Если процесс создания цифровых валют нельзя остановить, его можно возглавить. Именно к такой мысли пришли центробанки многих стран мира, решившие предложить обществу вместо частных криптовалют цифровые валюты, которые будут эмитироваться самими центробанками

Частные цифровые валюты, базирующиеся на технологиях blockchain, обеспечивающих анонимность участников сделок и позволяющих обходиться без посредников (таких как коммерческие банки) и финансовых регуляторов (прежде всего в лице центробанков), грозили подорвать существующую денежно-кредитную систему.

Идея взять процесс под контроль вызревала в течение второй половины истекающего десятилетия. В декабре прошлого года издание The Block опубликовало обзор стран, ведущих разработку официальных цифровых валют. Таковых оказалось шесть десятков. Выяснилось, что в 18 странах центральные банки имели планы введения суверенных цифровых валют (CBDC — Central Bank Digital Currencies).

Более того, на момент выхода обзора в четырех странах такие валюты были уже выпущены. Все они относились далеко не к самым экономически развитым государствам — Сенегал, Венесуэла, Уругвай и Тунис.

Надо полагать, что создание официальных цифровых валют в подобного рода странах мотивируется в немалой степени таким соображением, как способность международных расчетов с помощью CBDC обходить экономические санкции Вашингтона и его союзников. Особенно это было актуально для Венесуэлы, которая запустила цифровую валюту El Petro для обхода блокады США (валюта была запущена в 2018 году, однако проект оказался неудачным).

Наибольший резонанс в мировых СМИ получила CBDC Туниса — цифровой динар. С 7 ноября прошлого года на территории этой страны появилось 2 тыс. киосков, в которых граждане могли пополнять свои цифровые кошельки. Цифровая валюта может использоваться в розничной торговле товарами и услугами, инструментом является смартфон с новым мобильным приложением.

Полного замещения наличных денег не произошло, но власти не скрывают, что будут проводить курс на выдавливание кеша из денежного обращения. Примечательно, что в проекте CBDC Туниса использована российская технология блокчейн. Как сообщают СМИ, опытом введения официальной цифровой валюты Туниса заинтересовались соседние страны — Алжир, Марокко и Мавритания.

Еще более обширный обзор по CBDC был подготовлен Банком международных расчетов (БМР), опубликован в январе 2020 года. По данным БМР, 40 % центробанков уже провели эксперименты с цифровыми деньгами. А еще 10 % завершали подготовку или запустили пилотные проекты по CBDC.

Страны ведущих экономик мира, конечно, также изучали возможность введения суверенных цифровых валют, но особой спешки не проявляли. Так, о планах введения CBDC в 2016 году объявил Народный банк Китая, в 2017 году — Центробанк Швеции, в 2019 году — Европейский центральный банк. Федеральная резервная система США до конца прошлого года категорически выступала против введения официального цифрового доллара.

Ситуация резко изменилась в 2020 году. В середине января нынешнего года шесть центробанков (Швеции, Канады, Швейцарии, Великобритании и Японии, а также Европейский центральный банк) создали рабочую группу под эгидой Банка международных расчетов для обмена информацией по вопросам CBDC. Рабочую группу возглавил недавно назначенный руководитель Инновационного центра БМР Бенуа Кюре (Benoît Cœuré) и Джон Канлифф (Jon Cunliffe), заместитель председателя Банка Англии и председатель Комитета по платежам и рыночной инфраструктуре (CPMI) БМР.

В феврале-марте негативно настроенная к любой цифровой валюте ФРС США изменила свою позицию. Видимо, сыграли свою роль два фактора: начало вирусно-экономического кризиса и угроза введения цифрового юаня Китаем. Весной этого года американский центробанк приступил к подготовке введения цифрового доллара.

Оживился также Европейский центральный банк (ЕЦБ). В январе 2020 года в Давосе президент ЕЦБ Кристин Лагард вполне определенно заявила, что ЕЦБ готовится к введению цифрового евро. Правда, среди центробанков стран — членов ЕС и еврозоны до сих пор нет единой позиции по вопросу цифрового евро. Позиция центробанка Германии (Бундесбанка) скорее негативная, а позиция Банка Франции, наоборот, — в пользу CBDC.  

