Американская соцсеть Twitter, навсегда заблокировав американского президента Дональда Трампа с его 88 млн подписчиков, вызвала когнитивный диссонанс в головах российских либералов. Те ощутили острую необходимость реагировать на события в Вашингтоне, но не смогли определиться с линией партии. Почему попытка взятия Капитолия сторонниками Трампа заставила понервничать российских либералов?

«Правое дело» белорусов против «дебоша» американцев

После волнений в Вашингтоне российским либералам стало остро необходимо сформулировать, почему протесты в Белоруссии или Киргизии – это проявление свободного духа непокоренных народов, а атака на Капитолий – грубое вторжение в государственность и попрание закона.

Первым в постоянной рубрике «Вы не понимаете, это другое» выступил ведущий «Эха Москвы» Сергей Пархоменко. «Я за тех, кто протестует ради правого дела. И я против тех, кто устраивает дебош в защиту бесконечно врущего истеричного вождя», – не вдаваясь в подробности, определяет он линию Пархомбюро. И совершенно не важно, что даже если против Лукашенко выступят все до единого 9,5 млн жителей Белоруссии, это несколько меньше, чем 75 млн человек, проголосовавших за Трампа и не желающих, чтобы у них украли победу. Пархоменко роли распределил и в дискуссии не вступает. Ему аккомпанирует политолог Аббас Галлямов. «Это действительно другое. В одном случае работают институты, в другом нет, – так и пишет Галлямов. – Странно, что кто-то этого не понимает и настаивает на том, чтобы правила были едины для всех ситуаций». Про разные правила – либералы не дадут соврать – лучше всего писал еще Оруэлл с его хрестоматийными животными, которые более равны перед законом, чем другие.

Апогеем торжества «более равных» стала блокировка аккаунта Дональда Трампа, действующего президента США, в Twitter после событий у Капитолия. Пока российские либералы рефлексировали, как же обосновать фактическую отмену свободы слова в стране, несущей с помощью НКО и автомата по всему миру идеалы демократии, им на помощь пришла Карина Орлова, журналист «Эха Москвы», уже несколько лет живущая в Вашингтоне. «Не будем забывать, что США – это страна, где убили Кеннеди, – намекает Орлова на опасность, которая грозит Байдену со стороны Трампа. – А еще утром 20-го командовать будет Трамп. В сетях сейчас готовится новая атака на 20 января». Уровень аналитики Орловой и Пархоменко вполне устраивает их почитателей, и они начинают наперебой восхищаться, как частная американская компания самоотверженно защитила Америку от массовых протестов.

В пользу блокировки аккаунтов политических оппонентов выступили Роман Доброхотов из Insider, бывший мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман, юрист Навального Любовь Соболь, Маша Слоним из BBC и блогер Рустем Адагамов, заявивший: «Соцсети защищают Америку от опасного сумасшедшего. Прекрасный пример солидарности».

«Пусть откроет двадцать газет, пятьдесят радиостанций»

А потом, как в известном меме, пришел Навальный и все испортил. Блогер, известный неприязненными отношениями с большинством журналистов, политологов и политиков, как будто специально дал высказаться коллегам – и сделал наоборот. Трамп, конечно, негодный политик, утверждает блогер, но и отнимать у него знаменитую американскую свободу слова – «неприемлемый акт цензуры».

Очевидно, что Навальному сложно публично поддержать идею блокировки за посты в соцсетях, в которых можно усмотреть призывы бороться за власть силовым способом. Удивительно, почему такие идеи легко соседствуют в сознании той же Любови Соболь с работой на Навального и ее непосредственном участии в несанкционированных акциях протеста, организованных блогером. А неприятные для ее руководителя параллели уже начинают проводиться.

Тот же Пархоменко утверждает, что блокировка соцсетей не мешает политической деятельности: «Пусть (Трамп) откроет телеканал, двадцать газет, пятьдесят радиостанций, три общенациональных соцсети. Свобода слова от него никуда не делась, и он совершенно свободен в таких решениях и планах», тем более что «денег он за эти два месяца набрал». И в ответ получает вопрос: а что, собственно, мешает Навальному открыть свои газеты и телеканалы, зачем он рвется в государственные СМИ и жалуется на информационную блокаду? Чтобы как-то упредить подобные реакции, Навальному и пришлось выступить на стороне Первой поправки и прав чуждого ему Трампа.

А Шендеровича-то за что?

Первая и непосредственная реакция либералов понятна: четыре года они называли Дональда Трампа ставленником Владимира Путина и считали, что правление Трампа укрепляет российского президента.

Теперь им сложно сдержать радость от того, что кто-то смог наказать «хулигана», который не обращал на российскую оппозицию внимания

и несколько лет обижал их своим присутствием на посту президента США. Так реагируют в основном журналисты и блогеры. Политтехнологи и медиаменеджеры более осмотрительны в своих оценках и понимают, что созданный прецедент можно применить и против российской оппозиции. Бывший акционер ЮКОСа Михаил Ходорковский и главред «Эха Москвы» Алексей Венедиктов уже заявили, что произошедшее с аккаунтом Трампа – явное проявление цензуры.

Еще один характерный момент дискуссии о цензуре – это выбор аудитории. Основная масса либералов разговаривает с российским обществом. Но Алексей Навальный внезапно перевел свои посты о свободе слова и Трампе на английский язык. И это вовсе не стандартная практика блогера. Судя по всему, язык он знает на уровне «лет ми спик фром май харт». Видимо, на этот раз блогер решил выступить на международном информационном поле, поэтому прибег к помощи переводчика. При этом его коллега по либеральной оппозиции Владимир Милов почти одновременно публикует пост, где убеждает своих англоязычных коллег ни в коем случае не думать, что вся российская оппозиция поддерживает Трампа. Это вовсе не так, спешит заверить американских контактеров Милов, чья карьера во многом зависит от взаимодействия с США.

Таким образом, все участники спора о допустимости цензуры говорят о своем, наболевшем. Кто-то радуется, что нашлась управа на Трампа, кто-то продает себя на Запад, а кто-то пытается подстелить соломки в собственной протестной карьере. И только сатирик Виктор Шендерович столкнулся одновременно с двумя проявлениями «свободы решения частной компании». Выступая на «Эхе Москвы», Шендерович утверждал, что блокировка аккаунта Трампа «прямо соотносится» с демократией. Но прошло буквально несколько дней, и американская компания YouTube прислала сатирику предупреждение: «Мы проверили ваше видео и подтвердили, что оно подходит не всем рекламодателям. В связи с этим реклама в нем будет по-прежнему ограничена или отключена». Шендерович расстроился: «Бедные ранимые рекламодатели». Как любят говорить либералы в таких случаях: «А нас-то за что?»

Взгляд