Пока глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин радостно чертыхается от осознания, что в его хозяйстве еще что-то да летает, Китай готовится поделить с США Луну, Марс и ресурсы пояса астероидов

Как же получилось так, что КНР превратилась в великую космическую державу, чьи достижения не могут не вызывать у россиян чувство ревности?

Определенное раздражение от китайских успехов вызвано тем, что Пекин всему научился именно у нас. Сотрудничество с СССР в области ракетостроения началось еще в далеком 1956 году, но в 60-х было свернуто по политическим мотивам. В 1970 году ракета-носитель Long March-1 вывела на орбиту первый китайский спутник.

После распада Советского союза КНР приступила к углубленному изучению и заимствованию наших наработок на основе межправительственных соглашений от 1992 и 1996 годов. Китайские космонавты тренировались в России, а их первый пилотируемый корабль Shenzhou («Шэньчжоу») до боли напоминал «Союз». Итогом стал в 2003 году полет в космос «китайского Гагарина» Яна Ливэя.

Весьма показательно, что Пекин не стал принимать участия в проекте МКС, в отличие от Москвы. Вместо этого КНР продолжила копировать советские технологии, запустив собственные орбитальные станции Tiangong («Тяньгун») и Tiangong-2, подозрительно напоминающие наши «Салют» и «Алмаз».

Так Поднебесная вошла в тройку стран, способных самостоятельно запускать аппараты, предназначенные для долговременного нахождения космонавтов на орбите. Весьма показательно, что российское руководство в то же время предпочло избавиться от своей станции «Мир», хотя это решение по сей день вызывает неоднозначное к себе отношение.

Следующим шагом КНР стала собственная лунная программа. Китайцы повторили опыт СССР, отправив на поверхность спутника несколько аппаратов, успешно взяв и доставив на Землю образцы лунного грунта, но смогли пойти дальше. Миссия «Чанъэ-4» продолжается на обратной стороне Луны, чего пока не смогла сделать ни одна другая страна, даже США. В Пекине не скрывают, что изучение грунта необходимо для будущего строительства постоянной лунной базы, что означает пилотируемый полет, который по определенным причинам не смог в свое время осуществить Советский Союз.

Освоение земного спутника будет происходить в несколько этапов, и он должен стать промежуточным звеном на пути к Марсу и заманчивым ресурсам пояса астероидов. Для осуществления столь амбициозных задач Китаю понадобится своя сверхтяжелая ракета, работа над которой уже идет. Она носит название «Чанчжэн-9» (CZ-9, «Великий поход-9») и будет способна вывести на низкую околоземную орбиту до 140 тонн, до 50 тонн на отлетную траекторию к Луне и до 44 тонн – к Марсу. Создание такого гиганта – это очень непростая технологическая задача.  

Дело в том, что размеры диаметра разгонного блока ограничены железнодорожными габаритами, поскольку ракеты от места производства до стартового стола необходимо как-то транспортировать. К слову, зависимость от логистики является проблемой и для нашей страны. Китайцы подошли к решению задачи радикально, отказавшись от железнодорожного транспорта в пользу морского.

С материковой части страны космодром был перенесен на остров Хайнань. Но этим достижения китайцев не ограничиваются. Они смогли переосмыслить опыт советских инженеров и создать собственные керосиново-кислородные ЖРД с тягой свыше 500 тонн и 150-тонные твердотопливные ускорители. Для «Чанчжэн-9» разрабатываются новые водородные двигатели с тягой в 200 тонн, которые получили предварительное название YF-220.

Есть все основания полагать, что китайская сверхтяжелая ракета полетит до 2030 года, черт ее возьми. Она позволит одним махом решить все задачи по доставке пилотируемой лунной миссии. Наша «Ангара-А5», как и «Чанчжэн-5», теоретически способна на это только путем координации нескольких запусков, что очень дорого, трудоемко и сложно.

Есть у Пекина и иной вариант с одновременным использованием сразу двух ракет, одна из которых доставит к окололунной орбите экипаж, вторая – посадочный модуль. К слову, «Чанъэ-5» подозрительно напомнил специалистам лунный посадочный модуль.

Но на этом ничего не закончится. Китайская исследовательская станция «Тяньвэнь-1» уже летит к Марсу. Через несколько месяцев она должна доставить на Красную планету аналог американского марсохода Opportunity, который будет изучать атмосферу, грунт и магнитное поле, а также орбитальный зонд, что передаст Пекину данные о состоянии околомарсового пространства.

Тут неприятно будет вспомнить, что российский зонд «Фобос-Грунт», который должен был доставить к Марсу китайский микроспутник «Инхо-1», в 2011 году не смог улететь от Земли и сгорел в плотных слоях атмосферы.

Будем реалистами: Луну, Марс, астероиды и дальний космос будут делить между собой только две технологические сверхдержавы – США и Китай, который практически полностью паразитирует на наших разработках. Если в ближайшие несколько лет в России ничего не поменяется в лучшую сторону, отечественная космонавтика под «чертыхание» только продолжит свой регресс. И, наверное, стоит задуматься, почему такое вообще стало возможным.

Аврора