Чем больше газа добывает и продает Газпром – тем больше поступления в государственный бюджет России

Слухи и сплетни вокруг СП-2

То, что реализация проекта морского газопровода Северный поток-2 на протяжении последних пары лет превратилась в источник сотен, если не тысяч публикаций в самых разных «СМИ» – уже привычно. Но, как часто в таких случаях бывает, отделить новости от слухов, реальные события от откровенного вранья или, как теперь любят говорить, фэйк-ньюз, становится все сложнее – поток публикаций бурлит и пенится, на его поверхности, само собой, лучше всего видно то, что вообще не тонет. Потому давайте «присядем на бережок», успокоимся и присмотримся – где тут ветки, от чего тут смрад стоит, а где – чистая вода.

Трубопроводные поставки газа в ЕС – Алжир, Норвегия, Азербайджан

Для того, чтобы разобраться, что тут к чему, просто вспомним факты – тогда станет ясно, как именно их пытаются завязать в какие-то невероятные узлы. Проект строительства третьей и четвертой ниток МГП СП-1 был разработан его акционерами еще в 2012 году, вскоре после того, как были приняты в эксплуатацию первые две нитки СП-1. Побудительная причина была вполне очевидна: в Европе продолжался тогда и продолжается сейчас рост спроса на природный газ.

При этом еще два поставщика трубопроводного газа, государственная компания Алжира Sonatrach и государственная компания Норвегии Equinor (бывшая Statoil) нарастить объемы не могут вот уже несколько лет. Месторождения Алжира находятся на поздних стадиях разработки, к тому же растет спрос на газ в самом Алжире: растет численность населения, пусть медленно, но растет экономика и уровень жизни.

Кроме того, у Алжира имеется собственное производство СПГ, что позволяет получать дополнительные заработки, пользуясь ситуациями на рынках не только Европы, но и Юго-Восточной Азии. Если коротко – и возможностей особых нет, и желания, особенно с учетом того, что на просторах ЕС продолжает бушевать Третий энергопакет со всеми его ограничениями в отношении поставщиков газа из-за пределов этого экономического объединения.

В Норвегии ситуация иная – около 90% электроэнергии здесь вырабатывают ГЭС, поскольку гидроэнергетический потенциал горных рек, текущих во фьордах, весьма велик, в силу этого природный газ в качестве энергетического ресурса внутри этой страны высокого спроса не имеет.

Но имеющиеся у Equinor морские газовые месторождения, опять же, на поздних стадиях разработки, новых крупных открытий не наблюдается, а вновь разведанные небольшие месторождения с трудом компенсируют снижение добычи на месторождениях старых. Коротко – объем добычи у Equinor на протяжении достаточно большого времени остается на одном уровне.

Других поставщиков трубопроводного газа не наблюдается, если не учитывать стратегическую погрешность в виде начавшихся в минувшем году поставок с азербайджанского месторождения «Шахдениз». С этого направления в южный регион Европы в ближайшее время должно начаться поступление 10 млрд кубометров газа в год, но при общем объеме потребления в ЕС почти в полтриллиона кубометров это что-то от 1,5 до 2%, не более того. Но проект ТАП-ТАНАП – тема отдельного разговора, сегодня – про СП-2.

Газовые перспективы Евросоюза и возможности Газпрома

Обстановка для Газпрома в тех регионах Европы, до которых дотягиваются его магистральные газопроводы, вполне комфортная: спрос растет, в 2025 году прекратится добыча газа на месторождении Гронинген на шельфе Голландии, в Германии планируется постепенное закрытие АЭС по мере окончания плановых сроков эксплуатации и принято решение о принудительной остановке угольных электростанций.

Под давлением экологических требований Еврокомиссии вынуждена планировать переход с угля на газ Польша, климатические изменения объективно принуждают энергетиков многих европейских стран задумываться над необходимостью строительства пиковых газовых электростанций. Третья и четвертая нитки Северного потока, которые мы теперь и называем проектом СП-2 прокладываются по тому же маршруту, а это немного проще с технической стороны.

Дно Балтики вдоль маршрута обследовано, неприятности в виде остатков кораблекрушений и затонувших боеприпасов уже устранены, технология производства труб, которым предстоит полсотни лет лежать на дне морском, испытывая давление воды с внешней стороны и давление газа изнутри, освоены, логистика отработана. На всякий случай напомним состав акционеров швейцарской компании «Nord Stream» AG, которая является владельцем и оператором СП-1:

  • 51%, контрольный пакет – у Газпрома,
  • по 15,5% у немецких компаний Wintershal Dea и Uniper,
  • по 9% – у французской Engie и у голландской Gasuine.

