Едва покинув Сочи после переговоров с Владимиром Путиным, турецкий президент обрушился с упреками на Вашингтон. Он не только призвал США освободить сирийскую землю от своих войск, но и назвал одного из ключевых соратников Байдена «режиссером террористов». С Путиным же у Эрдогана, по его словам, «единство почти по всем вопросам». Что же подталкивает Турцию столь быстро сближаться с Россией?

Президент Турции Тайип Эрдоган назвал координатора Совета национальной безопасности США по Ближнему Востоку и Северной Африке Бретта Макгерка «режиссером террористов» из Рабочей партии Курдистана (РПК). Такое заявление турецкий лидер сделал на борту самолета, возвращаясь с переговоров с президентом Владимиром Путиным в Сочи. «В Белом доме есть человек по имени Макгерк, он гуляет в обнимку с террористами. Фактически он является режиссером террористов из РПК/СНС», – цитирует Эрдогана Анатолийское агентство. По его словам, Вашингтону «рано или поздно придется покинуть Сирию и оставить эти земли сирийскому народу».

Напомним, Бретт Макгерк – опытный дипломат, занимавший ранее высокие посты в сфере национальной безопасности при Джордже Буше – младшем, Бараке Обаме и Дональде Трампе. С октября 2014-го по январь 2016 года именно он вел секретные переговоры с Ираном, которые привели к обмену пленными и освобождению четырех американцев из Ирана. В январе, сразу после инаугурации, Байден назначил Макгерка координатором в Совет национальной безопасности.

Одновременно Эрдоган заявил о появлении «позитивных шагов» в отношениях с Вашингтоном. По его словам, возможно, на саммите G20 в Риме, намеченном на конец октября, у него состоится отдельная беседа с Байденом. «Оттуда мы рассчитываем поехать в Глазго. Скорее всего, мы встретимся и в Глазго», – сказал турецкий лидер. Впрочем, 23 сентября Эрдоган утверждал нечто обратное: что его сотрудничество с американским коллегой Джо Байденом не заладилось. Президент Турции также подверг резкой критике администрацию Байдена за поставки оружия сирийским курдам.

Что касается содержания самих переговоров в Сочи, то Эрдоган отозвался о них так: «Мы с Путиным провели искренний и плодотворный разговор. Говорили о том, что пришло время для окончательного и устойчивого решения в Сирии, главным образом в Идлибе. Мы определим дорожную карту. Наши главы МИД и Минобороны будут над ней работать», – пообещал Эрдоган.

Президент Турции еще перед переговорами с Путиным говорил, что «наши совместные шаги в Сирии имеют большое значение» и мир на Ближнем Востоке «зависит от российско-турецких отношений». В ответ Путин подчеркнул, что сотрудничество двух стран также способствует примирению в Карабахе.

Пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков заявил, что Путин и Эрдоган подчеркнули важность выполнения прежних договоренностей по Сирии, передает РИА «Новости».

«Здесь я, к сожалению, не могу вдаваться в конкретику, я полностью этой информацией не обладаю. Но тема действительно обсуждалась... Была подтверждена приверженность ранее достигнутым договоренностям, была подчеркнута необходимость их выполнения в плане вытеснения из Идлиба террористических элементов, которые там еще присутствуют, которые могут представлять угрозу и выполнять агрессивные наступательные действия в отношении сирийской армии», – сказал Песков.

Так он ответил на вопрос, связано ли отступление турецкой армии из Идлиба с договоренностями Путина и Эрдогана.

«Анкара – непростой партнер, но наше двустороннее сотрудничество продолжается, а если мы достигаем каких-то договоренностей, то они безусловно соблюдаются, – говорит эксперт по Ближнему Востоку Станислав Тарасов. – Однако в адрес Эрдогана внутри Турции усиливается критика из-за шаткости финансовой системы страны. Многие осуждают власть за то, что Турция ввязалась одновременно в четыре войны: в Сирии, в Ливии, в Ираке и гражданскую войну в своих юго-восточных землях. На этом фоне Эрдогану нужно продемонстрировать успехи во внешней политике».

Вот почему встреча в Сочи была важна в первую очередь для турецкой стороны – просто фактом своего проведения, полагает он. Именно этим объясняется то, что никаких важных решений по ее итогам не объявили, подозревает Тарасов. Турецкому лидеру просто нужно было заручиться поддержкой Москвы.

