Похороны очередной великой иллюзии состоялись через восемь лет после того, как она запалила бикфордов шнур под Украиной: «После «революции достоинства» Украина в турборежиме подписала с Евросоюзом соглашение об ассоциации. Главным образом Киев ставил акцент на его политической части, закрыв глаза на многие аспекты экономической. Сейчас как раз пришло время пересмотреть последнюю, так как украинская сторона пребывает сегодня в, мягко говоря, унизительной позиции», – этой преамбулой представлено соответствующее интервью замглавы экономического комитета Верховной рады.

Подняться с колен, очевидно, не удалось. Только развернуться в другую сторону. Что касается плюсов политической интеграции, их формулировали примерно так: «В Европейский союз входит большинство развитых стран Европы, быть среди них это не только признание и честь, но и реальные преимущества. Прежде всего ЕС предоставляет всем своим членам право пользоваться всеми принципами и свободами, которые позволяют построить свободную и процветающую державу. Быть в ЕС, означает «сидеть за одним столом» с представителями цивилизованного мира».

Право сидеть за одним столом приходится оплачивать своим куском хлеба. Только свободную и процветающую державу на пустой желудок строить не получается. Дорога в Европу была вымощена благими намерениями; проблема только в том, что реальности они не учитывали. Идеализм – это шоры, которые мы выбираем. За свободу надо платить. Вопрос в том, кому и чем. И за какую свободу. Выбрав независимость, Украина превратилась в буферное государство, уделом которого было играть на противоречиях Востока и Запада. И в этом ничего плохого ни для кого не было. Однако независимости оказалось мало, и для того, чтобы примкнуть к «цивилизованному миру», пришлось одичать.

Однако факельные шествия привели не к вставанию с колен, а к фиксации в унизительной позе. Простите, позиции. Я это сейчас пишу не от радости по поводу того, что у соседа сдохла корова иллюзий, щедро поившая его европейским выбором. Это, в конце концов, для любого вменяемого наблюдателя было хроникой объявленной смерти, о которой знали заранее. Как раз соседей и жалко, и жалко жертв пропаганды – в отличие от упырей, которые останутся не у разбитого корыта, а при своих офшорах. Но есть тема, к которой я веду, отталкиваясь от наглядного примера. Случившееся с Украиной – симптом общей болезни. Просто кто-то по совокупности факторов ее переносит лучше.

Любую болезнь можно называть, описывать и оценивать по-разному – в зависимости от точки зрения и целей описателя. Мы поговорим о болезни перемен. Не в том смысле, что перемены – это болезнь, а про патологии перемен. Коли перемены – такая же реальность, как любой человеческий орган, то и быть у него могут как функции, так и патологии. Функция перемен – поддержание развития и жизнеспособности. Функция патологий обратна. Но у любых патологий есть органические во всех смыслах причины. И здесь речь о том, что перемены не происходят извне. Если они происходят извне, вы не являетесь акторами, а становитесь жертвами. В медоточивых сентенциях социал-дарвинистов о «невписавшихся в рынок» была своя неумолимая логика: если вы привыкли поступать так, как поступали всегда, то и получать будете то, к чему привыкли.

Фото: Зураб Джавахадзе/ТАСС

Девяностые озолотили одних и погубили других. А часто – одних и тех же. Многое можно объяснить судьбой или ошибкой выживших. Но нас интересует другое: соответствие результатов целеполаганию. Золотое правило драматургии: герой получает то, что хочет, но не так, как он хочет. Как минимум потому, что сам меняется на пути к цели в результате преодоления препятствий и мучительных разочарований (если вы не получили то, чего хотели, значит, ваш путь еще не закончен). Но программа максимум для настоящего героя – это выбор между ложной целью и истинной потребностью, которой в начале пути он еще не осознает. Она скрыта от него в тумане иллюзий, которые помогают справляться с травмой. Задача примирить наличие этой травмы с «повесточкой» и диктует герою его заблуждения.

Травмы у всех довольно однообразны, как и мы сами. Когда-нибудь я попытаюсь их классифицировать в методологическом ключе применительно к обучению сценарному ремеслу. Редукция помогает не мышлению, а усвоению метода. Самая распространенная ошибка человека глупого – считать себя уникальным. На животном уровне мы, к сожалению, исключительно банальны – это и позволяет нами манипулировать. Ветер перемен легко выдувает мозги – если, конечно, вы не являетесь их организатором или бенефициаром. В наши времена даже элементарный вопрос «кому выгодно?» принято считать конспирологией. При этом не возникает и еще более простого вопроса: если это никому не выгодно, зачем это делать?

Человек, который считает себя уникальным, скажет: да это же выгодно всем! Но, к сожалению, выгодно всем не бывает ничего. Логично думать о том, что и почему выгодно именно вам. А если вам выгодно «то же, что и всем», вы уже не индивидуум, а часть толпы. Неважно, какой. Причем речь о выгоде не столько материальной, сколько экзистенциальной. В которой тоже главное значение имеет соотношение прихода и расхода. Потому что в глобальном смысле миру оно аукается соотношением прихода от иллюзий и расхода чужих человеческих жизней. Какой баланс у революций, заметить несложно. Положительное сальдо достигается расходованием собственных жизней на достижение созидательных целей.

Взгляд