От участия в СП-2 «увильнули» только голландцы – судя по всему, поставок газа по СП-1 и его наземному продолжению NEL потребителям этой страны оказалось достаточно. Впрочем, может быть, голландцы полагаются на свои регазификационные терминалы – гадать можно сколько угодно, но факт остается фактом – в проекте СП-2 голландской Gasuine не наблюдается, зато появился такой проверенный партнер советской и российской газовой отрасли, как австрийский концерн OMV.

Братская помощь Польши с реализацией проекта СП-2

Первоначально с организационной стороны СП-2 планировался такой же подход, как и с СП-1:

  • контрольный пакет оставить Газпрому,
  • оставшиеся 49% акций распределить между европейскими участниками.

Газпром учредил в Швейцарии очередную компанию с немудреным названием «Nord Stream -2» AG и стал спокойно ждать, когда компания получит возможность превратиться в консорциум.

Но не тут-то было – из-за наличия Третьего энергопакета любой проект, связанный с импортом газа из-за пределов ЕС, теперь обкладывается все новыми бюрократическими процедурами под лозунгом «Не допустим монополии!» Лозунг звучит красиво, а то, что ему в данном случае противостоят география и геология, европейских крючкотворов и демагогов не волнует – анекдот про дорогого Леонида Ильича «Но ведь написано!» играет всё новыми красками.

В случае проекта СП-2 в дело пошло еще одно изобретение евробюрократов: Еврокомиссия (далее – ЕК)запустила по всем странам ЕС опрос – нет ли возражений против вот такого состава акционеров компании, которой предстояло стать оператором строительства, а затем собственником и оператором поставок.

Еще раз: пять частных компаний решили принять участие в проекте, не требующем финансирования ни из общего бюджета ЕС, ни из государственных бюджетов стран, входящих в его состав, а ЕК опрашивает всех и вся – а вы господа и дамы, не возражаете? Нет ли у антимонопольной службы Греции претензий к тому, кто за свои деньги будет строить морской трубопровод в Балтийском море? Европа от Лиссабона, говорите? Объединяться с территорией, которая живет вот по таким законам – дело вкуса, но наличие вкуса не обуславливает наличие экономической целесообразности. Но в данном случае, надо отдать должное, сработала народная еврейская мудрость: в каждой бочке дерьма всегда есть место для ложечки повидла…

Претензии по поводу акционерного состава высказала антимонопольная служба Польши: из шести будущих акционеров СП-2 пять компаний – совладельцы СП-1, потому это ужас, это удар по конкуренции, это идет вразрез с ценными европейскими ценностями. Расчет был прост: польские деятели были уверены, что европейские компании начнут подавать иски в суд, окончательное инвестиционное решение будет откладываться, а там, глядишь, и вовсе не состоится, и тогда вашингтонский обком за старания выдаст Польше бочку варенья и корзину печенья.

Однако Моська, лающая на Слона – мотив старинный, и европейские компании не преминули превратить басню в современный перформанс. Выглядит это до предела комично: вот Польша, которая влилась в дружную семью европейских народов в 2004 году, а вот – компания Engie, которая совсем недавно носила название GDF Suez, которая 150 лет тому назад ввела в строй Суэцкий канал. Плечом к плечу – компания Royal Dutsh Shell, в 80-е годы позапрошлого века обеспечивавшая Российской империи, частью которой в те времена была и Польша, сбыт нефти с бакинских промыслов.

Ну, гавкнули – дело такое. В апреле 2017 было подписано соглашение, придавившее Моську как асфальтовым катком: единственным акционером «Nord Stream -2» AG остается Газпром, а пятерка европейских компаний просто финансирует строительство МГП. Состав пятерки – немецкие компании Wintershal Dea и Uniper, французы из Engie, австрийский концерн OMV и англо-голландская компания Royal Dutch Shell.

Руководству России и Газпрома в самых дерзких снах не мечталось о том, что мы сможем остаться единоличными владельцами газовой магистрали мощностью 55 млрд кубов в год. Но братья-славяне из Польши подставили плечо в сложный момент, да еще и рискуя потерять репутацию главных борцунов против свирепой России. Итого: прибыль по СП-2 – наш, братьям-полякам поставим в нашем радиоэфире «Та ще Польска не сгниела» и обнимем их в скайпе – пандемия по-другому не позволяет.

