**» не упускал случая на это указать.

В те годы невозможно было представить, что американское государство будет принуждать верующего человека поступать против его религиозной совести и участвовать в мероприятии, которое с библейской точки зрения является очевидно безнравственным и греховным. Это показалось бы фантастической антиутопией – как и многое из того, что происходит в нынешних США. Дело Баронеллы Штуцман типично – еще в 2013 году к ней обратились двое мужчин, Роберт Ингерсолл и Курт Фрид, чтобы заказать букеты для их «однополой свадьбы». Баронелла, будучи баптисткой, ответила, что продает цветы кому угодно, не задавая вопросов о личной жизни – но вот какая-либо вовлеченность в однополую «свадьбу» противоречит ее убеждениям.

Роберт и Курт заказали цветы у другого флориста, однако не успокоились, подали на пожилую женщину в суд и таскали ее по судам все эти годы, пытаясь пустить по миру. Дело обычное – столкнувшись с отказом мелких предпринимателей принимать участие в различных ЛГБТ-мероприятиях (именно принимать участие в мероприятиях, а не обслуживать конкретных лиц), активисты вместо того, чтобы обратиться за той же услугой в соседнюю дверь, прилагали огромные усилия, чтобы их разорить. Иногда успешно, иногда – нет. Но в любом случае речь шла о годах судебных разбирательств. Баронелла Штуцман, несмотря на поддержку единоверцев (и американских консерваторов вообще), все суды проиграла – включая обращение к Верховному суду США. Ей пришлось подписать соглашение с Робертом и Куртом, по которому она выплатит им пять тысяч долларов. Штуцман, которой 77 лет, приняла решение передать свой бизнес кому-то другому.

Конечно, ситуация, когда двое мужчин средних лет годами преследуют пожилую женщину, и никто им не скажет из их среды: да бросьте, ребята, что вы до старушки докопались – определенным образом характеризует соответствующую субкультуру. Но это характеризует и состояние дел в США в целом. Если суд преследует людей за отказ принимать участие в мероприятиях, противных их религиозной совести, это означает, что со свободой вероисповедания в стране очень серьезные проблемы. Причем речь идет не о странных культах с неожиданными запретами, а о традиционных для США протестантах.

Увы, но США больше не являются страной религиозной свободы. И мы, в России, могли бы на это указать. Патриарх Кирилл в недавнем интервью назвал Россию «действительно свободной страной». Это вызывало кривые ухмылки, но это действительно так. У нас дело Баронеллы Штуцман трудно себе вообразить – как и многое другое. Ирония истории, которую отмечают некоторые американские наблюдатели, состоит в том, что США и Россия меняются местами – и Россия превращается в оплот здравого консерватизма и христианской свободы.

Это могло бы быть источником нашей «мягкой силы» и создавать возможности для диалога с теми кругами на самом Западе, которые удручены таким развитием событий. Беда в том, что некоторые вещи в самой России очень сильно портят ее образ, как страны религиозной свободы. Это прежде всего жестокие гонения на «Свидетелей Иеговы*» – культ, конечно, весьма неприятный, но сажать людей в тюрьму за чисто религиозную активность (чтение религиозной литературы, пение гимнов и т. д.) – это явное и грубое нарушение свободы вероисповедания.

Отношения государства с протестантскими общинами тоже носят иногда сложный характер – возможно, из-за того, что их склонны воспринимать как «агентов влияния» Запада. Это анахронизм – политические элиты Запада уже давно не христианские. Христиане западных исповеданий – это скорее наши агенты влияния на Западе, чем западные агенты влияния у нас.

Эту изменившуюся ситуацию стоит отметить – и принять религиозную свободу как одну из наших скреп. Тогда Россия сможет сама выпускать доклады о соблюдении права на свободу вероисповедания в США и указывать на то, что там эта свобода явным образом нарушается.

* Организация (организации) ликвидированы или их деятельность запрещена в РФ

** СМИ, включенное в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента

Взгляд