Атака против Путина


Русская весна, 12.01.2020 07:30   –   rusvesna.su  


Работа над ошибками, вне зависимости от актуальности момента, всегда дает положительный результат в виде полезного опыта поиска, анализа, рационализации мышления и совершенствования интуиции.

Поэтому, в преддверии обращения к федеральному собранию, взглянем еще раз на недавнюю пресс-конференцию президента.

Большая пресс-конференция В. В. Путина имела один существенный недостаток — российские зрители и присутствующие в зале патриоты не чувствовали себя ни уважаемыми и гостеприимными хозяевами дома, ни приоритетными участниками…

Равномерное, «демократичное» распределение внимания между патриотичными, либеральными и иностранными журналистами делало, уже как обычно, повестку события на две трети антироссийской. А с учетом нейтральной вежливости патриотов и злобной каверзности русофобов, негативное впечатление у избирателей В. Путина от мероприятия значительно превысило позитивное.

Господин Песков в этом процессе, к сожалению, играет не на стороне патриотов. Его слова, к примеру, «мы незаслуженно забыли „РБК“…», сообщили всем о каких-то заслугах либерального ресурса перед кем-то и выглядели скрытой рекламой.

Приемов, с помощью которых либеральные журналисты, «наемные убийцы идей и репутаций», под управлением западных инструкторов негативируют событие, много. Достаточно рассмотреть один из них, чтобы понять уровень их принципиальной заинтересованности в этом.

Журналист издательства «Коммерсант» Колесников, которого Песков чрезмерно ласково представил «один из патриархов отечественной журналистики традиционно скромно тянет руку» (ему и не нужно «выдергиваться из толпы, как старая редиска», если он знает, что Песков традиционно железобетонно даст ему слово), задал свои, традиционно же, иезуитские вопросы, в которых зафиксированная озвучением информация важнее ответа.

— «…Вы обвинили его (Ленина) в развале тысячелетнего государства, при этом на лице у вас, как мне показалось, была чуть не ярость. Скажите, пожалуйста, вот после такого вашего комментария должно же что-то последовать? Ну, что дальше логично вынести тело из мавзолея наконец уже? И вот второй вопрос. Там же у Вас состоялась некоторая дискуссия с режиссером А. Сокуровым по поводу звания героя России. И вот тут у Вас на лице была уже просто-таки терпимость. Как говорится, есть ли Вам что-то сказать по этому поводу».

Сразу хочется на вопрос «вот после такого вашего комментария должно же что-то последовать?» ответить вопросом: а что должно последовать за словами В. Путина о захвативших власть в 90-е — «не буду называть их бандитами» (хотя это были бандиты)?

Все либеральные вопросы (интервью) всегда носят провокационный характер. Они имеют своей целью:

1. поставить отвечающего в неудобное положение;

2. принизить его достоинство;

3. подчеркнуть недостатки;

4. обнаружить несовершенства;

5. заставить противоречить себе, ошибаться;

6. втянуть в повторение невыгодных, неудачных мыслей;

7. вынудить оскорбить своих сторонников…

Практически все перечисленные цели были достигнуты вопросом о Ленине.

В неудобное положение В. Путин был поставлен тем, что вынужден был пропустить прицепленные к вопросу ложные факты и домыслы.

Например, искаженное толкование выражения его лица в разговоре с Сокуровым. На это трудно было отреагировать, чтобы не выглядеть цепляющимся к словам и оправдывающимся. К тому же, В. Путин мог не помнить эмоционального контекста того эпизода, тем более — выражения своего лица. Не было ярости в его лице, скорее — недовольство докучливой посредственностью. Но если и называть это яростью, то не из-за «ошибки» Ленина, а из-за невежественной безответственности Сокурова, публично высказывающего чудовищно провокационные предложения (придумать новую Россию).

Частично удалось «коммерсанту» и принизить достоинство президента в глазах некоторых патриотов, заставив его повторять спорную точку зрения (скованную обременением исторически сложного геополитического момента современности), ведь по другим мнениям, можно было, не глядя ни на что, найти ответ более уважительный к советской эпохе и к десяткам миллионов ее сторонников.

К недостаткам (п.3) президента можно отнести игнорирование неучтивого и провокационного подтекстов либеральных вопросов. И только ради того, чтобы не дать поводов для обиды тем, кто настойчиво их добивается. В результате, такое его прилежное дружелюбие больше походит на дружелюбие коммуникационного бессилия.

