На днях у посольства Германии в Москве прошла акция, участники которой напомнили о преступлениях нацистов – это было сделано в пику «Мемориалу», который провел в Берлине акцию, приуроченную ко дню памяти жертв политических репрессий. Полковник в отставке Константин Кутуев, один из участников московской акции, заявил, что в «Мемориале» давно пытаются приравнять коллаборационистов, воевавших за фашизм, к героям Великой Отечественной войны.

Что же, на многих примерах мы видим, как трагические события ХХ века до сих пор являются предметом ожесточенной полемики, в которой эмоциональный накал не дает спокойно разобраться, о чем идет речь и с чем мы можем согласиться, а с чем нет. Всякий раз, когда речь заходит о преступлениях сталинизма, возникает тема уравнивания двух тоталитарных режимов – коммунистического и нацистского. Говорят о ней с двух сторон – либералы и восточноевропейские националисты любят выдвигать тезис, что два режима были равноценны (а многим из них Гитлер явно симпатичнее), наши сталинисты принимают пас и говорят, что любое признание преступлений той эпохи – это литье воды на мельницу тех, кто пытается реабилитировать нацизм.

При этом люди (иногда умышленно, чаще – нет) смешивают разные вещи – которые необходимо держать отдельно. Речь идет о по крайней мере трех разных вопросах. Во-первых, можно ли уравнивать роль СССР и Третьего рейха во Второй мировой войне? Во-вторых, можно ли уравнивать коммунизм и нацизм как идеологии? В-третьих, следует ли помнить о преступлениях Сталина и его окружения? Это разные вопросы, ответы на которые не связаны между собой.

Уравнивать роль СССР и Германии в войне – предельный абсурд. Вторую мировую войну развязали национал-социалисты, и именно они совершили акт самой чистой и несомненной агрессии против СССР с целью захватить его территорию и подвергнуть его народы геноциду. Некоторые – полному, до последнего младенца, как евреев и цыган, другие – неполному, выморив голодом большую часть и оставив остальных на положении рабов.

Ситуация тут не является спорной или неясной – это вермахт 22 июня 1941 года перешел границу СССР, не наоборот, и дело русских и других народов СССР, которые сражались за свою Родину против самого чудовищного зла, известного человеческой истории, было безоговорочно правым. Стоит отметить, что современная Германия решительно порвала с нацистским наследием и ее руководство также безусловно признает действия Третьего рейха именно агрессией.

Фото: Global Look Press

Сопоставление идеологий коммунизма и национал-социализма – отдельный вопрос. Эти идеологии также очевидным образом неэквивалентны. Утопия коммунистов, желаемое ими светлое будущее – мир, где все народы пребывают в братской приязни, а всякая несправедливость и неравенство преодолены. Один из важнейших уроков коммунизма – люди могут сильно и искренне захотеть чего-то хорошего, доброго и справедливого, мира и братства, и, пытаясь построить этот дивный новый мир, устроить кровавую гражданскую войну и прийти к бесчеловечной тирании.

Попытка воплотить эту утопию обернулась чрезвычайно плохо – но сама мечта не была изначально злой и порочной. Утопия национал-социалистов, напротив, безнравственна изначально: их идеал – это мир предельного, врожденного и непреодолимого разделения людей на «высших» и «низших», «сверх-» и «недочеловеков».

Третий вопрос, который стоит отделять от двух предыдущих, – это отношение к памяти жертв политических репрессий и преступлениям эпохи Сталина вообще. Я сам никоим образом не левый, но знаю людей вполне левых убеждений, которые признают репрессии вопиющей несправедливостью, а Сталина – преступником, который вызывает у них острую неприязнь еще и потому, что тяжко запятнал саму левую идею. Сами советские коммунисты отчасти признавали его преступления и в позднем СССР предпочитали замалчивать его имя.

И, конечно, признание этих преступлений никак не предполагает уравнивания двух тоталитарных режимов или реабилитации нацизма. Это, еще раз, вопрос, который надо рассматривать отдельно.

Более того, люди, которые уравнивают нацизм и коммунизм, на самом деле, хотят они этого или нет, подыгрывают сталинистам. На фоне любого другого правителя – кроме Гитлера – Сталин выглядит тягчайшим преступником, который погубил множество невинных людей, воздвиг жесточайшие гонения на церковь во всей ее истории, наконец, предал, оклеветал и истребил множество своих же верных соратников – вспомним хотя бы, что все члены совнаркома, первого советского правительства, дожившие до 1937 года, были уничтожены.

Возможно, для современных коммунистов, прославляющих Сталина, кровь их товарищей ничего не стоит – но вот православным людям невозможно отказаться от почитания памяти новомучеников, убитых в годы его правления и с его несомненного соизволения. Но что о нем можно сказать хорошего – это то, что он заметно лучше Гитлера. От настойчивого сопоставления двух деятелей, которое проводят либералы (и восточноевропейские националисты), Сталин определенно выигрывает.

Наше осознание прошлого должно опираться на истину – и на справедливую нравственную оценку того, что произошло. Нацизм был предельным злом, известным человечеству. Люди, которые с ним сражались, достойны нашей вечной благодарной памяти. Это справедливо. Жертвы тирании и беззакония также заслуживают поминовения – пытаться замолчать их, убить память о них, значит присоединиться к их убийцам.

Все жертвы нашей великой и трагической истории достойны поминовения, а ее уроки стоит выучить. И для этого совсем не нужно принимать либеральные или сталинистские мифы. Для этого нужна правда.

Взгляд