Реальные участники проекта СП-2

Соглашение по СП-2 выглядит просто. Заявлена его сметная стоимость в 9,5 млрд евро, половину вносит Газпром, половину – европейская пятерка пропорционально по отношению друг к другу, то есть по 950 млн евро «с носа». Ни одна из компаний из бюджетов стран, в которых они зарегистрированы, не попросила ни копейки, ни евроцента.

Это важный момент, подтверждающий, что любые попытки объявить СП-2 «политическим проектом» – это попытка оспорить факт того, что ни одно государство в реализации проекта не участвует. Это важный момент, поскольку позволяет четко зафиксировать: любые фразы из разряда «Германия, как главный участник СП-2», «Австрия, как страна, участвующая в строительстве СП-2» на страницах любого СМИ – или ошибка или умышленное искажение фактов.

Германия как государство заинтересована только в том, чтобы немецкие компании Uniper и Wintershall могли успешно продолжать свой бизнес, обеспечивая конечных потребителей в лице электростанций, крупных предприятий, муниципальных хозяйств, химических заводов природным газом надежно и с перспективой на ближайшие десятилетия. Но Германия как государство не участвует в проекте СП-2, поскольку не тратит на его реализацию деньги своих налогоплательщиков, поскольку государство германское не является непосредственным участником газового рынка.

Законодательство Германии максимально отвечает требованиям либеральной доктрины – государство максимально удалено от непосредственного участия в экономической деятельности. Те же слова можно повторить про Францию и про Австрию, а уж про Shell, который является классической биржевой компанией, и говорить нечего – в акционерном капитале этой компании не участвует ни одно государство этой планеты.

В 2017 году, когда Газпром и европейская пятерка подписывали свое соглашение, они на все 146% учли действовавшее на тот момент законодательство как Евросоюза, так и государств, на территории которых они были зарегистрированы. Давайте зафиксируем: в апреле 2017 года ни Газпром, ни Wintershal, ни Uniper ни Shell, ни OMV, ни Engie не нарушали законы ЕС, России, Германии, Австрии, Франции, Голландии и Британии. Ни одна из перечисленных европейских компаний при реализации проекта не пользуется средствами государственных бюджетов своих стран и бюджета ЕС.

Открытое письмо руководителей европейских газовых компаний

В 2018 году, когда в Европе и по ту сторону Атлантического океана начали раздаваться голоса всевозможных противников проекта СП-2, пять генеральных директоров пяти европейских газовых компаний опубликовали открытое письмо в адрес правительств своих стран, суть которого достаточно проста.

«Мы вложили по миллиарду долларов в этот проект, не прося помощи у государства, в ход пошли банковские кредиты и прочие продажи акций и облигаций. Uniper, которая некогда носила гордое название RuhrGas, вообще надорвалась – дело дошло до того, что пришлось продаться финскому Fortum, но финансовые обязательства перед «Nord Stream -2» AG будут выполнены – мы помним, что такое настоящие европейские ценности. И если теперь вы, наши уважаемые правительства, решите задним числом объявить наше соглашение незаконным, у нас нет никаких вариантов: для того, чтобы защитить экономические интересы наших акционеров, мы пойдем в суды и эти суды выиграем. Вот только в исках будут стоять не те суммы, которые мы заплатили по соглашению с швейцарцами. В суммы исков войдут все банковские проценты – пусть они в европейских банках и не большие, так мы ведь кредиты брали не на один год. И сам МГП (магистральный газопровод) мы строили не из-за любви к искусству, а для того, чтобы сначала вернуть инвестиции, а затем долгие годы зарабатывать прибыль – потому в иски войдут суммы упущенной прибыли. Как бы долго суды не шли – мы их все равно выиграем, задним числом законы бесплатно менять нельзя. И вот тогда вы, наши правители, залезете в карманы наших налогоплательщиков, и ваш выборный электорат из своих кошельков втридорога заплатит за «железо», которое никогда работать не будет – все эти евро будут в буквальном смысле слова зарыты в землю, не принося никому никакой пользы. С уважением, имярек».

Это письмо не являлось угрозой или попыткой шантажа – это была просто констатация фактов, напоминание о том, какие последствия неизбежно будут иметь политические игры и игрища. Извещен – значит, вооружен, в данном случае – вооружен знанием.

