Наконец-то стало понятно, почему США подозревают именно Россию в проведении серии атак «энергетическим оружием» на американских разведчиков и дипломатов. Американские спецслужбы обладают информацией о разработках подобного оружия еще в СССР. О каких именно разработках идет речь и почему ЦРУ стоило бы посмотреть совсем в другую сторону?

В США продолжают раскручивать скандал об «акустических атаках» на американских дипломатов и чиновников за пределами Штатов. Речь идет, в частности, о том, что уже названо «гаванским синдромом» (по месту, где пострадали десятки американцев). Главная версия – целенаправленное применение некоего направленного радиочастотного (или акустического) нелетального оружия. Главные подозреваемые – конечно же, российские спецслужбы. И главный аргумент – в том, что еще в СССР проводились исследования, эксперименты и разработки оружия, которое должно было действовать именно таким образом.

Главные эксперты в США по нелетальному оружию – супруги Джанет и Крис Моррис. В 1991 году они «посещали Москву». Тогда это так называлось. Позднее они утверждали, что их привели на экскурсию в какой-то секретный советский НИИ (название они выговорить не смогли), и там им продемонстрировали «передачу команд по инфразвуку». Также они убедительно рассказывают, что им продемонстрировали действующее устройство «размером с бейсбольный мяч», которое могло формировать инфразвуковой импульс частотой 10 Гц. Якобы мощность устройства была достаточна для нанесения тяжелого поражения человеку, вплоть до летального исхода, с расстояния до сотни метров.

Тут надо на время забыть, что Джанет Моррис по первой профессии писательница-фантаст. Она знаменита разработкой компьютерных игр в жанре фэнтези и книгой «Я, Солнце». Это очень подробный биографический роман о хеттском короле Суппилулиуме Первом. Но это уже в ее прошлом. С середины 1980-х годов именно Джанет Моррис – главный американский эксперт по нелетальному оружию, ее ценят в Пентагоне и принимают в Белом доме при всех администрациях. В середине 2000-х годов именно она подготовила для американского Совета по международным отношениям многостраничный доклад о нелетальном оружии.

Зная смекалку советской научно-технической интеллигенции, можно предположить, что Моррисам могли «прогнать постановку» в надежде на заокеанское финансирование. Времена для науки и ученых были голодные. Одна только история с «красной ртутью» чего стоила. И ведь были же смекалистые младшие научные сотрудники, которые умудрялись продавать этот несуществующий элемент за большие деньги вплоть до конца 1990-х годов. Сейчас проект «красная ртуть» официально считается самой коммерчески успешной аферой на почве «секретных военных разработок СССР». Но в любом случае глупо отрицать, что в СССР действительно велись разработки по так называемому энергетическому оружию. Впрочем, не только в СССР.

В 1960–1970-х годах все ведущие страны мира, имеющие армию, разведку и науку, одновременно «заболели» псевдо- и квазинаучными экспериментами и технологиями. И в КГБ, и в ЦРУ появились целые бригады экстрасенсов, парапсихологов и прочих специалистов по паранормальным явлениям. Как правило, после пары провальных опытов проекты закрывали, но они чудесным образом возрождались под другим названием и порой с теми же людьми. Слишком велика в людях вера в потустороннее и сверхъестественное, а военные и разведчики тоже люди. Они тоже в сказку хотят.

Некоторые программы зашли слишком далеко, повлекли за собой человеческие жертвы и превратились в городские легенды. Так случилось с психотропными веществами и особенно с ЛСД, которое ЦРУ скармливало ничего не подозревавшим людям с «научной целью» выяснить, как именно этот препарат действует на сознание. Выяснилось, что действует очень по-разному, но в любом случае хорошего происходит мало. Постепенно до всех дошло, что так называемые методики управления индивидуальным сознанием, как оружие, неэффективны.

Другое дело акустика. Это никакая не фантастика, а вполне себе обычная школьная физика. Есть три диапазона частот: инфразвуковой – область ниже 20 герц (Гц), как правило, неуловимая человеческим ухом; слышимый – от 20 Гц до 20 кГц, и частоты выше 20 кГц. Установлено, что пороги слышимости, боли и негативное воздействие на организм человека уменьшаются с увеличением частоты звука от нескольких Гц до 250 Гц. Для частот свыше 20 кГц обычно используют термин «ультразвук».

В подавляющем большинстве случаев для экспериментов звуковое излучение генерируется путем подачи электричества на пьезокристалл. Есть более сложные схемы типа модернизированной аэродинамической трубы, в которую встроен резонатор. Осталось только придумать и построить «пушку», которая будет стрелять звуковыми «пулями». И она должна быть небольшой, а не представлять собой десяток антенн десятиметрового диаметра. Недорогой, а не стоить как весь бюджет Африки. И, в конце концов, она должна попадать в цель, а не просто издавать звук в пространство.

Так вот – до сих пор все эти показатели не достигнуты.

