На этой неделе начальник американской разведки оказался в тени главного американского военного. Но так ведь и полагается по законам жанра. Спецслужбы должны быть невидимы, а военные - находиться на передовой, пусть и медийной

Однако все же на этот раз оба выступали в не совсем типичном для себя амплуа: глава ЦРУ Уильям Бернс посетил Москву во главе политической делегации, а председатель Объединенного комитета начальников штабов Марк Милли произнес на вашингтонском Аспенском форуме по вопросам безопасности речь с геополитическими выводами.

Московские Бернса проходили за плотно закрытыми дверьми, а речь Милли разобрали на цитаты. Главная из которых - началась эпоха трехполярного мира. США вступают в конфигурацию «трехполярной войны», в которой им придется противостоять не только России, как во времена холодной войны, но и Китаю, заявил Милли.

Да, генерал говорил в первую очередь о масштабных переменах в гонке вооружений, упирая на огромные успехи Китая и предрекая, что если «мы сами не проведем фундаментальных изменений в ближайшие десять-двадцать лет, то окажемся слабой стороной конфликта». Но выводы при этом делал геополитические:

«Они (Китай) явно бросают нам вызов на региональном уровне. И они стремятся к тому, чтобы бросить вызов Соединенным Штатам на мировом уровне»

Каким же образом Китай собирается бросить вызов Штатам на мировом уровне в военном плане? Обложить США цепью военных баз - вроде той, что американцы создали вокруг Китая? Хочет построить базы в Канаде и Мексике? Заключить военный союз с Францией? Нет? Оказывается, Милли говорил не о военной угрозе, а о геополитической.

«У них есть китайская мечта, они хотят бросить вызов так называемому либеральному порядку, основанному на правилах, который появился в 1945 году после Второй мировой войны. Они хотят пересмотреть его. Так что у нас есть страна, которая становится чрезвычайно могущественной и хочет пересмотреть международный порядок в свою пользу. Это будет реальным вызовом в ближайшие десять-двадцать лет, очень важным»

То есть Милли говорит не о военной угрозе национальным интересам США, а о геополитической угрозе созданному англосаксами мировому порядку, угрозе их плану глобализации и глобального господства. Тот, кто не согласен с тем, что атлантисты имеют право на гегемонию, - враг и угроза для США. Россию и Китай в Штатах называют ревизионистскими державами - то есть странами, которые хотят пересмотреть существующий миропорядок. Но разве Москва и Пекин давали согласие на однополярный мир, недостроенный проект которого и отстаивают атлантисты? Разве у них нет права и обязанности отстаивать свое видение мироустройства? Причем делать это вместе, а не поодиночке?  

Поэтому самое интересное в заявлении Милли о трехполярном мире это не то, что он признал Россию великой военной державой - нам от этого ни горячо ни холодно, - а то, что он в принципе вбросил концепцию трехполярной войны, трех центров силы. Причем предупредив, что «мы вступаем в мир, который потенциально гораздо более стратегически нестабилен, чем в последние 40-70 лет», — то есть трехполярный мир опаснее двухполярного.

Зачем это атлантистам (а Милли просто транслирует новые установки)? Можно долго разбирать саму концепцию трехполярности, спорить с ней, искать плюсы и минусы для России, но все это будет в данном случае совершенно излишним. И даже вредным - потому что сама эта концепция откровенно провокационна.

Она представляет собой попытку представить дело так, что США противостоят Китаю и России по отдельности - а это не так. Между Москвой и Пекином нет военного союза, но мы давно уже действуем как союзники. Причем это не скрывается - еще два года назад Владимир Путин публично заявил о том, что Россия помогает Китаю в создании системы предупреждения о ракетном нападении:

«Это очень серьезная вещь, которая капитальным, кардинальным образом повысит обороноспособность КНР. Потому что сейчас такую систему имеют только США и Россия»

То есть генерал Милли выдает желаемое за действительное: якобы Китай на востоке, Россия на западе, а сверху - глобальный лидер США, которым надо перевооружиться и сохранить гегемонию. Но это невозможно: Россия и Китай не просто бросили вызов главенству США (которые при этом еще и надорвались вследствие целого ряда причин), они действуют вместе. При этом российско-китайский вызов был ответным, он стал следствием англосаксонского диктата, англосаксонского господства, англосаксонской беспардонности - то есть всего того, что составляет суть идеи мировой гегемонии атлантических элит.

Так что мир не трехполярен - в противостоянии Америке, в планах по лишению ее позиции гегемона Россия и Китай на одной стороне фронта. Но это не значит, что мир двухполярен. Нет, он гораздо разнообразнее. Новый мировой баланс сил будет многополярным - и в этом заинтересованы и Россия, и Китай. Наши страны не собираются занять место Америки в новом мире, они хотят построить такой мир, в котором в принципе будет отсутствовать позиция гегемона.

Если Америка (преодолев диктат наднационально-антинациональных сил) поймет это - она станет одним из центров силы будущего мироустройства. Если же нет, то проиграет все и исчезнет с мировой арены. И вовсе не из-за российско-китайского ядерного удара.

Аврора