Украинские поставщики бьют тревогу: уже в конце мая население рискует остаться без горячей воды и отопления. К осени эта ситуация рискует перерасти в социальный взрыв, который уже назвали тарифным майданом. Чтобы удержаться в кресле, президенту Владимиру Зеленскому придется выбирать между деньгами Запада и благополучием собственного народа. На чью сторону он встанет?

К концу мая украинцы могут остаться без горячей воды и отопления, предупредил глава «Укртеплокоммунэнерго» Арсентий Блащук, передает украинское издание «Обозреватель». По его словам, поставщики газа могут остаться без газа, что и спровоцирует кризис в ЖКХ.

Причина в изменении правил игры на рынке газа. Как объясняет украинское издание, после 20 мая 2021 года истекает срок действия Положения о наложении специальных обязательств (ПСО), согласно которому «Нафтогаз» должен продавать газ поставщикам тепла и горячей воды по установленному тарифу. После этого условия покупки газа будет определять рынок, что может грозит коллапсом. «После отмены ПСО предприятия должны закупать газ по предварительной оплате. А где деньги взять, если у нас потребитель платит после того, как уже использовал горячую воду и отопление. А что делать тепловикам? Как рассчитаться с долгами еще и купить газ. Отопительного сезона может и не быть», – объяснил Блащук.

Если ситуация не разрешится, то в конце мая облгазы будут обязаны отключить газ, и жители страны останутся без горячей воды. А если проблема не разрешится к отопительному сезону, то ситуация станет критичной. Без отопления пережить зиму люди не смогут, так что осенью «тарифный майдан» будет практически неизбежен.

Блащук из «Укртеплокоммунэнерго» уверен, что единственный вариант решения ситуации – это списать 51,3 млрд гривен (около 138 млрд рублей по текущему курсу) долгов. При этом государство должно компенсировать разницу между действующими тарифами и рыночными ценами.

На самом деле на Украине назрели две проблемы. Первая – корпоративная, о которой и говорит глава «Укртеплокоммунэнерго», то есть посредник между производителем сырья и конечным потребителем энергии, населением.

«Для компаний, которые занимаются снабжением ЖКХ, главная проблема – это кассовый разрыв. Они покупают ресурс, поставляют его населению, которое оплачивает его только по факту потребления. Получается месячный кассовый разрыв, и где взять деньги, чтобы его покрыть – проблема. Государство не дает льготных кредитов для сферы ЖКХ», – объясняет эксперт Финансового университета при правительстве РФ, эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

«Существует и фундаментальная проблема. У населения Украины не всегда есть деньги, чтобы платить за коммунальные услуги по рыночным ценам»,

– говорит эксперт. Тарифы с 2014 года выросли в разы, а реальные доходы украинцев сначала падали несколько лет подряд, а с 2016 начали расти, но слабыми темпами. Они так и не дошли до уровня 2013 года.

На конец 2013 года уровень благосостояния на душу населения составлял 9,96 тыс. долларов, но уже к концу 2014 года он снизился в полтора раза – до 5,72 тыс. долларов, к концу 2015 года – до 4,21 тыс. долларов (более чем в два раза по сравнению с 2013 годом). К лету 2019 года этот показатель вырос до 8,8 тыс. долларов, посчитал в ежегодном докладе Global Wealth Report швейцарский банк Credit Suisse, но уже к октябрю 2020-го годовой доход на душу населения на Украине упал до 3424 доллара в год, посчитал МВФ.

Однако это не мешает расти тарифам на услуги ЖКХ. С 2014 по 2021 год цена на газ для населения Украины выросла на 1300% или в 14 раз, подсчитал глава политсовета партии «Оппозиционная платформа – За жизнь» Виктор Медведчук. Подорожание коммунальных услуг существенно опережает рост реальных доходов населения, «это давно стало неподъемной ношей для большинства граждан», говорит он. Только за последний год стоимость услуг ЖКХ выросла на 22%, тариф на электроэнергию увеличился на 36,6%, на газ – на 63,6%, на горячую воду и отопление – на 10,4%.

