Недавнее поражение Демократической партии на выборах в ряде штатов стало серьезным сигналом для Белого дома о нарастающем недовольстве его политикой. Главная проблема, которая все больше беспокоит американцев, — инфляция, разогнавшаяся до 30-летнего максимума, причем быстрее всего дорожают горючее и продовольствие. В следующем году в США предстоят выборы в Палату представителей, и без уверенных результатов в экономике демократы с их «зелеными сделками» могут легко утратить большинство. До очередных президентских выборов еще довольно далеко, но шансы Дональда Трампа взять на них реванш за прошлогоднее поражение уже вовсю оцениваются американскими комментаторами.

По итогам десяти месяцев индекс потребительских цен в США показал прирост на 6,2% в годовом выражении — это самый значительный скачок инфляции с ноября 1990 года. Не будет преувеличением сказать, что для значительной части американцев нынешний год принес первый в жизни опыт встречи с высокой инфляцией, и сейчас есть все больше оснований полагать, что следующий не будет проще. Если в начале этого года цены в основном разгонял дефицит товаров и комплектующих, возникший из-за разрыва логистических цепочек во время коронавирусных локдаунов, то теперь на инфляцию все больше влияет рост цен на нефть.

Стоимость горючего в США служит безошибочным индикатором причин инфляционной волны. Средняя цена галлона (3,785 литра) бензина в Штатах на этой неделе достигла $ 3,41, превысив максимум 2014 года, когда нефтяные котировки шли на спад. Теперь же нефть может не остановиться на достигнутом к ноябрю уровне восстановления чуть выше $ 83 за баррель — на днях аналитики Bank of America представили прогноз, согласно которому уже в середине следующего года баррель будет стоить $ 120.

О том, какое влияние разгон инфляции оказывает на обычных американцев, можно безошибочно судить по результатам прошедших несколько дней назад выборов на уровне штатов — первом электоральном цикле с момента инаугурации Джо Байдена. Губернаторские выборы в двух штатах на Атлантическом побережье, традиционно голосующих за Демократическую партию, Нью-Джерси и Виргинии, оказались для нее крайне сложными. В Нью-Джерси действующий губернатор-демократ Фил Мерфи смог победить с разрывом лишь в 2,6% (69 тысяч голосов) своего республиканского соперника Джека Чатарелли, который уже заявил, что намерен опротестовать исход выборов. В этом противостоянии республиканец выглядел заведомым аутсайдером, но смог прилично нарастить поддержку, критикуя инициативы оппонента наподобие обязательного ношения масок для школьников.

А в Виргинии неожиданную победу одержал представитель Республиканской партии бизнесмен и политик-дебютант Гленн Янгкин, который противостоял опытнейшему демократу Теренсу Маколиффу, уже возглавлявшему этот штат в 2014—2018 годах. Год назад в ходе президентских выборов Виргиния досталась Байдену, который записал в свой актив сразу 13 голосов выборщиков, но теперь демократам пришлось сдать этот важный штат. Задача Янгкина, отмечало накануне губернаторских выборов издание The Atlantic, состояла в том, чтобы привлечь на свою сторону не только республиканскую базу, по-прежнему преданную экс-президенту Дональду Трампу, но и умеренных избирателей в пригородах, которые раньше, как правило, голосовали за демократов, особенно в эпоху Трампа — по, так сказать, стилистическим соображениям. «Если Янгкину удастся осуществить это, его кампания станет образцом для республиканцев в других штатах», — эта формулировка The Atlantic может быть проверена на практике в масштабе всей страны уже в следующем году в ходе выборов в Палату представителей, где демократы сейчас имеют 222 кресла из 435.

Сразу же после губернаторских выборов газета USA Today вместе с Университетом Саффолка провела опрос, который показал, что рейтинг одобрения деятельности Байдена упал до минимального уровня 38%, а 46% респондентов заявили, что президент справляется со своей работой хуже, чем ожидалось. Байдену пришлось косвенно признать справедливость этой оценки — комментируя данные опроса, он отметил, что огромное количество американцев обеспокоены ситуацией с пандемией коронавируса, безработицей и энергетическим кризисом.

