Одной рукой США вводят санкции против России и молятся на «зеленую» энергетику, а другой – закупают все больше российских традиционных углеводородов. До недавнего времени США возили из России в основном тяжелую нефть и мазут, а теперь фиксируется всплеск интереса еще и к дизельному топливу. Чем же объясняется этот неожиданный поворот?

В США отправились четыре российских танкера с двумя миллионами баррелей дизельного топлива, изготовленного из природного газа. Такой объем поставки станет максимальным с 2018 года. Об этом со ссылкой на данные платформы отслеживания и аналитики грузов Vortexa сообщает Bloomberg.

Танкеры с российским дизельным топливом движутся к Восточному побережью Соединенных Штатов и должны прибыть в Нью-Йорк и Нью-Хейвен на следующей неделе. Российский дизель поможет снизить цены на топливо на Восточном побережье, достигшие максимума за последние семь лет, уверяет агентство.

Такие крупные поставки дизтоплива в США из России происходят довольно редко, замечают аналитики Voxtera. Что же произошло в США, что они одной рукой вводят санкции против России, а другой – все больше закупают у нее и нефти, и нефтепродуктов?

США уже не первый год наращивают поставки нефти и нефтепродуктов из России. Просто раньше чаще всего речь шла не о дизтопливе, а о мазуте, который США закупают у России в больших объемах, смешивают с легкой нефтью и получают купаж для переработки, рассказывает заместитель директора российского Института национальной энергетики Александр Фролов.

Плюс США полюбили российскую тяжелую нефть после того, как сами себя лишили венесуэльской нефти. Со второго квартала 2019 года США ввели санкции против Венесуэлы на фоне несогласия президента страны Николаса Мадуро признать президентом американского ставленника.

Венесуэла обеспечивала американские нефтеперерабатывающие заводы тяжелой вязкой нефтью. Исторически они технически заточены под нее. Сами же Штаты наращивали добычу в основном за счет легкой нефти, которая не подходила под местные НПЗ. Выгодней продавать более дорогую американскую легкую нефть на экспорт, а собственные заводы снабжать тяжелой и более дешевой нефтью, в частности, венесуэльской.

«США лишились порядка 20 млн баррелей нефти в месяц, которые поставляла Венесуэла. Этот объем надо было компенсировать из других источников. И одним из таких источников стала Россия. Теперь она занимает второе или третье место в зависимости от месяца по поставкам нефти и нефтепродуктов в США», – говорит Александр Фролов. На первом месте идет Канада (обеспечивает половину импорта в США), а за второе и третье места раньше боролись Мексика с Венесуэлой, а теперь – Мексика с Россией.

Хотя США являются крупнейшим производителем нефти в мире, но все равно они производят нефти меньше, чем потребляют: 11,4 млн баррелей в сутки против порядка 20 млн баррелей в сутки, отмечает Фролов. При этом часть нефти США еще и экспортируют. Поэтому по нефти и нефтепродуктам Штаты дефицитны.

Собственно, традиционным поставщиком дизельного топлива для США тоже является Канада. Однако канадский нефтеперерабатывающий завод Irving Oil был с сентября на плановом ремонте, и только-только возобновляет свое производство. Тогда как спрос на дизельное топливо в Штатах оказался высоким: по прогнозам экспертов, он может достичь максимума с 2018 года уже в 2022 году.

Цены как на бензин, так и на дизельное топливо в США существенно выросли.

«Литр бензина в Штатах стоит уже один доллар, литр дизеля – примерно столько же. Это много, и на 30-35 центов дороже, чем дизтопливо стоило в начале года»,

– указывает Фролов.

Дефицит и удорожание заставили американцев искать топливо у альтернативных поставщиков.

Аналитики Voxtera отмечают также, что привлекательность российского дизеля для американцев кроется в доступе России к дешевому газу, плюс в том, что она лучше позиционирована для поставок дизтоплива, чем нефтеперерабатывающие предприятия Европы.

Европа с дизтопливом вряд ли могла бы помочь США. Во-первых, Европа сама является более дизельным регионом, в отличие от США, которые являются больше бензиновой страной. Во-вторых, Европе не хватает собственного производства дизеля, и она его импортирует, в том числе из России, отмечает эксперт.

«В США объем местной переработки крайне велик, но сейчас это переработка может страдать из-за сочетания высоких цен как на нефть, так и на ряд других необходимых в производстве компонентов. Ситуация в Европе в этом плане может быть даже еще хуже, потому что собственного сырья там меньше», – говорит Фролов.

Тогда как России действительно есть что предложить – и не только Европе, но, как видно, и США.

«Россия производит более, чем в два раза больше дизельного топлива, чем потребляет: порядка 78 млн тонн против 35 млн тонн. Примерно 40 млн тонн надо экспортировать. В основном российское дизтопливо везут в Европу, но почему бы США, где внутренний рынок становится премиальным, не закупить определенные объемы в России, которая предлагает конкурентное по цене и качеству дизельное топливо»,

– говорит Фролов.

Что касается доступа России к дешевому газу – это, конечно, неоспоримый факт. В производстве дизеля может опосредованно использоваться метан. «В нефтепереработке существует ряд процессов, в которых применяется водород, к примеру, гидроочистка и гидрокрекинг. Значительная часть водорода получается в ходе процессов, происходящих на самом нефтеперерабатывающем заводе в результате переработки нефтяного сырья, а часть водорода может быть получена путем паровой конверсии метана. Газ у нас стоит дешевле, чем в Европе. Это наше преимущество, которое позволяет удешевить производство метана и водорода для промышленных нужд, в частности, для нефтеперерабатывающих предприятий», – поясняет Александр Фролов.

Учитывая объемы импорта дизеля из России, поставки в США в целом выглядят небольшими: 2 млн баррелей дизеля, которые везут танкеры, в пересчете в тонны – это всего 275 тыс. тонн. Однако эта история в очередной раз показывает Джо Байдену, который тоже «помешался» на зеленой повестке и «тянет» собственную нефтяную отрасль вниз, что рано Штаты списывают традиционные углеводороды со счетов.

«Все это говорит о том, что не спешите хоронить традиционное моторное топливо или рассказывать о том, что вложения в модернизацию российских нефтеперерабатывающих заводов никогда не окупятся. Соединенные Штаты Америки собственным примером опровергают эти «замечательные» рассказы», – заключает Александр Фролов.

Взгляд