Трагедия в "Листвяжной": очковтирательство из-за корысти частного капитала

RP

Погибшие шахтёры и спасатели в «Листвяжной» (полсотни человек за раз) — это не случайная трагедия. Здесь недостаточны соболезнования и скорбь, здесь нужен честный и жёсткий разбор по существу. Да, смертельные трагедии в шахтах — не редкость, горняцкая профессия во все времена была очень рискованной, но в «Листвяжной» всё усугубляется тотальным очковтирательством. Все знали, что трагедия неизбежна и продолжали закрывать глаза. Да, следствие выяснит подробности, но уже сейчас понятно, что:

— закрывало глаза руководство компании, которое знало о метане и продолжало работу шахты.
— закрывал глаза  местный Ростехнадзор, который накануне провёл «проверку» и ничего «не нашёл».
— закрывали глаза шахтёры, которые (как заявляют местные жители) сознательно шли на взрывоопасную шахту вопреки показаниям датчиков
— наконец, закрывал глаза собственник, без которого менеджмент вряд ли продолжал гнать горняков на верную гибель.

На самом деле, эта страшная ситуация, когда все всё знают и понимают, но молчат и по разным причинам покрывают безобразие, которое рано или поздно приведёт к трагедии — эта ситуация, к сожалению, типична для нашей современной России. Такое повсеместно происходит и в образовании, и в медицине, и на рынке недвижимости, повсюду. В чём первопричина этого?

Вспомним трагедию ТЦ «Зимняя вишня»: все покрывали очевидную преступную халатность во благо корыстных интересов собственника: и что? за погибших детей наказаны пожарные, рядовые чиновники, проверяющие (что правильно), но не главный бенифициар, владелец холдинга «КДВ Групп», Денис Штенгелов, который юридически действительно ни в чём не виноват.

Вот и сейчас собственник — владелец «СДС-Уголь» Михаил Федяев, завладевший этими шахтами ещё в «святые 1990-е» — похоже, останется вне подозрений, ведь за конкретную аварию несут ответственность менеджеры, по сути, наёмный персонал.

Но налицо в целом порочная система, когда крупный собственник, пусть даже законный и несущий социальную нагрузку, получает максимальную прибыль с активов, построенных ещё нашими предками, и при этом ни за что не несёт ответственность. При этом именно этот крупный частный капитал является, по сути, источником халатности и очковтирательства.

Прибыль шахты «Листвяжной» — более 800 миллионов в год. Приостановить её или тем более закрыть — огромные потери для капиталиста.

Понимая это, руководители компании, наёмные менеджеры, игнорировали аварийную ситуацию, чтобы остаться руководителями. Если бы они попытались заикнуться о закрытии шахты или провести глубокую модернизацию, их бы наверняка заменили на других. Нет более тоталитарного диктатора, чем частный собственник крупного актива.

В свою очередь руководители наверняка делали всё, чтобы проверяющие Ростехнадзора тоже не заметили аварийной ситуации. Это не оправдывает ни тех, ни других — на них существенная часть вины, но не главная

В такой ситуации понятно, почему молчали шахтёры. Зарплаты на шахте в разы выше средней по региону, туда, как говорят, очередь из желающих устроиться на работу. Порочная система очковтирательства, идущая от самого главного, от собственника, замыкается на простых людях, делая их жертвами без явного, казалось бы, принуждения.

Да, и в советские времена случались страшные аварии на шахтах, взрывался метан, случалась преступная халатность, погибали десятки мужиков, но тогда это были не бесправные инструменты в руках капиталиста, а уважаемые люди, которые знали, что идут на риск и ради чего они это делают. Вся прибыль от шахт шла в бюджет страны, а не в частные руки, и каждый горняк чувствовал пользу свою работу для народа.

Шахтёры были рабочей элитой в СССР (не считая перестроечных лет) — как по статусу, по уважению в обществе, так и по материальному обеспечению. Шахтёрские поселения Донбасса и Кузбасса славились богатством, шахтёры получали одни из самых больших зарплат и в каком-нибудь ресторане, отрываясь между походами в подземелье, могли заткнуть за пояс любого мажора. Шахтёры могли пожаловаться на опасность и делали это.

В центре экономики был человек труда, а не интересы частного капитала — и это было правильно. Собственно, в этом и заключается первопричина этой и многих других трагедий, которые абсолютно рукотворны.

Да, по сравнению с 1990-ми многое изменилось в лучшую сторону, власть заставила крупный бизнес взять на себя социальные расходы, обеспечение тех же шахтёров вполне приличное, в шахтёрских городках открываются бассейны, спортивные центры — но это не отменяет очковтирательства и принципиальной несправедливости нынешней экономической системы. Эта несправедливость вовсе не теоретическая, она переживается людьми на практике каждый день и время от времени взрывается метаном.

Если мы не исправим эту несправедливость, если не изменим принципиально соотношение труда и капитала, если не установим социально справедливую и национально ориентированную экономическую модель, то Зимние вишни и Листвяжные будут всё чаще и чаще.

Русский мальчик

Подписаться на Русский пульс

Подпишись, чтобы не пропустить свежие статьи. Подпишись сейчас, чтобы читаться статьи, доступные только зарегистрированным пользователям.
pochta@mail.ru
Подписаться