Резко активизировал подготовку к введению официального цифрового юаня Народный банк Китая. Сейчас цифровой юань проходит тестирование.

Между США и Китаем началась самая настоящая «цифровая» гонка. Ставки конкурентной борьбы высоки: тот, кто первый введет официальную цифровую валюту, получает возможность создать новую платежную систему, которая будет намного более совершенной, чем нынешние (имеющие низкую скорость операций и довольно высокие издержки).

Кроме того, платежная система цифрового юаня позволит участникам такой новой платежной системы уйти от экономических санкций Вашингтона, которые «достали» всех, даже американский бизнес.

Этим летом о планах и проектах создания CBDC заявил целый ряд новых центробанков, причем не из экзотических стран третьего мира. 13 июля СМИ сообщили, что глава Банка Англии Эндрю Бейли обнародовал планы британского центробанка по созданию своей национальной цифровой валюты.

В третьей декаде июля появились сообщения о том, что в парламенте Японии создана рабочая группа из 70 депутатов от Либерально-демократической партии, которую возглавил бывший министр экономики Акира Амари. Уже в августе группа должна представить правительству свои конкретные предложения по созданию цифровой иены. Такая срочная мера, как считают эксперты, обусловлена тем, что ожидаемое в ближайшее время появление официального цифрового юаня может пошатнуть позиции японской валюты.

В «цифровую гонку» также включился Центробанк Южной Кореи. В апреле нынешнего года там запущен пилотный проект по цифровой воне, который будет обкатывать технологии расчетов с помощью CBDC. Проект планируется завершить к концу следующего года. После чего Банк Южной Кореи примет окончательное решение о судьбе цифровой воны. Примечательно, что в рамках пилотного проекта весной производились выплаты в цифровых вонах гражданам страны в рамках программы компенсаций и помощи пострадавшим от COVID-19.

ЦБ Таиланда стал проявлять интерес к теме CBDC еще с 2018 года. Однако лишь в середине июня этого года он объявил о начале тестирования национальной цифровой валюты — бата. Тестирование будет продолжаться до конца текущего года, после чего будет окончательно определена судьба цифрового бата. Примечательно, что ЦБ Таиланда в настоящее время исходит из того, что цифровой бат должен использоваться для замены не только наличных, но отчасти и безналичных денег, находящихся ныне в обращении. То есть цифровой бат должен стать деньгами не только для физических, но и для юридических лиц.

Наконец, на постсоветском пространстве также резко возрос интерес к теме CBDC. Тут впереди всех оказался Казахстан. В июле правительство страны заявило о подготовке к введению цифрового тенге.

Примечательно, что в качестве главной причины принятия такого решения названо повышение эффективности борьбы с коррупцией. Цифровой тенге призван вытеснить наличные деньги, которые, по мнению власти, являются основным инструментом коррупции.

Что касается России, то до нее пока ажиотаж CBDC не дошел. Банк России регулярно сообщает, что продолжает следить за миром цифровых валют, в том числе CBDC. Центробанк России продолжает изучать все плюсы и минусы цифрового рубля. Но, кажется, минусов больше.

«Если, например, физическим лицам разрешат держать деньги на счетах в Центральном банке, то это может значимо поменять пассивную базу коммерческих банков. В условиях каких-то не очень спокойных времен может начаться бегство вкладов и переток средств» — Эльвира Набиуллина, председатель ЦБ РФ

С моей точки зрения, если одна из ведущих резервных валют (а таковыми принято считать доллар США, евро, британский фунт стерлингов, японскую иену и китайский юань) станет «цифровой», получит статус CBDC, в мировой валютно-финансовой системе могут начаться серьезные подвижки. Особенно серьезными они будут в том случае, если первым к финишу в «цифровой гонке» придет китайский юань. Это будет началом конца той долларовой системы, которая выстраивалась на протяжении многих десятилетий после Второй мировой войны.

Аврора