Запад как культурно-исторический феномен, конечно, никуда не денется. А вот Запад как отлаженная система общих интересов, стержнем которой служили евроатлантические институты, кажется, уходит в прошлое.

В той части мира, которую принято называть Западом, происходят интересные события. Если попробовать свести их к схеме, картина получается противоречивая. С одной стороны, с приходом в Белый дом Джозефа Байдена предпринимается активная попытка восстановить прежнее единство западного сообщества по модели холодной войны второй половины ХХ века. Для этого акцентируется идеологическая составляющая.

Вашингтон, говоря о разногласиях с Китаем, подчёркивает не геополитический или экономический, а ценностный аспект – противостояние автократиям, которые стремятся подорвать основы либерального миропорядка. Для убедительности к этой категории добавляется Россия, в совокупности Москва и Пекин создают, по мнению США, достаточно пугающий образ, чтобы сплотить вокруг Америки подрастерявшихся европейцев.    

Всё турне Байдена в июне было посвящено именно этому – рекрутированию союзников и идеологических друзей на битву с Китаем, хотя в Старом Свете горячего желания бросаться на эти баррикады не наблюдается.

С другой стороны, с европейскими союзниками Вашингтон обходится сурово. Выход войск из Афганистана, обернувшийся тотальным конфузом для всех участников международного контингента, осуществлялся без консультаций с союзными правительствами. Их фактически поставили перед фактом.

Тройственная договорённость между США, Великобританией и Австралией о новой военно-технологической группировке в Тихом океане готовилась англосаксами за спиной всех остальных. Обиднее всего, конечно, Франции, которая кроме всего прочего ещё и потеряла крупный контракт.

Но вся континентальная Европа имела возможность убедиться, насколько мало её мнение интересует Соединённые Штаты. Причём демонстративно не интересует. В Европе в очередной раз заговорили о необходимости «плана Б» на тот случай, если США окончательно охладеют к гарантиям безопасности Старого Света. Внятных идей, как этот самый план может выглядеть, по-прежнему нет.

Аврора