Америка помнит 11 сентября 2001 года. Хорошо помнит тот шок, ужас и растерянность. И последовавшие за этим военные горны и барабаны: «Война с мировым терроризмом! Четвертая мировая!». С сильным апокалиптическим флером: «Идет война между добром и злом! У вас есть два защитника: Господь Бог и я!» (из тогдашних выступлений Буша перед народом и армией).

Хорошо помнит Америка и все, что последовало за этим: иракская война, Афганистан, ближневосточный хаос, из которого собрался ИГИЛ* (организация запрещена в России), всё больше увязающая в болоте военная кампания. Бесславный уход из Ирака. Еще более бесславное бегство из Афганистана, которое подоспело аккурат к двадцатилетию национальной трагедии.

За это время сложился немалый корпус текстов об 11 сентября. С немалыми повисающими в воздухе вопросами. И еще больший ворох разнообразной «конспирологии», под напором которой трещат официальные версии произошедшего. Но которая не имеет, конечно, никаких шансов изменить ни «генеральную линию партии», ни скорбно-напряженные выражения официальных лиц, ни настроения передовиц американских официальных СМИ. Все здесь прекрасно понимают правила игры. И прекрасно видят жирно нарисованную красную черту, за которую никому заходить нельзя.

Можно сколько угодно таскать за уши неоконов, поливать грязью Рамсфелда (тогдашнего министра обороны), смеяться над его замом Вулфовицем, критиковать Буша. Но задавать вопросы типа: почему слова о «Перл-Харборе 21-го века», который обязательно случится, если Америка «не очнется от своего либерального сна» и не пойдет завоевывать мир, прозвучала в официальном докладе неоконов за год до того, как «Перл-Харбор» случился, никому, кто желает остаться в правовом дискурсе, не позволено. Никому (если, конечно, вы не хотите немедленно окончить свою карьеру) не позволено задавать такие вопросы даже у себя на кухне.

Тем не менее вот факты. Доклад аналитического центра неоконов PNAC (The Project for the New American Century – «Проект для нового американского века») под названием «Перестройка обороны Америки: стратегии, силы и ресурсы для нового века» был положен на стол Клинтону в конце 2000-го. А к сентябрю 2001-го все авторы доклада были у рычагов американской власти. Но увы, будь вы даже героем Зигфридом, готовым сразиться с драконом, у вас не было бы шансов пройти даже несколько шагов в этом опасном направлении. Даже претендент Трамп, грозившийся рассекретить документы, касаемые 9.11, став президентом, ни разу о своих угрозах не вспомнил. Вероятно, ему убедительно объяснили, что в силах президента, а что нет.

Фото: Reuters

Да, подобные вещи в Америке невозможны, совершенно исключены. Не в условиях нынешней диктатуры, во всяком случае. Должны еще назреть перестройка, гласность, революция. Быть может, когда-нибудь… Но точно не сегодня. Да что там. Давно опубликованы документы о Перл-Харборе ХХ века. Давно известны детали этой масштабной провокации штаба Рузвельта, затеянной с целью ввязать Америку в мировую войну. За предъявленным японцам невыполнимым ультиматумом неизбежно должно было последовать нападение. По радиоперехватам Рузвельт знал день и час нападения, но не сделал ничего, чтобы спасти жизни тысяч американских моряков. Они были принесены в жертву тем, кому нужна была мировая война с участием Америки.

Но несмотря на то, что все это сегодня хорошо известно, миф о Второй мировой в американском сознании не претерпел ровно никаких изменений. Мозги американских школьников и обывателей ТВ и газеты все так же полируют чушью о коварном, ничем не спровоцированном нападении японской военщины.

60 лет спустя тем же замечательным людям понадобился Перл-Харбор 2.0, понадобилась «четвертая мировая», ближневосточный хаос, ИГИЛ, Афганистан. Вот почему в президентском кресле в конце 2000 года оказалась такая же марионетка, как Рузвельт. В отличие от полностью парализованного Франклина Делано, Буша-младшего хотя бы не приходилось возить в каталке по Белому дому от спальни к радиомикрофону, и он мог повторять то, что вливали в него облепившие его стаи советников, жестикулируя руками самостоятельно.