Напоминаем мы о том, как выглядело соглашение 2017 года, как звучало открытое письмо 2018 года только для одного: чтобы было максимально понятно, по какой причине ответственные политики европейских стран, что называется, «двумя руками за» – за то, чтобы СП-2 был достроен и принят в эксплуатацию.

Какие бы ветры из-за океана не дули, избиратели продолжают жить в Европе, и на избирательные участки они не в Чикагщине с Мичиганщиной ходят, а в Берлинщине с Гамбургщиной. Симпатии Меркель по отношению СП-2 – это не ее тайная любовь к России, не ностальгия по годам в комсомоле ГДР, это забота о ее партии, которой в сентябре предстоит бороться за места в бундестаге.

То, что именно этой, предвыборной, зимой Дед Мороз вмешался в выборы – случайное совпадение, пусть злые голоса и пытаются уверять, что европейские газовых дел мастера, шагая по лыжне вслед за Алексеем Миллером, отволокли в Великий Устюг контейнер лучшего мороженого. -26 на севере Германии, но мы тут ни при чем, и снег на пляжи Лазурного берега не мы сыпали, и -10 в Мадриде – тоже не наших рук дело. Это – совпадение, не верьте Киселеву!

Сухопутные продолжения СП-2

По каким причинам именно Германия оказалась на острие удара, почему политики именно этой страны чаще всего выступают за то, чтобы СП-2 был введен в эксплуатацию как можно быстрее? Тоже никакой конспирологии – просто нужно помнить о том, что СП-2 строят не для того, чтобы в море возле Грайфсваальда пузыри выдувать.

Первое наземное продолжение СП-2 – это МГП EUGAL, в строительство которого консорциум из четырех немецких компаний вложил еще 2,7 млрд евро, не считая затрат на выкуп земельных участком и на финансирование всяческих соглашений с правительствами федеральных земель, по территории которых он прошёл. Текст про суды, про банковские проценты, про упущенные выгоды повторять не буду – считайте, что он тут рефреном звучит. EUGAL доходит до территории Чехии, при этом имеет ветку в направлении Берлина мощностью в 10 млрд кубометров в год.

Ветка нужна не только для того, чтобы обеспечить газом потребителей столицы Германии, но и для того, чтобы обойти известное ограничение газовой директивы ЕС, согласно которому один поставщик не имеет права бронировать более 50% мощностей транзитного трубопровода. Именно это положение – причина того, что ЕК время от времени ограничивает работу МГП OPAL, сухопутного продолжения СП-1. Но если газовая магистраль используется внутри страны – она уже перестает быть транзитной.

На территории Чехии EUGAL продолжает МГП Capacity4Gas, который обошелся чешской компании Net4Gas еще в 3 млрд евро, и рефрен «суды-кредиты-выгода» тут тоже звучит. Однако география Европы замысловата настолько, что маршрут Capacity4Gas пролегает от границы с Германией до границы Германии – так короче, чем обходить Чехию по периметру государственной границы. За западной границей Чехии магистраль подхватывает МГП MEGAL – и он снова идет по территории Германии, в направлении Бельгии и Франции.

Имеющихся мощностей MEGAL не достаточно, строятся дополнительные нитки, и то же самое приходится делать для MEGAL Suid – ответвлении в направлении Австрии и ее хаба Баумгартен, где, собственно, и находится конечная точка всей цепочки газопроводов, по которым российский газ будет поступать в Европу. Соответственно, «судебно-банковско-прибыльный рефрен» для Германии имеет три источника – СП-2, EUGAL, MEGAL и MEGAL-Suid.

С учетом всего этого, не может правительство Германии и фрау канцелярин вести себя как-то иначе – если будет допущена остановка СП-2, федеральное правительство будет покрыто горой многомиллиардных исков, причем исков заведомо проигрышных. Остальным странам в Европе будет не так больно – и можно проследить, кто как себя ведет: чем меньше риск попасть под судебные дела, тем больше ретивость против СП-2 и наоборот.  

«Газовые пряники» для европейских стран

Все изложенное – это описание «кнута», но имеются и вполне определенные «пряники», особенно аппетитные с чаем, когда на улице мороз. Самый понятный «пряник» – у Чехии, по территории которой теперь проходят сразу несколько транзитных газовых магистралей. Продолжение СП-1 – МГП Gazelle, продолжение СП-2 – Capacity4Gas, продолжение украинского транзита.