В случае с ростом цен на горючее, который разгоняет стоимость большинства остальных товаров, Байден фактически оказался заложником собственной политики, а точнее, политики того крыла демократов, которая слишком активно продвигает «зеленую» повестку. Необходимость сохранять лицо в борьбе с изменениями климата не позволяет Байдену обратиться к американским нефтяникам с призывом увеличить добычу, чтобы на рынке появилось избыточное предложение сырья, а вслед за этим произошло падение цен. Именно такие действия американских сланцевых компаний в 2014 году привели к тому, что нефтяные котировки рухнули с уровня выше $ 100 за несколько месяцев — к большому неудовольствию Саудовской Аравии, России и других стран, которые сформировали коалицию ОПЕК+ с целью подталкивать цены вверх, ограничивая предложение.

Теперь же Байдену, не раз заявлявшему о необходимости постепенного ухода от добычи нефти и газа, фактически приходится идти на поклон ОПЕК+. В преддверии очередной встречи министров этого альянса, состоявшейся 4 ноября, Белый дом обратился к его участникам с просьбой существенно увеличить объем добычи нефти в декабре сверх запланированных 400 тысяч баррелей в сутки. Это пожелание президента США, к которому присоединились страдающие от высоких цен на нефть ее крупные покупатели, такие как Индия и Япония, ОПЕК+ благополучно проигнорировал. Нарастить добычу в декабре было решено в соответствии с заранее утвержденным графиком, после чего, собственно, и появились прогнозы про $ 120 за баррель — рынок явно настроен на дефицит предложения.

В результате Байден оказался между двух огней. За последние дни президент США в связи с усугубляющимся энергетическим кризисом получил два предупредительных послания — от демократов и республиканцев, — которые сводились, по большому счету, к необходимости принятия срочных мер. Сенаторы-республиканцы во главе с Тедом Крузом от Техаса — главного нефтяного штата — считают, что требуется срочно увеличивать инвестиции в добычу нефти и газа. А демократы, в свою очередь, допускают, что для решения проблем внутреннего рынка США могут вернуться к запрету на экспорт нефти из страны, который действовал с 1975 по 2016 годы. Но Байден ни о каких решительных действиях пока не объявляет — возможно, в ожидании, пока в Глазго завершится всемирный климатический саммит ООН, где США активно позиционируют себя главным борцом с глобальным потеплением.

Определенно не способствует борьбе с ростом цен и политика ФРС, которой уже пришлось повышать целевой показатель инфляции с 2% до 3,6%. Однако пока американский Центробанк не планирует повышать свои процентные ставки. Предположительно, это произойдет лишь в конце 2022 года, а на данный момент ФРС отреагировала на ситуацию, сократив программу количественного смягчения, то есть объема ликвидности, которая ежемесячно вбрасывается в американскую экономику за счет скупки облигаций.

А что же Трамп? Если верить его собственным заявлениям, то будущее по поводу своей политической карьеры он намерен принять после выборов в Палату представителей 2022 года, на которых, спрогнозировал на днях экс-президент США, демократов «ждет политический крах беспрецедентных масштабов». Именно так Трамп отреагировал на исход недавних выборов, в ходе которых его команда оказывала серьезную поддержку избранному губернатору Виргинии Гленну Янгкину, хотя сам Янгкин дистанцировался от фигуры экс-президента. «Именно так может выглядеть трампизм без самого Трампа», — сыронизировало по этому поводу издание The Atlantic.

Одна из главных проблем заключается в том, что своими заявлениями Трамп не только крушит демократов, но и одновременно вносит раскол в ряды республиканцев. Характерный недавний пример — его высказывания по поводу решения части однопартийцев в Сенате поддержать инициированный Байденом законопроект об инвестициях в инфраструктуру в объеме $ 1 трлн. После нескольких месяцев сложных переговоров этот крайне важный для Штатов документ наконец удалось провести через Конгресс, но Трамп тут же набросился на умеренных республиканцев, придумав для них обидное прозвище-аббревиатуру RINO (носорог) — «республиканцы только по названию».

