В США озвучивают агрессивные планы перехода на новые виды оружия – в том числе гиперзвуковое. Некоторые заявления на эту тему звучат как пустое прожектерство, воплотить которое невозможно даже Америке: ни технически, ни финансово. Почему даже в таком виде американские проекты представляют для России прямую угрозу?

Из США продолжают поступать любопытные новости о будущем их военно-морских сил. На этот раз поставщиком новостей стал помощник Трампа по национальной безопасности Роберт О'Брайен.

Дословно О'Брайен заявил следующее: «Программа нанесения удара неядерными средствами (Conventional Prompt Strike) ВМС предполагает использование гиперзвуковых ракет, которые будут наведены на цели с большего расстояния. Сначала такие возможности появятся у наших новых подлодок класса «Вирджиния» и новых эсминцев класса «Зумвалт». А со временем такие же возможности получат все три «флайта» (три разные серийные модификации, сменявшие друг друга в постройке – прим. ВЗГЛЯД) эсминцев класса «Арли Берк».

Заявление странное, да еще и не совсем понятное даже американцам. То, что оружие, создаваемое по программе Conventional Prompt Strike, ни в какой эсминец не поместится, очевидно. Но О'Брайен использовал слово capability, что может значить, что «Берки» и «Зумвалты» получат возможность гиперзвукового удара с большого расстояния, возможно, другой ракетой. Тем не менее, даже в этом случае к американским «хотелкам» возникают такие же вопросы, как и к недавно озвученным планам увеличить состав ВМС более чем до 500 кораблей. С гиперзвуковыми ракетами ситуация похожая – их размещение на уже построенных кораблях упирается в ряд очень сложных проблем.

Проблема пусковой ячейки

Основной пусковой установкой для ракет любого типа в ВМС США является установка вертикального пуска (УВП) Mk.41. В «ячейки» этих установок американцы устанавливают любые имеющиеся ракеты – зенитные Standard SM-2,3 и 6, ударные «Томагавки», противолодочные VL-ASROC. Сейчас создается вариант дальней противокорабельной ракеты LRASM, который тоже будет запускаться из ячейки (на вооружении пока только авиационный вариант). Такая схема делает корабль универсальным – для задач по противовоздушной обороне он может быть практически полностью загружен зенитными ракетами, для удара по берегу может нести десятки крылатых ракет. Когда в ранних 2000-х американцы работали над будущей гиперзвуковой ракетой для ударов по берегу, она тоже должна была запускаться из этих ячеек.

Все было бы просто чудесно с этими ячейками, если бы не один нюанс – американцы не угадали с их размерами. Совсем чуть-чуть, и в «догиперзвуковую эру» это не имело значения, имеющегося размера хватало. А теперь перестало.

Могут ли США создать гиперзвуковую ракету для ударов по берегу, которая будет помещаться в Mk.41 и будет выходить на нужную скорость? Могут, но у нее будет небольшая по массе боевая часть и недостаточно большая дальность. Несравнимо меньше, чем у будущих гиперзвуковых ракет для подлодок или армии США. О'Брайен на эту тему не сказал ничего, но «Закон о национальной обороне – 2020» требует от ВМС изучить вопрос о том, можно ли разместить гиперзвуковые ракеты программы Conventional Prompt Strike на надводных кораблях. ВМС обещали изучить и ответить в будущем. Реально ли это?

Только если заменить пусковые установки на американских кораблях. С учетом того, что О'Брайен сказал на тему «трех флайтов» – на всех. И вот тут у американцев возникают трудноразрешимые проблемы.

Во-первых, к моменту, когда гиперзвуковое оружие ВМС США встанет на вооружение, первые серии «Берков» будут очень старые. Смысла вкладываться в эти корабли не будет никакого. Уже одно только это обесценивает заявление О'Брайена.

Во-вторых, попытка поставить новую ячейку на корабль требует обширных переделок. Новая ПУ должна быть выше, центр тяжести корабля с ними немного, но вырастет, как это повлияет на остойчивость – вопрос открытый.

