Чем хороша монархия?

  • Во-первых, это красиво.
  • Во-вторых, это консервативно.
  • В-третьих, других преимуществ нет.

Вопрос - пригодится ли народу общество с красивыми консервативными ценностями? Зависит от того - с какими именно ценностями.

Ностальгия по советским временам питается именно воспоминаниями об этих красивых консервативных ценностях. Справедливость. Забота о простом человеке. Борьба с высокомерием и неподсудностью. Качественное образование. Всеобщая доступность трудоустройства. Патриотическсая солидарность. Мягкость национальной политики. Международные успехи в науке, технике, политике, спорте, искусстве. Уверенность, что эти ценности внезапно не девальвируются. Процентов восемьдесят постсоветского населения поддержало бы эти ценности и сейчас, наверное. Кто-то добавил бы еще свободу. Кто-то - толерантность. Кто-то - открытость торговли и инвестиций. Кто-то - национальные приоритеты. Кто-то - равенство. Кто-то заботу о детях и стариках.

Кто-то экономическое благополучие. Кто-то идеологическое единообразие. Кто-то - экологию. Но эти ценности более расплывчатые и менее стабильные - сегодня так, а через полвека эдак, для молодежи важно одно а для пенсионеров другое. Это нормально, когда пробуются и развиваются разные понятия добра и зла. Если они не противоречат консервативным ценностям. Таким образом, место для фундамента монархии есть.  

Теперь прикинем - можно ли институциализровать эти консервативные ценности? То есть - обеспечить их устойчивость и преемственность чем-то более существенным, чем личное мнение обывателя. Можно вписать их в Конституцию. Но это не дает гарантий, потому что конституцию можно переписать, как у нас это делается каждое поколение. Можно дополнительно принять угрожающий закон, что при смене конституции прекращают действовать все законы вообще, пока новые законы не примет какой-нибудь новый парламент или новый Государь. Но это тоже преодолевается при наличии сговора верхушки и хорошего режиссера.

Можно поручить защиту конституционных ценностей Зюганову и его Партии. Партию снова сделают правящей, снова возродится непогрешимое Политбюро. Ценности они возможно и сохранят, но экономику наверняка снова угробят. Потому что консервативные ценности - хотя и необходимое условие для благополучия людей и страны, но явно не достаточное. Спокойствие они обеспечивают, а энтузиазм - нет. А если общество будет трудиться без энтузиазма, то оно рано или поздно проиграет тому, где трудятся с энтузиазмом. Пусть даже их энтузиазм происходит из алчности, страха или похоти.

Поэтому кроме институтов консерватизма, должны быть и институты развития - и в политике, и в науке, и в идеологии, и в экономике. Институты развития - и есть самая ответственная задача. Причем задача для каждого поколения, потому что возможности кардинально изменяются, и иногда даже чаще чем раз в поколение. Когда-то надо вкладываться в атомную бомбу, когда-то - в добычу нефти, когда-то - в цифровизацию. Или не вкладываться. Ставить институты развития под контроль институтов консерватизма нельзя - консерваторы удавят однозначно, считая это своей главной функцией. Но ставить под надзор - надо тоже однозначно. Не запрещая любое развитие - тормозить те технологии, которые разрушают конституционные ценности (но не те, которые могут разрушать, теоретически-демагогически).

Хранители ценностей должны быть добрыми, умными, авторитетными. На их стороне должно быть мнение обывателя, а не силовой ресурс. Но доброту, ум и авторитет нужно доказывать ежедневно. Конституционный Суд теоритетически тоже соответствует всем критериям хранителей консервативных ценностей. Или Госсовет. Или Совет Безопасности. Их авторитет как бы широко признан, но не высокозначим. Чего они там решают - непонятно, и заботятся ли обо мнении обывателя - сомнительно. Красоты там тоже не видно, а красота важна. Непонятно почему, но важна. Так что нужен специальный институт социального авторитета.

Роль общественного Монарха именно поэтому может быть полезной. Он не будет иметь прямой силовой власти. Его суждения не должны выходить за рамки конституционных социальных ценностей. Его задача - быть концентртором и выразителем мнения консервативного обывательского большинства. Его экономическая основа - добровольные перечисления граждан. Его риск - стратегическая ошибка балансировки между развитием и консерватизмом. Его формат работы - традиционный: комиссии, советники, балы, приемы, посвящения, заявления, выступления, etc.
Утопия, конечно. Но может быть, в этом что-то есть?

Аврора