На эти инвективы уже весьма показательно отреагировал лидер республиканского меньшинства в Сенате Митч Макконнелл. Во время выступления в Кентукки на вопрос, предполагает ли план действий его партии в предстоящей кампании удержание Трампа на почетном расстоянии, он ответил: «Выборы будут касаться будущего, а не прошлого. Ключ к 2022 году — это разговор с американским народом о том, что он думает о новой администрации и о конгрессе с демократическим большинством, и о том, что они делают».

Ожидается, что в следующем году у Трампа по-прежнему будет насыщенный график предвыборных митингов. «Каждый республиканец в стране знает, что поддержка Трампа является ключом к победе», — заявил недавно CNN представитель экс-президента Тейлор Будович. Однако из лагеря республиканцев уже раздаются сигналы и о том, что от некоторых территорий экс-президента стоит держать подальше. «Есть такие места, куда ему совершенно не следует ехать. Я бы не стал отправлять его в Мэриленд, Нью-Гэмпшир или Аризону», — цитирует CNN высказывание одного из людей в окружении Трампа.

Из перечисленных штатов наиболее принципиальная для республиканцев борьба уже сейчас разворачивается в Аризоне, которая на прошлогодних президентских выборах была одним из «колеблющихся штатов», где в итоге победу с минимальным перевесом одержал Байден. В следующем году в Аризоне состоятся выборы сенатора, на которых республиканцев будет представлять довольно любопытная фигура — 35-летний венчурный предприниматель Блейк Мастерс. Появление рядом с ним более чем вдвое старшего Трампа в качестве главного «гвоздя» кампании явно будет выглядеть довольно нелепо, а на кону между тем стоит смещение влиятельного сенатора-демократа, бывшего астронавта Марка Келли.

Какой линии в этой кампании будут придерживаться республиканцы, во многом зависит от того, насколько успешным будет прохождение через Конгресс ряда инициатив Байдена. В этом смысле недавнее утверждение Конгрессом закона о восстановлении инфраструктуры можно считать немалым достижением. Но дальше демократам предстоит битва за еще одно начинание Байдена — законопроект об инвестициях в социальные нужды и экологию стоимостью $ 1,75 трлн (включая $ 550 млрд на борьбу с изменениями климата), который в процессе обсуждения уже и так «похудел» ровно вдвое. Если этот закон будет принят, заверил недавно Байден, американцы смогут увидеть, как многое в их жизни улучшится очень быстро.

В целом ситуация сейчас развивается в соответствии с хорошо известной американским аналитикам закономерности, которую в 2008 году сформулировал политолог Ларри Бартелс в своей книге «Неравная демократия». Республиканцы, отмечал он, в своей политике используют то обстоятельство, что американские избиратели обращают повышенное внимание на экономические результатах партии, находящейся у власти, в течение года, которые предшествуют президентским выборам, а не за весь четырехлетний срок. Поэтому республиканцы стремятся сконцентрировать экономический рост в год до выборов. С этой точки зрения дурную шутку с Трампом сыграл коронавирус, обрушивший американскую экономику — если бы не пандемия, Трамп, конечно, смог бы предъявить публике кое-какие успехи.

Напротив, демократы, обнаружил Ларри Бартелс, пытаются способствовать росту экономики с самого начала, чтобы обеспечить рабочие места и повышение доходов для своей массовой базы, что и происходит сегодня: Байден рассчитывает задать для американской экономики новую парадигму развития, которая ассоциируется с энергетическим переходом. Другое дело, что первоначальные темпы демократам всегда было трудно поддерживать на высоком уровне на протяжении четырех лет — именно поэтому республиканцы за последние четыре десятилетия устойчиво демонстрировали лучшие политические результаты, чем их соперники. И если республиканцы получат контроль хотя бы над одной палатой Конгресса, они получат возможность заблокировать законодательную повестку Байдена в последние два года его полномочий — такие действия республиканцам в отношении президентов-демократов удавались уже не раз.

EADaily