Конгресс зря беспокоится увеличением объема денег в экономике

На этой неделе главу ФРС Джерома Пауэлла два дня подряд пытали, и пытали с пристрастием. Демократы и республиканцы обеих палат конгресса США хотели выведать, не приведет ли масштабная долларовая накачка экономики к инфляционному пожару, как это случилось в 70-х гг. прошлого века.

Текущий уровень инфляции в Америке – 1,4% годовых. ФРС считает его слишком низким, ведь цель – это 2%. Инфляция держится ниже таргета с марта 2020 г. Отчего тогда всполошились сенаторы и конгрессмены?

  • Одна из причин – в опасных и действительно беспрецедентных масштабах долларовой накачки, уже случившейся и еще предстоящей.

В прошлом году Федеральный резерв уже «допечатал» к своей денежной базе $1,8 трлн. Для сравнения: в борьбе против Великой рецессии 2008 г. Бен Бернанке в первом раунде «количественного смягчения» нарастил денежную базу «всего лишь» на $0,9 трлн.

Еще более важная монетарная переменная – денежная масса – за 2020 г. выросла с $15,4 трлн до $19,4 трлн. Такой рост количества денег в экономике и является главным поводом для беспокойства в конгрессе.

  • Другая причина озаботиться возможным ростом цен – доходность государственных облигаций.

В США она обычно растет почти синхронно с инфляцией и в феврале, например, уже заметно выросла – с 1,1 до 1,38% годовых.

Наконец, масла в огонь подливают и такие культовые персонажи Америки, как герой фильма «Игра на понижение» Майкл Бьюрри, в деталях предсказавший крах американского рынка ипотечных облигаций 2008 г. Сегодня Бьюрри вновь бьет тревогу: инфляция у ворот!

Однако серьезных причин бояться роста цен у американцев пока нет. Еще меньше поводов переживать за перспективы экономического роста.

  • Во-первых, с марта 2020 г. инфляция, повторюсь, держится ниже целевого уровня в 2%. Чтобы «компенсировать» годовой период низкой инфляции, ФРС решила позволить ей подняться на некоторое время повыше. Даже если с нынешних 1,4% инфляция вырастет до 2,6%, то это находится в рамках сценария.
  • Во-вторых, и это, пожалуй, главное, проблема инфляции – не в росте цен, а в его соотношении с ростом доходов. Если цены, к примеру, выросли на 10%, а зарплаты людей при этом увеличились на 20% или 25%, то 10%-ная инфляция – не проблема. На уровне макроэкономики все работает точно так же. Сейчас денежная масса в США растет на 26% в год.

Это самые высокие темпы с 1943-го, еще военного, года. На фоне такого роста денежной массы рост цен на 2, 3 или даже 4% экономическому росту помешать абсолютно не способен. Именно поэтому весьма вероятно, что если и при президенте Байдене Федеральный резерв продолжит начатый еще при Трампе курс, то рост ВВП США в ближайшее время превзойдет 7,2% и станет лучшим с 1951 г.  

Возможны ли осечки на этом пути? Да, возможны. Если инфляция все-таки ускорится до 3–4% и выше, все будет зависеть от реакции ФРС и Джерома Пауэлла. Если он продолжит наращивать денежную массу высокими (выше 20% годовых) темпами, а инфляцию будет подавлять повышением ставок, как в 1980-е гг. делал другой председатель ФРС, Пол Волкер, экономику США ожидает безоблачное будущее.

Если же Пауэлл (по дурному примеру предшественников Волкера и некоторых ныне действующих глав ЦБ отдельных стран) решит бороться с инфляцией зажимом денежной массы, а ставку ФРС при этом оставит на нулевом уровне, то беды не избежать. Когда темпы роста денежной массы сравняются с темпами роста цен, экономический рост закономерно остановится, и экономика США впадет в рецессию.

А что в России? Сейчас инфляция вышла за рамки не только целевого уровня ЦБ (4%), но и за рамки сценарных прогнозов ЦБ, которыми нынешние 5,5% роста цен никак не ожидались. Как уже говорилось выше, важна не столько динамика цен, сколько ее соотношение с темпами роста денежной массы.

Но здесь тоже плохие новости: темпы роста российской денежной массы (агрегата М2) с 16,2% в ноябре упали до 13,5% в январе. А это лишь на 8 п. п. выше текущей инфляции. При сохранении обоих трендов – роста цен и зажима денежной массы – рецессия в экономике неизбежна.

Отталкиваясь от опыта США, можно сделать важные выводы. Наращивать денежную массу следует активнее. Если бы ее темпы роста в России были, как в США, +26%, то всплеск инфляции даже до 7–8% не вызывал бы опасений за рост ВВП.

инфБолее того, если бы ЦБ наращивал денежную массу так, как он это делал в славное путинское десятилетие экономического роста (с августа 1999 г. по август 2008 г.), т. е. со скоростью +45% годовых, то Россия уже через шесть месяцев увидела бы темпы роста ВВП в 5% и выше, которых не было с 2008 г.

При росте денежной массы на 45% годовых (как в среднем с августа 1999 г. по август 2008 г.) даже относительно высокая инфляция (в среднем она составляла 17% за тот же период) не способна помешать бурному экономическому росту. Но еще лучше держать инфляцию под контролем, следуя опыту Пола Волкера.

Подавляя инфляцию ставкой и наращивая денежную массу скупкой активов на открытом рынке (в том числе покупая валюту в резервы), ЦБ сможет не только избежать рецессии, но и добиться роста экономики в 5%.

Аврора