Если Сонный Джо Байден вдруг проснется и с плохого сна вдруг решит начать ядерную войну, то юридически ничто не может помешать сделать это пережившему свой ум престарелому президенту. Таковы реалии управления ядерным оружием США. Тут разве что в ход может пойти сюжет для очередного голливудского блокбастера, когда носитель ядерного чемоданчика — бравый полковник откажется от выполнения преступного приказа и не введет нужные коды.

А пока этот фильм сочиняют, президент Соединенных Штатов имеет исключительные полномочия на приказ по применению ядерного оружия США. Эта прерогатива связана с исполнением президентом по конституции США обязанностей главнокомандующего.

Правда, по вопросу применения ядерного оружия президент США может обратиться (но не обязан) за советом к своим военным советникам. Объединенный комитет начальников штабов может участвовать в совещании с президентом по принятии решения о применении ядерного оружия. В этом случае Объединенный комитет начальников штабов определяет аутентичность приказа президента и обеспечивает, чтобы президент был полностью информирован о последствиях запуска.

Командующий Стратегическим командованием США (STRATCOM) также может давать советы президенту на применение ядерного оружия. Но и он не состоит в командной цепи для санкционирования ядерного удара.

Президенту США не требуется согласия его военных советников или Конгресса США относительно его приказа на применение ядерного оружия. Ни военные, ни Конгресс не могут отменить приказ президента.

Военнослужащие США обязаны соблюдать норму Кодекса военной юстиции: «выполнять приказы, если они законные и поступили от компетентного органа».

Элементы технической системы управления ядерным оружием США обеспечивают «однозначное, надежное, точное, своевременное и постоянное предупреждение о нападениях на Соединенные Штаты, их союзников и их силы за рубежом». Если эта система управления ядерным оружием определяет атаку и предупреждает о ней, сообщает об аномальном событии, то президент будет участвовать в обсуждении чрезвычайной ситуации на коммуникационной конференции с министром обороны, председателем Объединенного комитета начальников штабов и другими военными советниками. Они сообщат президенту подробности и дадут оценку возможной внешней атаки, а командующий STRATCOM объяснит президенту варианты ответного удара. Президент оценит эту информацию и решит разрешать или нет использование ядерного оружия США. Он сообщит о своем выборе участникам видеоконференции.

Дальше в случае решения об ударе в ход идет устройство, известное как «ядерный чемоданчик», который возле президента постоянно держит назначенный дежурный военный. Устройство оборудовано средствами связи и имеет специальную книгу с росписью подготовленных планов ядерной войны или набора выборочных ударов. Президент может либо выбрать вариант из этих подготовленных планов, либо, если позволяет время, обратиться в стратегическое командование STRATCOM подготовить новую альтернативу по целям.

Если президент решает нанести ядерный удар, то он представляет компетентным военным уникальный для него код. Эти коды записаны на специальном удостоверении личности, известном как «бисквит» (печенье), которое президент всегда носит с собой. Затем президент передает приказ о запуске в Пентагон и STRATCOM.

В Министерстве обороны аутентичность приказа может подтвердить дежурный офицер Национального военного командного центра в Пентагоне. Аналогичным образом поступят и в STRATCOM.

Американские военные эксперты утверждают, что как только приказ поступит в командный центр, дальше он будет выполнен в течение одной минуты. Вслед за этим стратегические межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования Минитмен-III будут запущены через две минуты. Подводные ракетоносцы начнут пуски своих ракет Трайдент-II через 15 минут. Возможности отменить решение после того, как система запущена, нет. Вся система применения ядерного оружия рассчитана на скорость и решительность действий. Она не предназначена для обсуждения решения. На все про все в случае атаки США вражескими МБР с территории Евразии у президента США для ответного удара имеется 30 минут.

Разумеется, в ситуации постепенной эскалации в направление ядерной войны, у президента имеется больше времени для обдумывания ядерного удара прежде, чем отдать приказ.

Некоторые аналитики в США предполагают, что имеется вариант автоматического задействования ядерного оружия США в случае внезапной атаки. В этой ситуации президент США не нужен. Однако существование такой системы не было никогда официально подтверждено в США.

Известно, что после окончания холодной войны, в США несколько раз пересмотрели планы ядерной войны в сторону многовариантности и выбора ограниченных ответов. По-видимому, помимо вариантов планов оперативного реагирования на внезапное нападение, имеются и варианты отложенных ответов. Варианты отложенных ответов усиливают сдерживание, обеспечивая президента возможностью гибкого выбора подходящего ответа на нападение на США или их союзников.

Другой сценарий начала ядерной войны допускает возможность использования США ядерного оружия не как ответа на нападение, а в качестве атаки первыми. Соединенные Штаты никогда не декларировали политику неприменения ядерного оружия первыми. Президент США может отдать приказ на применение ядерного оружия первыми. Его военные советники могут попытаться отговорить президента от этого. Но никаких юридических препятствий для отдачи приказа президентом США на использование ядерного оружия первыми нет.

В последние годы некоторые члены Конгресса и аналитики высказываются против существующей ситуации, когда президент США может единоличным решением применить ядерное оружие первыми без ситуации внезапной атаки на США. Они утверждают, что у президента найдется время, чтобы проконсультироваться с Конгресс перед запуском ядерного оружия.

Кроме того, аналитики указывают и на опасность принятия решения президентом в ситуации получасового цейтнота. Нехватка времени может привести к случайному или непреднамеренному началу ядерной войны. Они указывают на случаи, когда во время холодной войны случались ложные предупреждения о ядерной атаке на США. Если бы тогда президент США ответил на эти технические ошибки быстрым принятием решения по применению ядерного оружия, то неспровоцированная глобальная ядерная война стала бы неизбежной.

Потенциально имеется и новая угроза технической системе управления ядерным оружием США — это хакеры. В декабре 2020 года сообщалось, что хакеры в предпринятой ими масштабной кибератаке могли получить доступ к сети Министерства энергетики и Национального управления по ядерной безопасности США, которое поддерживает запасы ядерного оружия в стране. Тогда из Министерства обороны США заверили, что злоумышленники не тронули критические системы обороны, включая управление по ядерной безопасности.

EADaily