Смысл двух акций на высоком уровне, случившихся в противоположных точках Евразийского континента, на удивление одинаков: не ставьте нас перед выбором «или США, или Китай» — будем общаться с обеими сторонами. Хочется верить, что именно эта позиция определит главную ось международных отношений на годы вперед

Речь идет о статье премьер-министра Сингапура Ли Сянь Луна в американском журнале Foreign Affairs на прошлой неделе. И об итогах только что состоявшегося десятого раунда китайско-европейского стратегического диалога. В обоих случаях мы не говорим о каких-то формальных документах: диалог шел, по нынешней временной моде, через видеосвязь, а статья — она и есть статья, личное мнение одного человека.

Хотя человек этот, как и его страна, хорошо известен как самый проамериканский деятель Юго-Восточной Азии. В регионе много уклонов то в сторону Китая, то от него, но Сингапур неизменно оставался «маленьким Западом» на Востоке, насколько на Востоке это вообще возможно.

А сейчас Сингапур выступает в роли внешнеполитического представителя региона — с учетом откровенной слабости правительств Таиланда и Малайзии, экстравагантности поведения Филиппин и перманентной дипломатической летаргии Индонезии.

И вот позиция Ли Сянь Луна: мы искренне надеемся, что США и Китай (и вообще любые державы, имеющие вес в Азии) не будут заставлять делать неприемлемый для нас выбор между собой. Примерно с 1945-го по 1970-е годы источником процветания Азии были Соединенные Штаты. Затем преуспевание стало немыслимым без Китая, однако США «остаются важнейшим участником» региональной жизни. Нам нужны оба.

Самое интересное в статье — то, как дипломатично премьер-министр увещевает каждую из двух разругавшихся сверхдержав, стараясь не превратить свое выступление в обвинительный акт только против Америки. Китай, например, по его мнению, должен учитывать, что никогда не сможет полностью перехватить роль США в регионе. По двум причинам: во-первых, у него со многими соседями есть территориальные споры, а во-вторых, китайская община присутствует почти везде. Это будет всегда вызывать подозрения, так что обеим сторонам лучше признать, что Тихий океан и Азия достаточно велики для двоих, и научиться решать свои споры так, чтобы это не лишало мир выгод от наступившего века Азии.

Однако только одна сторона требует от остального мира выбирать, угрожая санкциями и иными проблемами за сотрудничество с Китаем. Пекин ничем подобным не занимается. Да и сам факт, что Ли Сянь Лун обращается именно к внешнеполитической элите США, выступая на страницах американского, а не китайского журнала, тоже важен.

При этом премьер Лун не объясняет, как в Азии ответят тому, кто очередной ультиматум все-таки предъявит. И это тот самый вопрос — на много миллиардов долларов, который будет определять конфигурацию всей мировой дипломатии на годы вперед. Дело в том, что, кроме Азии, в мире есть еще много регионов, и там предстает та же картина: перетягивание каната под американским лозунгом «никаких сделок с Пекином». Где и как сопротивляются этому, вопрос сложный. Иногда — никак, просто игнорируя по возможности американские ультиматумы.


Страны Европы похожи на Юго-Восточную Азию в том, что там тоже есть близкие друзья Китая, а есть и не очень — и они спорят между собой. Есть ли в Европе свой Ли Сянь Лун (то есть главный выразитель общей позиции)? Да, это глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель.

По итогам упомянутого выше раунда китайско-европейского диалога он заявил о договоренностях с Пекином расширить сотрудничество Китая и Европы по нескольким стратегическим (то есть важным для европейской политкорректности) направлениям — по части зеленой экономики, борьбы с эпидемиями и многим другим. Сотрудничество Пекина с отдельными странами будет идти своим ходом, но вот эти неприкосновенные «священные коровы» станут общеевропейскими символами позитивности связей с Китаем.

А где здесь разговор о Соединенных Штатах и о том, чтобы там не ставили ультиматумов? Нигде. США в этом и других случаях можно просто вежливо игнорировать, даже не проговаривая вслух «не ставьте нас перед выбором».

Общее направление движения Европы к Китаю очевидно. Например, Боррель ввязался на пресс-конференции в дискуссию о том, что такое Китай для Европы в общефилософском смысле. В начале прошлого года Еврокомиссией был принят документ, где Китай назвали «системным соперником» ЕС, продвигающим «альтернативные модели управления». И вот сейчас дипломат ответил на вопрос журналиста следующим образом: я понимаю, что назвать Китай системным соперником — это было несколько сомнительно, но в любом случае он нам не стратегическая угроза. И у нас с ним много общего.

Сейчас этого общего явно стало больше. Оценки того, во сколько обойдутся Европе противоэпидемические карантины, только начали делаться. Цифры пока что касаются лишь 2020 года: ждут спада между восемью и десятью процентами — ничего подобного не было со времен Второй мировой. Оценки для США еще хуже: минус девять процентов и более. А от Китая — первой экономики мира — напомним, все ожидают роста, пусть и небольшого. От кого в таком случае ждать товаров и инвестиций? И вот железнодорожная грузовая артерия Китай — Европа ставит все новые рекорды…

Американская дипломатия по всему миру пытается сорвать любые прежние или новые сделки местных правительств с Пекином. Где-то это удается, где-то наоборот: можно открывать своего рода турнирную таблицу. Но есть ожидания, что общий экономический фон склонит в сторону Китая чашу весов в Латинской Америке, где уменьшится влияние США. А еще есть Африка и Ближний Восток, где никто и не сомневается, что китайское присутствие в целом укрепится.

Исход данной битвы за влияние представить себе сложно, но пока что любые правительства говорят или хотя бы думают: не надо ставить нас перед выбором «или мы, или Китай». Поставите — ждите последствий: как минимум припомним вам это позже.  

Аврора