Если все газопроводы на территории Чехии будут работать исправно, то ее газотранспортная компания Net4Gas будет получать транзитных платежей столько, что она сможет считать, что российский газ для самой Чехии она получает вообще бесплатно.

Потребители в Чехии смогут бороться за скидки, то есть за удешевление конечной продукции, и, следовательно, за рост собственной конкурентоспособности. И, разумеется, такое количество газопроводов повышает энергетическую безопасность Чехии – очень мало шансов на то, чтобы по каким-то причинам ЕС пошел на то, чтобы одновременно прекратить поставки по обоим «Северным потокам» и через ГТС Украины.

«Пряники», с каждым днем все более отчетливо вырисовывающиеся перед Австрией, значительно крупнее. В Баумгартене заканчивается не только маршрут СП-2, но и второй нитки Турецкого потока, который будет последовательно проходить через территории Турции, Болгарии, Сербии, Венгрии и Словении.

Остается совсем немного времени, и мы с вами станем свидетелями того, как Газпром и европейские компании замкнут «газовое кольцо» от побережья Балтийского моря до побережья моря Черного. С учетом того, что все европейские газопроводы теперь строятся в режиме интерконнектора, проект СП-2 – Турецкий поток весьма значим для всего ЕС – таким образом увеличивается связность разных его регионов, прежде всего – северной и южной части этого объединения.

Напомним, что ЕС пытается реализовать совершенно новую модель своего газового рынка: уйти как можно дальше от долгосрочных газовых контрактов, от разработанной в 70-е годы прошлого века гронингенской модели долгосрочного экспортного газового контракта с его привязкой цены газа к стоимости нефтепродуктов, обязательствами «плати и/или качай».

На смену должна прийти хабовая, спотовая модель рынка: торги транспортными мощностями, емкостями ПХГ, физическими объемами газа должны стать биржевыми и осуществляться на торговых площадках, на хабах. И вот это уже чистая, как слеза ребенка, работа глобалистов – они пытаются превратить природный газ в такой же универсальный биржевой товар, как нефть.

Но главный их соперник на этом направлении – не некое иллюзорное объединение антиглобалистов, а физические и химические свойства природного газа. Для его хранения невозможно построить некие рукотворные сооружения – ведь речь идет о миллиардах кубометров. Теоретически его можно хранить в менее крупных емкостях под высоким давлением или в сжиженном состоянии, но практически для этого потребуется потратить такое количество энергии, что стоимость газа как ресурса для энергетики и для химической продукции будет совершенно непривлекательна с экономической точки зрения.

Газ приходится хранить в подземных хранилищах – либо в искусственно намытых кавернах в пластах каменной соли либо, что намного чаще, на местах, где ранее находились месторождения. Третий тип ПХГ – те, которые требуют очень жесткого соблюдения сразу нескольких условий: необходим песок с определенным набором характеристик, позволяющих ему принимать газ и отдавать его при подаче обратного давления, эти пласты песка должны иметь газонепрницаемую покрышку – к примеру, слои глины определенных сортов, слои песка не должны непосредственно соприкасаться с потоками грунтовых вод и так далее.

Ни один из вариантов ПХГ не подчиняется никаким энергопакетам, никаким директивам ЕК или вердиктам Европарламента – матушке-природе плевать с высокой колокольни на подобного рода творчество двуногих прямоходящих, геология не отличает демократию от тоталитаризма, она даже на государственные границы никакого внимания не обращает. Именно это не дает пока исполниться мечте глобалистов – превратить все виды энергетических ресурсов в глобальные биржевые товары, стоимость природного газа в разных регионах планеты была и остается разной.

На территории Штатов после того, как совершилась сланцевая революция, стоимость 1000 кубометров газа в среднем не превышает 100 долларов, в Японии, где природа не позволяет обустроить ПХГ, та же тысяча кубометров редко стоит дешевле 250 долларов, и сделать с этим ничего нельзя. Единственное исключение – Россия, где Советская власть, не считаясь особо с деньгами, разработала и создала ЕСГ, единую систему газоснабжения.

Сотни тысяч километров газовых труб и сеть ПХГ все так же обеспечивает унифицированные цены на всей нашей огромной территории, являясь суровым, в железе воплощенном доказательством преимуществ плановой экономики. Хотите повторить, господа европейцы? Стройте у себя социализм. Но как-то боязно, как-то они робеют с этим делом, а потому пытаются изобрести собственный, европейский велосипед – с треугольными колесами и с рулем где-то под сиденьем.

