Китай берёт на себя «огромный риск», подписывая 25-летний договор о сотрудничестве с Ираном, предупреждают правительственные советники и дипломатические источники в Пекине. Об этом сегодня, 31 марта, пишет издающаяся в Гонконге (китайский Особый административный район Сянган) англоязычная газета South China Morning Post (SCMP).

Обе стороны приветствовали сделку, подписанную на прошлой неделе министром иностранных дел Ваном И и его иранским коллегой Мохаммадом Джавадом Зарифом, в качестве «ключевого шага» в улучшении их отношений, и Пекин надеется, что это усилит его влияние на Ближнем Востоке. Ни Китайская Народная Республика, ни Исламская Республика не обнародовали детали стратегического пакта, в то время как государственные СМИ сообщили только о том, что он предполагает сотрудничество в таких областях, как торговля, экономика и транспорт.

В соглашение не вошли какие-либо конкретные контракты и цели, и он не нацелен на какую-либо третью сторону, заявил Чжао Лицзянь, официальный представитель Министерства иностранных дел Китая, на регулярном брифинге для СМИ в минувший понедельник.

Однако, по данным The New York Times , Китай согласился инвестировать 400 миллиардов долларов в Иран в течение 25 лет в обмен на стабильные поставки нефти для подпитки его растущей экономики.

Сунь Деган, специалист по Ближнему Востоку из Университета Фудань в Шанхае, сказал, что Китай, возможно, пожелает заключить аналогичные договорённости с другими странами региона, включая Турцию, арабские государства, многие из которых враждебны Ирану, или даже с Израилем.

«Комплексный план сотрудничества между Китаем и Ираном — это стратегический выбор, сделанный с глобальной точки зрения, особенно в ответ на нынешнюю ситуацию, в которой Соединённые Штаты и Запад подрывают международный порядок», — сказал он государственному новостному порталу ThePaper.cn.

Между тем китайские дипломатические источники и находящиеся на государственной службе эксперты предупреждают, что сделка, подписанная со страной, на которую наложены санкции США, «с неопределёнными экономическими перспективами» несёт в себе «огромные риски» и бросает вызов внешней политике Китая.

«Иран надеется сотрудничать с Китаем как в политическом, так и в экономическом плане. Это вызов китайской дипломатии и фундаментальная встряска внешней политики Китая», — сказал SCMP на условиях анонимности эксперт из официального аналитического центра в Пекине, консультирующий китайское правительство по вопросам политики на Ближнем Востоке.

Иранское новостное агентство Fars, которое считается близким Министерству оборону ИРИ, передало, что сделку следует рассматривать как политическую, стратегическую, экономическую и культурную программу, которая в долгосрочной перспективе предусматривает всесторонние отношения с пунктами об инвестициях и финансах, а также взаимную поддержку на международных форумах.

«В военной сфере обсуждались такие вопросы, как обучение, передача оборонных технологий, борьба с терроризмом и совместные учения. Одним из важных моментов является соглашение о торговле в национальных валютах», — говорилось в сообщении.

В стратегическом пакте также неоднократно упоминается китайская инициатива «Один пояс, один путь» с акцентом на то, что Иран может выиграть от активного участия в этом масштабном проекте. Но эксперт, консультирующий китайское правительство по вопросам политики на Ближнем Востоке, сказал, что некоторые положения договора могут быть «труднодостижимыми», например, участие компаний КНР в нефтегазовых проектах в ИРИ на фоне продолжающихся жёстких антииранских санкций со стороны США. По его словам, если указываемая в западных СМИ цифра в $ 400 млрд китайских инвестиций в иранскую экономику верна, то это несёт в себе «огромный риск».

«Китай мог бы предоставить инфраструктуру в обмен на экспорт иранской нефти при нормальных обстоятельствах, но экономическая и инвестиционная среда Ирана не очень хороши в условиях американских санкций», — отметил собеседник SCMP.

Другой эксперт по ближневосточной политике из Шанхая сказал, что сделка может вызвать опасения у других стран Ближнего Востока относительно того, что Пекин более склонен сосредоточиться на своих связях с Тегераном. По его словам, Саудовская Аравия — один из крупнейших геополитических соперников Ирана — будет внимательно следить за тем, сколько нефти Китай покупает у Ирана, добавив, что Пекину необходимо заверить других региональных игроков в том, что не только Иран получает преимущества.

«Китай не выбирает чью-либо сторону на Ближнем Востоке, и его политика неприсоединения остаётся неизменной. Визит министра иностранных дел Ван И на Ближний Восток также показывает, что Китай занял более активную позицию в регионе и будет прикладывать больше дипломатических усилий и вкладывать ресурсов в этот регион», — заключил эксперт.

Глава китайской дипломатии также посетил Саудовскую Аравию, Турцию, Объединённые Арабские Эмираты, Бахрейн и Оман в ходе своего регионального турне и предложил инициативу из пяти пунктов о мире и стабильности на Ближнем Востоке, напоминает SCMP.

Как сообщало EADaily, западные наблюдатели назвали подписание 25-летнего соглашения о сотрудничестве между богатым нефтью Ираном и претендующим на статус глобальной державы Китаем «меняющим правила игры» на Ближнем Востоке и создающим новую «стратегическую клешню» для США и их союзников в регионе.

Напомним, главы МИД Ирана и Китая Мохаммад Джавад Зариф и Ван И подписали 27 марта пакт о стратегическом сотрудничестве между двумя странами. Церемония подписания прошла в Тегеране. По заявлению иранской стороны, документ рассчитан на 25 лет и состоит из политических, стратегических и экономических компонентов.

EADaily