И на этом власти Украины останавливаться не собираются. Окончательная цель – довести тарифы до рыночного ценообразования и окончательно убрать субсидирование оплаты ЖКУ населением – сохраняется.

Тарифная война с населением на Украине идет с 2014 года, когда после евромайдана страна погрузилась в экономический кризис и подсела на кредитные транши от МВФ. Без них экономика страны существовать не может: новые транши идут на погашение старых. Это зависимость на десятилетия вперед.

Главным экономическим условием МВФ в обмен на кредиты было требование привести тарифы на газ к европейским уровням (то есть к рыночным ценам) и ликвидировать госсубсидирование.

«Власти Украины начали активно наращивать тарифы на газ и другие коммунальные услуги. Однако быстрый темп роста цен на газ, отопление и горячую воду очень болезненно воспринимается населением. Поэтому вслед за резким ростом тарифов следовал шаг назад в сторону снижения. На Украину очень жесткая политическая конкуренция, поэтому каждый новый политик боялся, что «тарифный майдан» снесет его власть. Украинскому руководству приходится лавировать между требованием МВФ и рисками резкого повышения тарифов», – объясняет эксперт ФНЭБ.

Отметим, что снижение тарифов на услуги ЖКХ после их резкого подъема не возвращало их к предыдущим показателям. Просто резкий темп роста сменялся на чуть менее резкий.

Все это привело к тому, что долги населения тоже стали расти как на дрожжах и достигли критических показателей. Если в конце февраля 2014 года они составляли почти 14 млрд гривен (и это еще с учетом Крыма и неконтролируемой ныне части Донбасса), то в конце февраля 2020 года достигли уже 66,7 млрд гривен, в феврале 2021 года – уже 82,1 млрд. С 2014 года задолженность населения по оплате ЖКХ выросла в шесть раз.

Посредники между поставщиком энергии и населением предлагают обнулить эти долги государству. Но к чему это приведет? Люди начнут копить новые долги, которые придется списывать периодически.

«Это не решит фундаментальную проблему – отсутствия у населения достаточных доходов для своевременной оплаты газа, отопления, горячей воды.

Новая задолженность за ЖКУ, которая растет с 2014 года, формируется не за счет алкоголиков, которые не хотят платить, а за счет украинцев, которые физически не могут столько платить. Многие переходят с газа на альтернативные источники энергии – на баллоны или даже дрова.

Пока доходы украинцев не вырастут, придется регулярно проводить подобные амнистии по задолженности», – говорит Юшков.

Одно ясно точно – власти Украины по-прежнему нацелены на выполнение условия МВФ. Причем приведение тарифов на газ к рыночному уровню, то есть к тем ценам, по которым Украина импортирует газ реверсом из Европы (переплачивая), выгодно внутренним производителям и поставщикам ресурса. В частности, тому же «Нафтогазу», который является крупнейшим поставщиком газа на Украине.

«Нафтогаз» и другие поставщики газа для внутреннего рынка неплохо зарабатывают благодаря повышению тарифов. Потому что тарифы поднимают до уровня импортной цены на газ. Как будто весь газ, который потребляет население Украины, импортный. Но это не так. Две трети газа, который потребляет внутренний рынок, Украина добывает сама, а себестоимость собственного газа значительно меньше, чем расходы на закупку импортного топлива. Стремление сделать внутренние тарифы на газ равными стоимости импортного газа делает внутренний рынок газа Украины крайне рентабельным и привлекательным», – поясняет Юшков.

Условный пример: «Нафтогаз» добывает газ по 50 долларов за тысячу кубометров, а продает по 250-300 долларов за тысячу кубометров (цена продажи топлива европейцами). В этом вопросы интересы МВФ и внутренних производителей энергоресурсов совпадают. Но противоречат интересам простых украинцев, которым приходят неподъемные счета за ЖКУ.

Взгляд