Химия, физика, геология и география расположения месторождений и ПХГ мешают, но нет преград для евробюрократов. Не могут физические центры торговли природным газом организовать – пытаются создать некие электронные, хотят добиться того, чтобы каждый кубометр газа не шел напрямую от поставщика к потребителям, а не менее 8 раз проходил через торги.

Физический хаб Баумгартен, откуда советский, а теперь российский газ распределялся по центральной Европе, откуда он уходил и уходит на юг, в сторону Италии, на европейском новоязе наречен СЕGН, Central European Gas Hub. Но основа этих искусственно затребованных восьмикратных перепродаж – газ не бумажный, а физический.

И новые объемы газа, которые будут поступать по Турецкому потоку и по СП-2 превратит Баумгартен, Австрию, в главный хаб южной Европы – здесь будут формироваться цены для всего региона. Для маленькой Австрии такое усиление – дорогого стоит, а потому что президент, что канцлер Австрии двумя руками «за» завершение строительство СП-2, потому руководитель OMV Райнер Зеле спокоен за свою спину.

Политики Германии любят разглагольствовать про интересы Украины, про необходимость сохранения транзита российского через ее ГТС. Но это – слова, а реальность куда как циничнее. Российский газ, идущий в Германию по МГП Ямал- Европа, идет мимо Украины.

Российский газ, идущий по СП-1 и тот, который пойдет по СП-2 – это тоже мимо Украины с ее неадекватным, не отвечающим экономическим интересам даже собственного народа, правительством. У нас на глазах, под неумолчную антироссийскую риторику газовые компании Германии обеспечивают энергетическую безопасность и обеспеченность своей страны. Лидеры партий, лидеры мнений, главы парламентских фракций чего-то там изображают на трибунах, СМИ уже до истерики дошли, а простой немецкий мужик Ганс спокойно варит звенья газовых магистралей.

На территории Германии в настоящее время работают целых два газовых хаба – Gaspool и NCG. На Gaspool торгуют российским и норвежским газом из Северного моря, на NCG – газом, поступающим с голландского месторождения Гронинген. Эти хабы возникли без участия чиновников ЕС, причина их появления – то, что в голландском газе содержится до 14% азота, потому его теплотворная способность существенно ниже, чем у российского и норвежского газа.

Перспективы NCG уже достаточно давно были очевидны: вместе с сокращением добычи газа на Гронингене год за годом уменьшаются и обороты торговли на этом хабе. ЕК согласилась с тем, что в конце 2022 года немецкие хабы будут объединены в один, поступление на объединенный хаб дополнительных объемов газа по СП-2 – это шанс для Германии уравнять его значимость до уровня хаба TTF.

Следовательно, комплект пряников для Германии тоже немалого веса: продолжить наращивание энергобезопасности и энергообеспеченности, что увеличивает шансы на реализацию авантюрного плана прекращения работы атомных и угольных электростанций, получить шанс стать местом расположения крупнейшего северо-европейского газового хаба.

Коллекция слухов и сплетен вокруг СП-2

Вот теперь, вспомнив о том, как выглядит реальность, давайте попробуем перебрать слухи и сплетни вокруг СП-2.

«Американские односторонние дискриминационные меры направлены против СП-2, отчего больше всех пострадает Россия».

Ничего общего с правдой, поскольку под эти меры автоматически попадают и компании, которые инвестировали в строительство сухопутных продолжений СП-2 – EUGAL, Capacity4Gas, MEGAL и MEGAL Suid.

Газпром инвестировал:

  • в СП-2 только 4,75 млрд евро,
  • а целая «пачка» европейских компаний – 4,75 млрд евро в СП-2,
  • около 3 млрд евро – в EUGAL,
  • около 3 млрд евро в Capacity4Gas,
  • около 3 млрд евро –в MEGAL и в MEGAL Suid.

Следовательно, когда американские политики и их Табаки в Европе говорят, что действуют исключительно против интересов России – они просто врут, а «СМИ», которые отражают их точку зрения – либо не отдают себе отчета в том, что делают, либо тоже сознательно врут.