Причиной поворота Эрдогана в сторону Москвы он назвал поведение главы Белого дома Джо Байдена, который практически игнорирует турецкого лидера. «Эрдоган считает себя важной персоной в мировой политике, но американский коллега с момента прихода к власти встретился с ним всего один раз, да и то – в широком формате саммита НАТО в июне. Вашингтонские политики практически не приняли участия в открытии Дома Турции в США, а на эту церемонию в Анкаре делали большую ставку. После этого Эрдоган выступил с гневными замечаниями о том, что с Байденом у него ничего не получается, что с Трампом было лучше».

Раньше поддержка США давала Анкаре определенные аргументы для укрепления своей позиции в разговоре с Москвой, напомнил Тарасов. «Когда Эрдоган выдвигал какие-либо тезисы, Москве было понятно, что за этим также стоят и американцы. На сей раз Байден отказался от этой интриги и тем самым оставил Эрдогана один на один с Путиным», – пояснил аналитик.

Впрочем, по крайней мере одно решение – по Сирии – точно было достигнуто, добавил Тарасов, хотя публично о нем объявлять не стали. Сразу после встречи Путина с Эрдоганом турецкие части начали отступать из Идлиба – это несколько тысяч военных и множество единиц бронетехники, отметил политолог.

Как известно, осенью 2019 года Анкара и Москва приняли меморандум, которым, в частности, предусматривался отвод курдских отрядов самообороны от сирийско-турецкой границы – из городов Манбижд и Телль-Рифат. В марте 2020 года Путин и Эрдоган заключили новое соглашение, согласно которому турки обязались очистить подконтрольную им Идлибскую зону деэскалации от исламских радикалов. Позднее президент Сирии Башар Асад пригрозил: если американские и турецкие военные не покинут территорию его страны, Дамаск может применить против них силу.

На совпадение саммита в Сочи и вывода турецких войск из Идлиба обратил внимание и президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, назвав это хорошим знаком.

«Путин умудряется поддерживать отношения с Турцией вместо того, чтобы сцепиться с ней в какой-нибудь большой региональной войне»,

– добавил востоковед. Сатановский также указал на выгоду для России от присутствия турецких интервентов в Сирии: «Пока Асад имеет в Идлибе занозу в виде Эрдогана, он не сможет продаться ни американцам, ни европейцам – как всегда делали арабские лидеры, когда мы переставали быть им нужны».

Саммит в Сочи еще раз доказал, что интересы России и Турции совпали по большинству направлений, считает активист турецкой партии «Ватан», доктор исторических наук Стамбульского университета Мехмет Перинчек. По его словам, обе страны теперь противостоят агрессивному поведению США в Сирии, потому у Москвы и Анкары не осталось другого варианта, кроме стратегического партнерства.

В заявлениях Эрдогана по итогам беседы с Путиным Перинчек увидел намек на то, что лидеры договорились об общей стратегии по борьбе с боевиками в Сирии. «Перед нашими странами стоит первоочередная задача: избавиться от радикалов, которые стремятся нарушить территориальную целостность Сирии. Это две группы террористов – это фундаменталисты в Идлибе (уйгуры и ИГИЛ*) и сепаратисты в Восточном Евфрате, то есть Рабочая партия Курдистана и другие силы, которых поддерживают США», – пояснил эксперт газете ВЗГЛЯД.

«Заявления Эрдогана после встречи в Сочи доказывают, что турецкий лидер осознает важность сотрудничества с Россией. Наше партнерство будет углубляться с применением разных схем – в Ливии, в Закавказье, в Восточном Средиземноморье», – предрекает Перинчек.

Лидеры двух стран обсуждали ситуацию в Идлибе и на северо-востоке Сирии, где находятся отряды курдов, и договорились о сохранении статус-кво и о выполнении ранее взятых на себя обязательств, полагает гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. «Сейчас вопрос в том, насколько эти обязательства будут выполнены, прежде всего со стороны Турции, обещавшей очистить Идлиб от исламских радикалов», – сказал собеседник.

«На этой двусторонней встрече мы увидели, что есть единство почти по всем вопросам. Конечно, это радостная часть работы, – рассказывал также Эрдоган журналистам на борту своего самолета на обратном пути из Сочи. – Завершая таким образом нашу встречу, я попросил как можно скорее нанести ответный визит господину Путину. Он тоже был положительным. И я сказал: «Давайте проведем заседание Стратегического совета высокого уровня в Турции до конца этого года». Он также дал положительный ответ».

* Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности"

Взгляд