Вашингтон сделал очередной шаг, прямо направленный на противостояние с Китаем: он намерен развивать объединение стран ради «свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона». Что означает реанимация Вашингтоном политического блока под названием QUAD и почему Китай вряд ли будет этим доволен?

Люди часто желают простых решений сложных проблем. Это красиво, демонстрирует активность и показывает плебсу, что задача настолько проста и неопасна, что с ней справится любая кухарка. Поэтому американцам и нравилась стратегия Трампа по сдерживанию Китая, которая проводилась в виде масштабного, по-американски прямого и наглого наката на КНР – с санкциями, демонстрациями военной силы, захватом заложников и грандиозными информационными кампаниями.

При этом сами республиканцы уверяли, что если они проиграют битву за Белый дом в ноябре 2020-го, то пришедшие им на смену демократы в лице Джозефа Байдена откажутся от силовой политики и капитулируют перед Пекином. Ряд китайских политологов придерживались примерно таких же позиций: уверяли, что Китаю для налаживания отношений с Вашингтоном нужно просто пересидеть Трампа, что при Байдене США перестанут кошмарить Китай.

Однако и те, и другие оказались неправы. Байден не отказался от сдерживания Пекина. Он лишь перешел от простых методов Трампа к более сложным и долгосрочным, но при этом и более эффективным, опасным для Китая стратегиям. На место односторонних действий пришло создание и укрепление антикитайских союзов, а тактические накаты в виде санкций и угроз были заменены на долгосрочную осаду. Формирование вокруг Китая точек напряженности и создание в Индо-Тихоокеанском регионе антикитайской среды.

Четыре товарища и Китай

Одним из элементов осады стало, например, недавнее создание блока AUKUS, подразумевающее передачу Австралии принципиально новых видов вооружений и официальное включение Великобритании в систему сдерживания КНР. А 24 сентября Байден занялся упрочением и систематизацией уже существующих форматов – в этот день в Вашингтоне прошел первый очный саммит QUAD в составе лидеров США, Австралии, Японии и Индии.

Сама группа из четырех стран (собственно, от «четверки» и образовано ее короткое название – полностью оно звучит как «четырехсторонний диалог по вопросам безопасности» или, если по-английски, Quadrilateral Security Dialogue) является, по сути, форматом взаимодействия США с главными геополитическими игроками региона и самыми большими ее державами. Да, у QUAD (в отличие от НАТО) нет ни основополагающего договора, ни формальных обязательств государств-членов друг перед другом, ни единых военно-политических органов планирования. По сути это лишь дипломатический форум.

Однако все это, по мнению некоторых экспертов и журналистов, является скорее не минусом, а плюсом. Отсутствие четко прописанной повестки позволяет странам сотрудничать по целому спектру антикитайских вопросов – начиная от производства вакцин от коронавируса и заканчивая проведением совместных учений. А что касается отсутствия формальных обязательств, то, как известно, главным цементирующим моментом в союзе является не наличие бумажек, а общий интерес элит. И интерес этот очень простой – сдерживание КНР.

Формально на вашингтонском саммите лидеры старались Китай не упоминать – однако по факту же говорили о нем между всеми строками.

«Мы вместе стоим тут, в Индо-Тихоокеанском регионе. Регионе, который мы хотим навсегда освободить от силового принуждения. Регионе, где суверенные права всех наций должны уважаться, где разногласия решаются мирным путем и в соответствии с международным правом», – пафосно заявил австралийский премьер Скотт Моррисон. По словам японского премьера Ёсихидэ Суги, саммит поспособствовал укреплению сотрудничества между странами в их стремлении к «свободному и открытому Индо-Тихоокеанскому региону». Свободному, понятно, от китайского влияния.

Эксперты сходятся во мнении о том, что вашингтонский саммит привел к укреплению и институционализации четырехстороннего альянса. «Первая очная встреча лидеров QUAD на этой неделе пошлет серьезный сигнал всем зарубежным противникам и критикам о том, что QUAD существует и никуда не исчезнет», – пишет научный сотрудник американского фонда «Наследие» Джефф Смит.

Однако остается другой вопрос: а зачем Штатам QUAD, когда есть AUKUS? Да, Индия и Япония в той или иной мере поддержали AUKUS и (в отличие от французов) не рассматривали новый блок как угрозу своим интересам, однако их туда все-таки не включили. И не включили потому, что ни Нью-Дели, ни даже Токио не рассматриваются как надежные, понятные и безусловные союзники по сдерживанию Китая.