«Германия предложила Штатам построить регазификационные терминалы для приема американского СПГ в обмен на отмену всех санкций против СП-2»

Снова вранье или глупость. Германия как государство не участвует в непосредственной экономической деятельности, поэтому не может дать США гарантии того, что эти терминалы будут принимать исключительно американский СПГ, отказываясь от любых других, даже более выгодных сделок.

Владельцами терминалов в Германии могут быть только частные компании, диктовать им условия работы, навязывать какие-то ограничения немецкое законодательство не позволяет. С учетом того, что от этих гипотетических терминалов предстоит тянуть трубопроводы вглубь территории Германии, каким-то образом решать вопросы с арендой свободных объемов ПХГ, эти частники в политические игры играть не будут – инвестиций будет немало, потребуется как можно более динамично их возвращать.

Больше того – Штаты сами не могут гарантировать, что произведенный на их территории СПГ пойдет именно в Европу. Ровно так же, как и государство Германия, государство США не является непосредственным участником хозяйственной деятельности, не владеет акциями в заводах, сжижающих СПГ. И это не просто некое теоретическое положение: события зимы 2021 года наглядно показывают, что это сугубая практика.

Спотовые цены на европейском газовом рынке из-за погодных аномалий взлетели в 3-4 раза, но ни один танкер-газовоз с той стороны Атлантического океана к европейским терминалам не причалил. Причина – «ничего личного, только бизнес» – в Юго-Восточной Азии за СПГ готовы платить в 3 раза больше, чем в Европе. Построить терминалы исключительно для американского СПГ, который то ли будет, то ли нет? Нет в природе нашей планеты такой компании, которая согласилась бы вести вот такой странный бизнес, странный настолько, что в слове «странный» хочется обходиться без буквы «т».

«Америка снимет санкции с СП-2, а Германия в ответ гарантирует прекращение поставок по нему в случае, если Россия прекратит транзит газа через ГТС Украины»

Вот тот, кто это пишет, хотя бы немного пытается представить, как это может выглядеть?

«Я, правительство Германии, разрешаю Wintershall и Uniper получать природный газ по СП-2 от Газпрома, но в том случае, если Газпром нарушит свои контрактные обязательства по договору с компаний «Оператор ГТС Украины», повелеваю закрутить вентили» – так, что ли?

Тогда уж давайте эту великолепную идею доведем до логического завершения.

«Драгоценные немецкие потребители газа! В том случае, если где-то на Украине накроется медным тазом её ГТС, я, ваше правительство, не дам вам возможности получать газ еще и по СП-2. Мне, вашему правительству, плевать, какие убытки вы при этом получите и как будете выживать без необходимых вам объемов тепловой и электрической энергии – ведь я, ваше правительство, уже завтра в полном составе переезжаю в ближайшую психиатрическую клинику. У нас, ваших министров, крыша уехала окончательно и возвращаться не намерена, какая жаль»

Да, надо бы комментировать как-то серьезно, но это не очень получается. Для того, чтобы выполнить вот такой финт ушами, бундестаг уже сейчас должен перейти на работу в три смены и без выходных, поскольку необходимо в сжатые сроки изменить несколько десятков законов. Тут, извините, или крестик, или трусики. Или вы остаетесь государством с либеральной экономикой и даже не помышляете о подобного рода глупостях, либо аккуратненько проводите социалистическую революцию, национализируете парочку газовых компаний и ведете дела так, как посчитаете нужным.

Но и в том случае, если Германия внезапно решит жить по заветам своего великого философа, ситуация вряд ли кардинально изменится. За каким таким ангелом в том случае, если газ перестает поступать в Германию со стороны Украины – Словакии по причинам, от Германии не зависящим, может возникнуть желание отсечь поступление газа еще и с северного направления? Для того, чтобы в случае вот такой погоды, как этой зимой все население точно дало дуба раньше срока или грелось у костров? На вопрос, о чем думают «СМИ», тиражирующие вот такой бред, у нас ответа нет.

Что ещё было интересно-шуточного?

«Американцы предложат европейским компаниям отступные, станут новыми партнерами Газпрома и тут уж, само собой, снимут все свои так называемые санкции»

Прелестно. Выкупят, простите, что? Все 100% акций швейцарской компании «Nord Stream -2» AG принадлежат Газпрому – еще раз спасибо братским польским политикам, умным и дальновидным. Выкупит, простите, кто? Лично Джо, запятая, Байден (сокращенно Д,Б)? Государство США не является непосредственным участником экономической деятельности.