Большинство нормальных людей отвращает от «теории заговора» главный вопрос: как могли американские власти устроить такое своей собственной стране? Погубить столько своих, ни в чем не повинных граждан? Как, наконец, если бы даже они решились, они могли быть уверены, что это никогда не выйдет наружу? Действительно, это кажется невозможным. Да нет, это попросту невозможно. Точнее, это было бы невозможно, если бы мы не знали, что за люди находились в то время у власти.

У нас нет возможности подробно остановиться на интереснейшей истории неоконсерваторов. Скажем только, что эти птенцы Макса Шахтмана и Ирвинга Кристола, выходцы из Четвертого троцкистского интернационала, на рубеже 1939-1940 годов стали резко менять свою ультралевую ориентацию. Потеряв веру в СССР как флагман мировой революции, они решили идти иным путем: прийти к власти в США, самой крупной капиталистической стране мира, и затем уже с их помощью завоевать мир.

В конце бурных шестидесятых, обласканная ЦРУ и банкирскими домами ФРС, эта пиратская команда пристает к левому крылу Демократической партии. В 1970-х, обратившись уже в ультраправых «ястребов», она ведет мощную кампанию против политики разрядки и наводит первые линии санкционной войны против СССР (поправка Джексона – Вэника). В 1979-м она помогает прийти к власти ультраконсерватору Рональду Рейгану и разворачивает масштабную ментальную войну против Советского Союза. Активируя советских диссидентов и либеральную когорту внутри аппарата ЦК. А после падения СССР, в составе администрации Буша-старшего (Чейни – Вулфовиц), проектирует и осуществляет войну против Ирака.

Согласно воззрениям гуру неоконов, политического философа Лео Штрауса, управлять страной, а в идеале миром должна элита (точнее, партия), связанная жесткой дисциплиной и идеологией, а в отношении всего прочего двуногого стада, руководствующаяся принципом «благородной лжи» (noble lies). Иными словами, держать в повиновении демократическое стадо необходимо угрозой войны, созданием образа врага и тотальной ложью. Причем лучше всего для этого подходят апокалиптические страхи и эсхатологические мифы.

Американцы хорошо помнят, что именно мифы о «конце истории», миллениуме и военные авантюры (прежде всего первая и вторая иракские войны), густо иллюстрированные библейскими сюжетами, создавали атмосферу тех лет. Эту картину хорошо дополняла и чисто апокалиптическая идеология ИГИЛ, сзывающая всех мусульман на «последнюю битву добра и зла» даже убедительнее, чем это делал Джордж Буш – младший (роль неоконов в формировании этой тоталитарной секты требует, конечно, отдельного исследования).

Когда мы начинаем узнавать все это, вопросы вроде «как могли американские власти устроить такое?», уже не кажутся столь безответными. А почему они так в себе уверены? Почему так откровенно плюют на все доказательства тотальной лжи? Да потому, что любое сомнение в «руке бен Ладена» неизбежно приведет к краху всю американскую систему власти. Кто из настоящих американских патриотов решится на такое? Вот такую выправили они себе индульгенцию.

Может сложиться впечатление, что неоконы изгнаны сегодня из американской политики. Но это только кажется. Да, революция Трампа почти изгнала их из Республиканской партии. Но их фабрики мысли, их центры и фонды исправно функционируют. А их идеология не делает никакой разницы между республиканцами и демократами. И те, и другие для них – просто носители вируса. Достаточно посмотреть на сегодняшних демократов, чтобы понять очевидное: идеология неоконов стала уже практически идеологией всей американской элиты.

Такова реальность, с которой мы вынуждены иметь дело. Диктатура тоталитарной демократии – такова сегодня «американская мечта». И это нужно всегда иметь в виду, имея дело с «нашими американскими партнерами».

* Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности"

Взгляд