Не философское же, узкое, прикладное, почти тенденциозное толкование национальной политики Ленина можно отнести к выявленным несовершенствам (п.4), без сомнения, Великого президента.

Противоречие (п.5) самому себе тоже имело место, еще во второй части ответа Сокурову. И никем не было замечено, включая Путина. А за ошибку многие сочли идеологически пораженческое перекладывание вины за развал государства с истинных виновников на спасителя.

Конечно, либералы не могли пропустить счастливый случай заставить президента повторить неудачное (по сути, антисоветское) высказывание, и тем самым попытаться публично зафиксировать тот ложный факт, что В. Путин ОБВИНИЛ именно Ленина в развале «тысячелетнего государства», а не британский переворот февраля 1917 г. и англо-американский 1991 г., Горбачева и Ельцина. И такое случайное и публичное подыгрывание врагам многие тоже сочли ошибкой.

Также, отвечая на вопрос о выносе тела Ленина, В. Путин сказал: «… этого не нужно трогать, пока у нас есть очень много людей, которые с этим связывают свою собственную жизнь, свою судьбу, связывают с этим определенные достижения прошлого, советских лет, а Советский Союз, так или иначе, связан с вождем мирового пролетариата В. И. Лениным…»

Да, у нас есть очень много таких людей, которые своими руками воплощали в жизнь достижения советских лет, но он не предложил УВАЖАТЬ их труд, их убеждения, подкрепленные жизненным опытом, лучшим в мире образованием и объективным фактом невиданного социального прогресса, бескорыстно подаренного всему человечеству.

И, несмотря на привычный уже уход от минимальной положительной оценки Ленина, Советского Союза и мнения народа, есть люди, по-прежнему считающие все это его тактикой выжидания. Но таких людей, увы, все меньше.

И все это, разумеется, не могло не оскорбить патриотов (п.7), многие из которых, следуя сталинской «логике обстоятельств», совершенно осознанно и правильно голосовали за Путина.

В результате, прямое общение с народом и прессой, вызванное необходимостью обойти оккупационные либеральные СМИ и довести реальную картину происходящего и «логику намерений» из первых уст, перестало полноценно достигать задуманных целей из-за найденных Западом многих слабых мест и брешей для своих гибридных атак. И окружение президента не помогает ему нивелировать их, потому, что не понимает, что происходит, и потому делает вид, что ничего не происходит.

Сам же президент, как будто подчиняясь злонамеренной западной пропаганде свободы слова и произвола СМИ, добросовестно, почти смиренно, отвечает на все вопросы, практически не используя приемы ухода от ответов, парирования бестактностей, обнажения злого умысла и пр. И даже постфактум… как, например, это сделал М. Хазин, написав статью после не во всем удачного разговора на «Авроре» с тремя непонятными отпрысками.

В смысле коммуникационной терпимости предсказуемость В. Путина дает широкие возможности для токсичных и провокационных закладок в вопросы, что превращает его конференции в ухищренное либеральное глумление в рамках закона.

С учетом падения уровня жизни и многих других факторов, следовало бы уже пересмотреть избыточную терпимость к либеральному издевательству над страной и президентом, и хотя бы морально поддержать россиян переходом к нормальной реакции на введенные Западом в норму неучтивость и наглость.

Позитивные же впечатления от публичных выступлений Путина, не отравленные либеральным ядом, Запад уже решил, судя по всему, добивать терактами (стрельба на Лубянке).

То ли еще будет.

Впрочем, радикализация глобализма и самозваного либерализма, уже любому понятно, набирает обороты.

Однако, В. В. Путин, можно сказать уверенно, несмотря на высказанные здесь замечания, контролирует настоящую ситуацию, учитывает происшедшее и разумеет грядущее. Доказательством чему послужило его Новогоднее обращение, на первый взгляд слишком простое, но проникновенное. Как будто Большой человек хотел приласкать «детей малых» перед предстоящими им возможно суровыми испытаниями и, не напугав, дать еще несколько времени безмятежного наслаждения добрым праздником, семейным счастьем, прекрасным и хрупким миром.

Читайте также: Шэрон Стоун сравнила Трампа и Путина

Павел Гортаков, специально для «Русской Весны»

Сегодня в СМИ