В-третьих, возникает вопрос сокращения боекомплекта. Стандартным ячейкам не хватает 30 сантиметров в поперечнике, это означает, что в «стакан» для Mk.41 придется ставить пусковую, у которой ракеты будут толще, но их будет меньше. Также есть вопросы по пусковым нагрузкам при выходе ракеты из пусковой – они не могут расти бесконечно, и не факт, что конструкция «Арли Берка» рассчитана на это.

В-четвертых, встает вопрос денег. Пусковые стоят денег, и их разработка стоит денег, и перестройка кораблей будет стоить денег. При этом в ВМС США уже есть командиры кораблей, которые никогда не были на боевой службе на своих кораблях, уже есть командиры подлодок, которые с момента вступления в должность вообще не выходили в море никогда. Нельзя сказать, что ВМС США разваливаются, это не так, но там немало проблем, и многие из них уже требуют вложений, чтобы их решить.

И это если не учитывать слова О'Брайена о том, что гиперзвуковые ракеты должны появиться и на «Зумвалтах» – на этих кораблях вообще нет Mk.41, и чтобы туда поставить наступательное ракетное оружие, придется обильно поработать газорезкой.

В общем, все это выглядит как прожектерство. США скорее не смогут сделать то, о чем сказал О'Брайен, нежели смогут. Это слишком масштабная задача и слишком дорогая. Косвенно это подтверждается очень медленными темпами, которые ранее американцы показывали при обновлении боевых информационно-управляющих систем (БИУС) на эсминцах типа «Арли Берк», которые были необходимы для перевооружения этих кораблей на современные зенитные ракеты SM-6. Даже жизненно необходимая модернизация шла медленно и печально. А там объем в ходе нее был несравним с заменой пусковых установок.

Но кое-что, возможно, США все-таки сделают.

Возможный вариант

Дело в том, что переход на новую ячейку для ВМС США действительно назрел, причем вне связи с тем, будет ли у ВМС гиперзвуковая ракета для удара по берегу на надводных кораблях или нет. У американцев есть серьезная причина прямо сейчас начать работать над новыми увеличенными пусковыми ячейками, и имя этой причине – российская гиперзвуковая ракета 3М22 «Циркон».

Даже если предположить, что у России такая ракета останется только на кораблях и подлодках, то очевидным образом что-то похожее рано или поздно появится у Китая, и появится на самолетах. И тогда у США в предельно острой форме встанет вопрос в противовоздушной обороне от гиперзвуковых ракет. Создать ракету-перехватчик, которая «в лоб» сбивала бы гиперзвуковую цель и помещалась бы в стандартную ячейку, США могут. А вот создать ракету, которая в тех же размерах могла бы перехватить ракету, идущую на другой корабль – нет. А это делает невозможной коллективную оборону корабельной группы в море, или требует от кораблей собраться в «кучу» – жаться друг к другу в паре километров от силы. Что, в свою очередь, делает разгром ВМС США не самой сложной задачей. По крайней мере, решаемой.

Фактически сейчас именно тот момент, когда американцам стоило бы начать. Но как им выкрутиться из масштабов и цены такого проекта?

Ответ один – менять только часть установок на части кораблей, а полностью под новый размер делать только новые. Например, все эсминцы старше 20 лет автоматически оставить «за скобками», начать замену нескольких установок с новых кораблей – и двигаться от новых к старым, отсекая все, которым в ходе программы исполнится 20 лет. Или, может быть, 15, им виднее. Вот это США осилили бы, пусть и не за самое быстрое время.

России надо внимательно следить за происходящим в ВМС США. Если американцы действительно начнут разработку новых пусковых установок, то надо будет заблаговременно предпринимать контрмеры. Хотя бы в части наращивания ракетного залпа ВМФ. Но то, что больших ячеек на каждом построенном к настоящему моменту американском корабле не будет, это точно.

Для России было бы куда хуже, если бы США сделали гиперзвуковую ракету для удара по берегу под стандартную ячейку, даже если у нее будет маленькая дальность. Это выведет американскую угрозу для нашей страны на новый уровень. Но даже если это случится, то нескоро, время на контрмеры есть.

Взгляд