Современный мир – это война. «Википедия» дает такое определение этому термину: «война – конфликт между политическими образованиями (государствами, племенами, политическими группировками и так далее), происходящий на почве различных претензий, в форме вооруженного противоборства, военных действий между их вооруженными силами. Как правило, война является средством навязывания противнику своей воли. Один субъект политики пытается силой изменить поведение другого, заставить его отказаться от своей свободы, идеологии, от прав на собственность, отдать ресурсы: территорию, акваторию и другое».

Но всегда ли в современных условиях необходимы вооруженные силы, чтобы заставить кого-либо отказаться от «идеологии, прав на собственность» и т. д.? Не устарело ли само определение «война» в столь быстро меняющемся современном мире? И не обманываем ли мы сами себя, когда продолжаем считать, что находимся в состоянии мира?

Еще Карл фон Клаузевиц сформулировал, что «война есть продолжение политики иными, насильственными средствами». Основным средством достижения целей войны служат организованная вооруженная борьба, а также экономические, дипломатические, идеологические, информационные и другие средства борьбы. Так вот, в современном мире «другие средства борьбы» выходят на первый план. Таким образом, получается, что современная война – это глобальное понятие, включающее в себя все направления противостояния: экономику, экологию, финансы, политику, СМИ, а то, что раньше подразумевалось под термином «война», теперь можно называть – «боевые действия». Это та форма противостояния, где все еще применяют оружие. Не самая эффективная и не самая популярная в настоящее время.

Итак, теперь становится более очевидно, что мир перманентно находится в состоянии войны. Только возможно мы еще не в полной мере осознали это, а возможно – просто боимся сказать это вслух. Но не сформулировав проблему, невозможно рассчитывать на ее решение! Так какая она, современная война? Или какой он – современный мир?

Современная война – это не удар ядерных ракет, а взрыв смертника в метро. Это не танковые клинья, а религиозный фанатик, который фурой давит прохожих. Современная война – это не массы пехоты, а массы нелегалов, которые отвоевывают целые районы в европейских городах, в том числе в наших. Современная война ведется не против государств, заканчиваясь штурмом столицы, а против сетевых сообществ, которые могут управлять своими сторонниками и без штаба в бункере. Современная война – это череда «оранжевых революций», где в роли «спецназа» выступают футбольные фанаты, которые увлекают за собой толпы подверженных эмоциям граждан. Современная война – это убийство детей в школе самодельными взрывными устройствами и такое же убийство души ребенка, через программу самостоятельного выбора гендерной идентичности. Всевозможные БЛМ и ЛГБТ, Моргенштерны, ток-шоу на ТВ и другие инструменты ведения современной войны.

Фото: Владимир Астапкович/РИА Новости

Культурная оккупация оказывается дешевле и эффективнее оккупации военной. Зачем воевать с Россией, если ее можно просто перевоспитать через культуру, медиа и образование? Если государство устроено по старинке, то оно очень уязвимо. А в силу отсутствия эффективной работы институтов власти по реализации комплекса социальных, культурных, образовательных и воспитательных мер, направленных на создание среды, способствующей воспитанию и формированию общества ответственных граждан России, население страны попадает под влияние «мягкой силы» (западные СМИ, киноиндустрия, социальные сети и т. д.) – и начинают формироваться ценности, целью внедрения которых являются манипуляции сознанием граждан.

Проблемой является отсутствие внятной позиции государства, описывающей перспективы страны в будущем, а также отставание в ведении «информационной войны» и отсутствие стратегии развития справедливого общества. Необходимо учитывать, что современное общество обладает более высокими возможностями к критическому мышлению, чем буквально еще несколько лет назад, и устаревшие способы управления и формы взаимодействия с гражданами, отсутствие эффективных инструментов информирования людей – способствуют формированию недоверия со стороны населения.

Для успешного существования в современных условиях (мира или войны?) государство должно обладать управленческим аппаратом нового типа. Государства, сумевшие до сих пор сохранить свой суверенитет, конкурируют не в огневой мощи своих армий, а в глубине анализа ситуации, скорости и эффективности принятия решений на всех уровнях – от стратегического до тактического. Для сохранения субъектности государства в условиях геополитического противостояния необходимо применение всех элементов системной конкуренции: военной силы, «мягкой силы», политических, экономических и социальных мер, реализуемых в рамках единого замысла. Увеличивать эффективность деятельности необходимо за счет межведомственных и негосударственных аналитических структур.

Сильные люди создают хорошие времена, хорошие времена создают слабых людей, слабые люди создают плохие времена, плохие времена создают сильных людей. Кто мы и какие времена создало наше поколение? Спецназ будущего – это не те, кто может хорошо стрелять, побеждает в «спартакиаде Центра», успешен в спортивных состязаниях со своими же коллегами на радость генералам и просто силен духом, а те, кто идет в ногу со временем, видит картину мира целиком, имеет сложившуюся систему ценностей и целей, имеет идеологию, может и стрелять, и наводить, находиться в любой среде, вербовать, работать с любой информацией, владеет анализом, современными технологиями, с помощью поста в соцсетях может направить массы людей в нужном направлении, если необходимо.

Сегодня для противостояния современной угрозе нужны абсолютно новые воинские подразделения, способные для начала видеть и понимать существующую, а не 20-летней давности, угрозу и успешно вести полноценную современную войну против нее, а не только боевые действия.

Взгляд