В США, Великобритании и Японии подобные разработки начинались именно в попытках создать наступательное оружие. Изначально оно разрабатывалось для полицейских задач: разгона толпы, например. В этом очень преуспели англичане. За десять лет им удалось создать устройство, которое воздействовало не только на слуховой аппарат человек, но и вызывало резонанс внутренних органов, вплоть до остановки сердца. Англичане успешно использовали этот излучатель в 1970-х годах в Северной Ирландии для разгона демонстраций.

Кстати, в контрразведке со времен холодной войны наружным наблюдением использовался крошечный электромагнитный излучатель. Если на «наблюдаемом объекте» есть какое-то специфическое электронное оборудование, то оно выйдет из строя, а сам потенциальный шпион не пострадает.

В США прямо сейчас «проводится широкий комплекс работ» в Центре исследований, разработки и обслуживания вооружений армии (ARDEC) в арсенале Пикатинни в штате Нью-Джерси. Некоторые проекты, очень похожие на британскую акустическую «пулю», были выполнены Ассоциацией научного исследования и применения (SARA) в Хантингтон-Бич, Калифорния. Правда, у американцев эти звуковые «пули» генерируются антеннами большого диаметра и предположительно рассматриваются не как полицейское, а именно армейское вооружение. Но точно известно, что SARA и ARDEC совместно разрабатывают акустическое оружие большой мощности и низкой частоты «для защиты американских учреждений за рубежом».

В Советском Союзе разработки акустического оружия велись в Академгородках в Новосибирске и Красноярске. Однако особый интерес в этом плане представлял Рижский научно-исследовательский институт радиоизотопного приборостроения (РНИИРП), располагавшийся в монструозном здании на севере Риги. Оно было окружено бетонным забором с колючей проволокой и охранялось автоматчиками. Формально РНИИРП входил в структуру Минсредмаша, а в позднегорбачевские времена – в Минатомпром.

Чего только там не изобретали и не производили. Объем исследований был колоссальным, только на один проект институт мог потратить полмиллиона советских рублей за раз, а в год РНИИРП потреблял до пяти тысяч радиоактивных источников. Рижане могли себе позволить закупить в ФРГ за 200 тысяч инвалютных рублей специальную установку по выращиванию кристаллов чистого германия, что-то в ней подвинтить и уже через два года получить первый кристалл. А без германия нет систем инфракрасного наведения, гамма-излучателей и всей военной оптики. Мало какой «почтовый ящик» мог себе такое позволить. При этом подавляющее большинство проектов были строго засекречены и ныне известны только по кодовым названиям типа «Фетр» (про этот проект до сих пор ничего не ясно), «Рост», «Модуль», «Рапид» и тому подобное.

В 1991 году последний директор НИИ Лев Нахгальцев отказался сотрудничать с новыми латвийскими властями и собственноручно уничтожил всю секретную документацию, за что латыши выслали его из страны. Скончался выдающийся советский ученый в 2006 году в Нижнем Новгороде.

Кстати, именно РНИИРП, помимо всего прочего, разрабатывал СанПиН, по которым определялись предельно допустимые дозы радиации и прочего излучения, включая инфразвук. И именно с подачи данного института по миру в определенных кругах стали гулять шапочки из фольги. В одной из рекомендаций действительно всерьез было написано, что средством защиты от инфракрасного излучения может служить алюминиевая сетка, на которую натянута фольга.

Несмотря на твердую гражданскую позицию и личный героизм Льва Николаевича Нахгальцева, вполне возможно, что на Запад и конкретно в США могло что-то утечь в 1990-е годы, когда науке вообще и конкретно отдельным ученым было нечего кушать. В РНИИРП работало много латышей, в том числе и на секретных разработках. Другое дело, насколько американцам удалось далее продвинуться в этом вопросе.

В частности, известно, что в РНИИРП проводились испытания источников регулируемой низкой частоты, которые вызывают у противника «размывание» зрения и спазмы внутренних органов, вплоть до летального исхода.

Для поражения противника, находящегося внутри бронированных объектов и даже в бункерах, испытывались акустические «пули» очень низких частот, образующиеся при наложении друг на друга ультразвуковых колебаний. Но для этого требуются антенны гигантского диаметра.

В современном контексте особо интересны американские проекты излучателей высокой мощности и низкой частоты, формирующие так называемый звуковой барьер. Его создают по периметру охраняемого объекта, «запирая» его от посторонних. Именно эта аппаратура реально используется для охраны американских объектов за рубежом. В частности, посольств в проблемных странах. А Куба, очевидно, «проблемная». В самих США термоакустические резонаторы с частотой от 20 до 340 Гц, предположительно, используются для охраны складов с оружием массового поражения. Их устанавливают на вертолетах, которые патрулируют объект.

Так что в вопросе с «гаванским инцидентом» американцам стоит присмотреться к собственным охранным системам на основе инфра- и ультразвуков. Может, у них самих там что-то закоротило? Пострадавшие дипломаты и члены их семей описывали звук, который они слышали, как что-то похожее на рой сверчков. Может, все-таки показалось?

Взгляд