Собираемся в круг

Ответ на этот вопрос, по мнению экспертов, очень простой. Американцам нужен не только блок для прямых действий Запада против Китая (чем и является AUKUS), но и структура, вокруг которой можно собирать мелкие и средние региональные страны – прежде всего из Юго-Восточной Азии (государства из блока АСЕАН) для сдерживания КНР. А это только QUAD, в которую включены Япония и Индия – страны, являющиеся «местными» для Азии и имеющие свои интересы в АСЕАН, которых можно не столько пристегнуть, сколько инкорпорировать в американские.

Ряд экспертов уверяют: вместо того, чтобы заниматься переформатированием региональных отношений под сдерживание КНР, глобальная антикитайская стратегия должна, наоборот, отталкиваться от текущей геополитики в регионе. Геополитики, которая складывается из интересов местных стран и которая действительно в теории может стать основанием для глобального антикитайского конструкта.

Так, в феврале 2021 года один сингапурский институт выпустил результаты большого опроса, проведенного среди элит (то есть ученых, чиновников, представителей бизнеса и неправительственных организаций) стран АСЕАН. И результатами этими китайцы вряд ли могут быть довольны.

Да, в мощи Китая никто не сомневается: 49% называют Пекин самым влиятельным политическим игроком в регионе (для сравнения: лишь 30% выбрали тут вариант «США»), а 76% – самым влиятельным с экономической точки зрения (у Америки тут лишь 7,4%). При этом данная ситуация не вызывает у местных элит особо теплых чувств. 88,6% тех, кто назвал КНР самой мощной политической державой, и 76,3% тех, кто посчитал его самой мощной экономической, говорят о том, что испытывают в отношении сего лидерства крайнее беспокойство. В целом лишь 16,5% местных позитивно относятся к Китаю, тогда как 63% ему не доверяют (для сравнения: по отношению к Америке эти цифры составляют 48,3% против 31,3%).

Однако в то же время результатом опроса не могут быть довольны и американцы. При всех страхах и опасениях в отношении китайской угрозы до 40% этих элит в случае, если им нужно будет выбирать между США и КНР, сделают выбор в пользу Пекина. По всей видимости, это будет выбор от безысходности – значительная часть элит АСЕАН банально не верит в то, что Соединенные Штаты смогут справиться с Китаем и стать надежной военно-политической крышей.

Сейчас, вероятно, количество неверующих в Америку лишь возросло (прежде всего из-за обстоятельств вывода американских войск из Афганистана и оставления значительной части тамошних союзников на произвол судьбы. Поэтому Вашингтону нужно усиливать свои гарантии гарантиями местных великих держав – Индии и Японии. Да, сейчас к Нью-Дели в регионе отношение, мягко говоря, спорное – доверяет Индии менее 20% элит АСЕАН.

«В каждом случае причины негативного отношения индивидуальны: к примеру, в Малайзии интеллектуальные элиты традиционно осуждают Индию за действия в отношении мусульман в Кашмире, в Лаосе же они настроены скорее прокитайски. Иногда на настроение элит влияют конкретные события – к примеру, сингапурцы крайне негативно восприняли ремарки главного министра Дели Арвинда Кеджривала в отношении сингапурских методов борьбы с коронавирусом», – объясняет газете ВЗГЛЯД старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Алексей Куприянов. В целом же страны Юго-Восточной Азии считают, то у Индии нет ни политической воли, ни желания заниматься большой геополитикой за пределами своего соперничества с Пакистаном.

Однако более активная деятельность Нью-Дели в QUAD (особенно в случае, если внешнеполитическая активность Китая будет возрастать) приведет к росту ценности и важности индийского инструмента Америки.

Что же касается Японии, то тут и расти особо не нужно. Сочетание грамотной внешнеэкономической деятельности, регулярных антикитайских эскапад (в том числе и попыток Токио укрепить отношения с Тайванем), страхов местных элит перед Китаем, а также экспансия японской поп-культуры привело к тому, что на сегодняшний день к Токио с симпатией относятся 67% местных элит, а не любят лишь 16,5%. А значит, Япония – тем более в партнерстве с Индией – может быть крайне эффективным проводником американских интересов в Юго-Восточной Азии.

Вопрос теперь в том, чем и как Китай ответит на усиление QUAD. И вряд ли ответом станет попытка «пересидеть Байдена». Стратегия нынешнего американского президента, в отличие от наката Трампа, является геополитической удавкой, которая с каждым годом все туже затягивается на китайской шее.

Взгляд