В субботу завершились учения Украины и НАТО «Си Бриз-2021», которые были названы самыми масштабными за всю их историю с конца 90-х годов. За пару дней до старта этих маневров произошел известный инцидент с нарушением британским эсминцем «Дефендер» российской границы у берегов Крыма.

Какие уроки должна вынести Россия, «ПолитНавигатору» рассказал военный эксперт Института стран СНГ капитан I ранга запаса Сергей Горбачев.

П.Н.: Си Бриз 2021 завершились. Их называли самыми масштабными с 97-го года. Стали ли они реально таковыми?

С.Г: Если мы оцениваем состав участников, продолжительность учений, привлеченные силы, а также эпизоды, которые стали известны, то действительно можно говорить о том, что данные учения стали одними из самых масштабных. Стали ли они по факту масштабными – тут трудно говорить, потому что, как правило, доступными становятся сведения, которые так или иначе «сливают».

Если мы говорим в целом о серьезности подобного рода действий, то все познается в сравнении. Если сравнивать c учениями, которые недавно проводила Россия в Крыму, то в данном случае российская сторона представляла видео и подробно рассказывала о том, какие эпизоды отрабатываются. Ну а картинка, которая показывалась, скажем тот же массовый десант, она сама за себя говорит.

То, что делалось на Украине – это лишь отработка ряда эпизодов. Если мы говорим о вещах, связанных с масштабностью, задачах, связанных с оперативными решениями, то тут сравнивать не приходится. Учения проходили, насколько я могу судить, на уровне тактического звена. Какие-то решения вопросов, связанных с проведением операции, задействованием разных родов и сил, выполнением масштабных задач, связанных с боевыми стрельбами и так далее, то это не прослеживается.

Скорее всего, учения носят больше эффект моральный. Походы строями, учения по связи, проведение локальных мероприятий – это все можно отнести к вопросам, которые характеризуют обычную боевую подготовку любых вооруженных сил.

ПН: Что отрабатывали участники учений, на что нам стоит обратить внимание?

С.Г: Необходимо отметить, что многое, что делалось, наверняка имело скрытый характер. Наверняка, это относится к деятельности подводных диверсантов, водолазов, «морских котиков» и так далее. Здесь есть смысл получить более подробную информацию и сделать определенные выводы.

С учетом того, что деятельность подводных диверсионных сил осуществлялась непосредственно вблизи Крыма, можно спрогнозировать ситуацию, когда боевые пловцы могли получать конкретные задания по проникновению в российские территориальные воды. Но это размышления, подтверждений таких нет.

Помимо общественно-политического характера и демонстрации того, что Украину поддерживают много стран, тут прослеживается некая связь с подготовкой к проведению так называемой «Крымской платформы». Этот саммит проводится как раз с целью показать, что Украина поддерживается большим количеством государств на разных уровнях. «Си Бриз» имеет примерно такую же направленность.

ПН: Украина напрямую говорит, что задачи, которые выполнялись, «являются четким предостережением для агрессора в том, что мы готовимся дать достойный отпор». О каком отпоре идет речь?

С.Г: Это все риторика и стремление выдать желаемое за действительное. Мероприятия, связанные с проведением учений в масштабе взводов, рот и батальонов, не являются показательными с точки зрения демонстрации готовности противостоять Вооруженным силам России, как это позиционируется. Это стремление решить какие-то локальные задачи и отработать элементарные навыки на основе взаимодействия со своими зарубежными партнерами. «Отпор» таким образом не дается. Это, мягко говоря, попытка из воздушного шарика надуть большой дирижабль.

Отпоры в любом случае даются большим количеством сил, отработкой взаимодействия различных родов и видов сил, с привлечением большого количества десантных средств, относящихся как к авиации, так и к военно-морским силам.

ПН: По легенде активной фазы учений на суше, «незаконные вооруженные формирования захватили органы государственной власти и обустроили ряд лагерей, блокпостов для контроля транспортных путей для создания квази республики». О чем тут речь? Учились ли украинцы совместно с НАТО воевать на Донбассе?

С.Г: Тут можно в определенном смысле рассматривать цели, которые достигались и задачи, которые выполнялись именно в этом ключе. Но тут нужно отметить, что на учениях формата «Си Бриз» подобные задачи отрабатывались практически изначально.

Еще в конце 90-х годов решались задачи по наведению порядка в мифической «Оранжевой республике», под которой подразумевался Крым, где всегда были мощные пророссийские настроения. «Си Бриз» тогда преследовал цель в определенной мере устрашения крымчан и севастопольцев.

В данном случае отрабатываются примерно те же задачи, формы, методы, средства привлечения сил, ну а перенос сценария на Донбасс труда не составляет.

Тут я бы еще добавил и другие регионы, ибо в целом в Новороссии ситуация не очень простая, проявление неприязни к боевикам АТО, к националистам, несмотря на цензуру и стремление замалчивать такие вещи, информация об этом просачивается в СМИ. Поэтому то, что наблюдатели оценивают это как определенный посыл к Донбассу – в определенной мере да, но в такой же степени это может быть и посыл другим регионам Украины. Также очень непростая ситуация в Молдавии – в определенной степени это посыл и Приднестровью, и жителям Гагаузии, и даже посыл тем же русинам в Закарпатье.

ПН: Украинская сторона отмечает, что учились не только они, но и у них, мол – ВСУ сейчас воюют с российскими войсками и передают свой опыт солдатам НАТО. Так ли это, действительно ли Украине есть что передавать?

С.Г: Если бы украинские военные столкнулись в открытом противостоянии с российскими Вооруженными силами, то делиться опытом было бы некому. В данном случае можно говорить, что, несмотря на то, что нас многое разделяет, и после распада Союза прошло уже почти 30 лет, тем не менее, школа подготовки, организация, быт, менталитет у многих украинских военных в чем-то схожи с тем, что было в некогда единых Вооруженных силах СССР. Поэтому военнослужащим любых стран, в том числе западных, интересно то, каким образом складывается служба в ВСУ.

В восприятии многих западных стран украинские Вооруженные силы рассматриваются как весьма близкие по подготовке, опыту, менталитету к российским. Конечно, определенный опыт украинцы приобрели в процессе АТО, это снимать со счетов нельзя. Украинские Вооруженные силы меняются как по оснащенности, организации, стандартизации к НАТО, так и с точки зрения боевого опыта, по сравнению с тем, что было в 14-м году.

Поэтому любой обмен между разными подразделениями, родами, видами Вооруженных сил, он полезен. Чего уж лукавить, безусловно, опытом, методикой применения оружия – тот же автомат Калашникова западникам интересен.

ПН: Мы, я имею в виду наших военных, внимательно следили за ходом «Си Бриз» – чему учились мы, есть ли тут позитив для российских войск?

С.Г: Вряд ли мы у них чему-то учились – мы отрабатывали и убеждались в верности своих методик, в правильности системы своей подготовки, ибо нахождение рядом с районом проведения учений всегда полезно, независимо от «Си Бриза».

Когда наши силы находятся рядом с теми, кто проводит учения, мы повышаем степень своей готовности, отрабатываем свои расчеты, имеем возможность на практике наблюдать за действиями сторонних сил, потренироваться в вопросах, связанных с применением оружия в своих учебных целях и так далее . . .

ФОТО. Далее на ПолитНивигаторе . . .