Барнаул — это маленький Израиль


Русский топ, 16.09.2016 20:34   –   topru.org  


Типичный разговор на ИТ-мероприятии:

— Ты сам откуда?

— Питер.

— А конкретнее?

— Барнаул.

Бэкенды и простые верстальщики, веб-дизайнеры, копирайтеры и SMM-щики. Они едут в Питер и Москву, работают в стартапах и «Яндексах». Едут руководить направлениями, быть тимлидами, едут учиться и расти, разделять и властвовать. А потом собираются вместе выпить, болтая ногами в невской волне или встречаются на «настоящем» ВДНХ. Итак, почему же именно в Барнауле появляется так много IT-кадров, востребованных в столицах? Как нам кажется, будет уместна небольшая, но крайне веселая геополитическая аналогия. Она всё объяснит.

В Кемерово есть шахты. В Челябинске — трубопрокатный завод. В каком-нибудь Иваново — текстильные фабрики. В общем, там места, где люди могут работать и зарабатывать. И ресурсы, природные и инфраструктурные, на которых могут вырастать такие места.

В Барнауле есть рекордная концентрация торговых центров на человека и зарплаты в районе «как вы тут вообще живете». Что само по себе парадокс, но who cares.

Вот представьте — живет в Москве столичный парнишка, скучает оттого, что папка оплатил учебу в ГУУ, а ездить туда приходится на стремном старом «Авенсисе». А с другой стороны провинциальный Барнаул — половина всех молодых людей которого тоже понаехала в свое время из сёл и весей. Они не захотели быть славными аграриями, поэтому вынуждены были стать умными и поступить (конечно, на бюджет, если только у твоих родителей не было пчелиной пасеки или свинофермы).

Молодые люди учились и понимали, что им мало что светит — кожаных начальничьих кресел на тех заводах, что не успели перестроить под торговые центры, на всех не хватит. Становиться менеджером по закупу в агрофирме — прельщало тоже не всех (всё-таки, не зря же они столько времени избавлялись от клейма “деревенщины”). Так они начинали осваивать html и php, фотошоп и иллюстратор — ночами сидя у монитора, пока соседи по комнате яростно бухали за стенкой. Иногда всё-таки набегая в соседнюю комнату для поддержания связей.

Они учились выживать, искали ремесло, которое поможет им выбраться на более-менее достойный уровень жизни. Они осваивали его, росли и понимали, что пора двигаться дальше. И их ничто не могло остановить.

Не так далеко, на Ближнем Востоке, есть государство, у которого из природных ресурсов — песок и калийная соль. На здешних полях покачивается на ветру Великое Ничто. В местном море плавают разве только чьи-то случайно забытые труселя. И местные нашли способ быть одной из самых развитых экономик региона, ловко обогнав многих арабов-нефтедобытчиков. Они стали айтишниками. У них открыли филиалы IBM, Microsoft, Oracle и еще десяток их друзей. Здесь делают tech-стартапы, которые потом покупает за свои миллиарды Уоррен Баффет. Тут практически “кремниевая долина” с легким налетом национального колорита.

Когда у региона не хватает мощи, чтобы делать производство на ресурсах, такой регион, при наличии пассионариев-инициаторов, делает производство на мозгах.

По ссылочке в конце вы можете прочитать больше о «барнаульской экспансии» в столицы 😉

Сегодня в СМИ