Или меняем все законы, или поручаем неким частным компаниям провести этот выкуп, для чего ссужаем их свеженапечатанными долларами. Предположим, что компанию:

«Пупкин и сыновья» создали, миллиарды долларов на ее счету ФРС обеспечила. Отлично. Кто с кем будет вести переговоры? Для начала придется сделать заманчивое предложение пяти европейским компаниям, вложившим деньги в СП-2: вот вложенное, вот деньги для расчета с банками, а вот деньги за то, что вы собирались заработать в течение 50 лет – таков гарантированный срок работы СП-2»

Сколько времени уйдет на торговлю, какой будет конечная сумма? При этом все компании, вложившиеся в строительство цепи сухопутных продолжений, тоже вряд ли останутся в стороне – возврат их инвестиций, их бизнес будут зависеть от того, как будет вести себя американская компания «Пупкин и сыновья», стоять в сторонке и ждать милости от таких партнеров вряд ли кто-то захочет. При этом за деньги, которые потребуются на то, чтобы раздать всем сестрам по серьгам «Пупкин и сыновья» что получат-то? Акции «Nord Sream -2» AG им может продать только единственный акционер этой компании, то есть Газпром. Предусмотрена ли в соглашении Газпрома с европейскими компаниями переуступка европейскими компаниями их обязательств некоему третьему юридическому лицу? Сомнительно.

Будут ли пылать энтузиазмом от всего этого правительства Германии, Чехии и Австрии, которым предложат смириться с тем, что получение всех перечисленных выше «пряников» будет зависеть от хотелок компании «Пупкин и сыновья»? Сомнительно. Будет ли в восторге Газпром и Россия от того, что на место годами проверенных надежных европейских компаний внезапно явится американское черт-те что и сбоку бантик? Тут даже не сомнительно – Газпрому такое счастье однозначно без надобности.

Итого: версия, которая предусматривает, что своими экономическими интересами поступятся, перечисляем: пять компаний, вложившихся в СП-2; четыре компании, вложившиеся в EUGAL, акционеры чешской Net4Gas, которая построила Capacitу4Gas и компания, которой предстоит прокладывать вторые нитки MEGAL и MEGAL Suid; три европейских государства; Россия и Газпром. Похоже это на что-то реальное? На наш взгляд – ни в одном глазу.

Журналистских уток, сплетен в исполнении политиков разных рангов и мастей, наверняка будет тем больше, чем ближе будет окончание строительства СП-2. Для того, чтобы не вляпаться в эту информационную грязь, предлагаем не забывать все перечисленные факты – это позволяет сделать спокойный анализ любой новой версии. Ну, и для того, чтобы совсем уж закончить эту тему, давайте припомним корабли, километры и кубометры. СП-2 с технической стороны – это две нитки годовой мощностью по 27,5 млрд кубометров каждая.

Если уровень спроса в Европе в 2021 году останется таким же, как в предыдущем, Газпрому для того, чтобы справиться с контрактными обязательствами по поставкам, вполне достаточно ввести в строй одну нитку СП-2. Ведь 2021-й год от 2020-гого отличается только одним – объем российского транзита через ГТС Украины снижен с 65 млрд кубометров до 40 млрд. Однако, с учетом сюрпризов, которые зимой 2020/2021 года были подарены Европе Дедом Морозом, Санта Клаусом, Йолопукки и прочими участниками этой развеселой компании, объем потребления газа в Европе наверняка увеличится.

По крайней мере, Газпром прилагает все усилия для того, чтобы окончание отопительного сезона ПХГ на территории Европы встретили максимально пустыми – это гарантирует, что летом добыча газа в России будет идти в штатном режиме, что Газпром будет аккуратно заполнять эти ПХГ свежими поставками. Для тех, кто любит критиковать нас за то, что мы «слишком сильно любим Газпром», в очередной раз напомним нюансы нашей налоговой системы. Государственный бюджет России в качестве налогов от Газпрома получает денег в 11 раз больше, чем от его дивидендов.

Да, по гамбургскому счёту, нет ничего веселого в продолжающемся экспорте непереработанного природного газа, но на сегодня факт остается фактом: чем больше газа добывает и продает Газпром – тем больше поступления в государственный бюджет России. Ну, а о проектах, связанных с переработкой газа, которые уже реализуются и реализация которых намечена на ближайшее время – не в этот раз. В качестве анонса – поводы для оптимизма имеются, пусть и хочется, чтобы их было больше.

Аврора