Минские переговоры по урегулированию ситуации на Донбассе зашли в тупик. В России настаивают на активизации переговорного процесса, предлагая тем самым вернуться к очным встречам, в Киеве же ссылаются на нежелание проводить переговоры по Донбассу в Минске. Какова дальнейшая судьба минских переговоров и возможны ли они в рамках другой переговорной площадки?

Итак, представитель Российской Федерации в Трехсторонней контактной группе по урегулированию ситуации на Донбассе Борис Грызлов заявил о том, что нужно вернуться к проведению переговоров в очном формате. Грызлов уверен, что пришло время возобновить такие встречи без формата видеоконференции ввиду того, что в настоящее время для этого есть все возможности. По его мнению, личное участие сторон окажет положительный эффект на результативность переговорного процесса.

«Контактная группа подвела предварительные итоги работы перед предстоящим перерывом. С российской стороны прозвучало предложение провести минские переговоры в очном формате. Данное предложение получило поддержку представителей Донбасса и координатора контактной группы от ОБСЕ», — подчеркнул он.

В свою очередь, спикер украинской делегации Алексей Арестович заверил, что она не намерена вновь ехать на переговоры в Минск. Отказ возобновлять очные встречи в Минске Арестович мотивировал в первую очередь тем, что Украина не признает легитимность президента Белоруссии Александра Лукашенко.

Ред

Поясним, что с началом пандемии заседания ТКГ стали проводить в формате видеоконференции.

Корреспондент EADaily обсудил с представителями Донецкой и Луганской народных республик целесообразность возвращения к очным встречам представителей ТКГ по урегулированию конфликта.

Представитель ЛНР в политической рабочей группе контактной группы на минских переговорах Родион Мирошник считает возвращение к очным переговорам по конфликту на Донбассе необходимым.

Леонида Кравчука

Комментируя отказ Украины возобновлять переговоры в очном формате, Мирошник акцентировал внимание на том, что «почти полтора года переговоров в дистанционном формате демонстрируют их достаточно низкую эффективность и массу возможностей уходить от диалога, если для этого есть желание, а у Киева оно есть».

«За это время Киев практически полностью сменил состав своей делегации, и подавляющее большинство украинских представителей ни разу за столом переговоров не сидели, а привыкли прятаться за объективами вэб-камер, транслировать заседания в зрительный зал и всячески игнорировать даже формальные признаки соблюдения конфиденциальности переговоров, что не может не отражаться на их эффективности», — пояснил он.

Более того, настаивает Мирошник, у Киева сегодня нет объективных причин для отказа от очных переговоров в Минске.

«Пока Украина сохраняет дипломатические отношения с Белоруссией, там находятся их диппредставительства, дипломаты и тысячи украинцев ежедневно пересекают украино-белорусскую границу, все заявления о невозможности прибыть в Минск для проведения очных переговоров в контактной группе — не более чем манипуляции. Эта площадка согласована всеми сторонами переговоров и за 6 лет подтвердила свою безопасность и эффективность», — сказал он.

Признание или непризнание Киевом Лукашенко как президента Белоруссии к переговорам в контактной группе не имеет ни малейшего отношения, продолжил Мирошник.

«В конце концов, представителей Киева зовут не на встречу с Лукашенко, а для обсуждения проблемы войны, идущей на Донбассе и на Украине», — добавил представитель ЛНР в политической рабочей группе контактной группы на минских переговорах.

Реальной причиной отказа Украины ехать в Минск, по мнению Мирошника, может быть только нежелание вести диалог и выполнять свои обязательства по Минским соглашениям.

«Однако в таком случае и выводы должны быть соответствующие, и в первую очередь со стороны западных гарантов», — обратил внимание он.

В то же время Мирошник считает нецелесообразным проводить переговоры по Донбассу в очном формате в Минске без участия Украины.

«Вести переговоры, когда за столом нет второй стороны конфликта, наверное, возможно, но бессмысленно. В Донбассе идет внутриукраинский гражданский конфликт, сторонами которого являются Киев и Донбасс, и все договоренности должны быть достигнуты между нами. Пока представители Киева пытаются договариваться с кем угодно, только не с Донбассом, и результат налицо — он отсутствует», — подчеркивает собеседник агентства.

При этом Мирошник настаивает на том, что при том уровне доверия, который сегодня существует между сторонами конфликта, договоренность о смене места проведения переговоров практически нереальна.

«В любом предложении будет найдена неприемлемая подоплека, которая не позволит согласовать новое место. Поэтому самый простой вариант — это вернуться в Минск, но это возможно только при условии, что есть желание договариваться. Пока из всех участников этого желания нет только у Киева. Впрочем, подождем официального ответа Украины на предложение РФ провести следующее заседание в Минске. Думаю, что из него можно будет сделать вполне однозначные выводы», — подытожил он.

Профессор Луганского государственного педагогического университета Виталий Даренский считает отговорку спикера украинской делегации в ТКГ Алексея Арестовича о том, что делегация Киева не поедет на встречу в Минск, поскольку не признает легитимность Лукашенко, абсурдной и даже откровенно комичной.

«Нелегитимным президента Лукашенко может признать только верховная власть Украины (Рада и президент), но никак не контактная группа на переговорах — она таких полномочий не имеет», — пояснил он.

За этой глупой отговоркой на самом деле стоит обычный саботаж украинской стороной всего переговорного процесса, убежден Даренский.

«Если раньше этот саботаж был завуалированным — в виде отказа обсуждать серьезные проблемы, то теперь он стал уже прямым и откровенным — просто уклонением от самих встреч. Тем самым саботаж Минских соглашений как таковых, который Украина демонстрирует с 2015 года, сейчас уже дошел до своей последней стадии. Украина не хочет вести переговоры, даже несмотря на прямое давление на нее со стороны Европы в этом вопросе. В свою очередь, прекращение переговорного процесса означает, что уже в этом году будут приняты какие-то принципиально новые решения по Украине со стороны России как гаранта переговорного процесса», — подчеркнул он.

На основании вышесказанного Даренский считает, что очные переговоры в Минске без участия Украины, которая отказывается присылать туда своих представителей, не имеют смысла.

«И вряд ли гипотетически эти переговоры могут пройти где-то в другом месте. Тем самым мы находимся на пороге нового этапа конфликта на Донбассе, при котором этот конфликт окончательно перейдет в замороженную стадию — исключительно по вине Украины», — подытожил он.

Депутат Народного совета ДНР Владислав Бриг и вовсе считает, что поведение Украины, которое заключается в саботировании Минских соглашений, не оставляет надежд на то, что даже очная форма переговоров делегаций ТКГ положительно повлияет на процесс урегулирования конфликта.

«Я думаю, что как минимум пока в мире действуют ковидные ограничения, очных встреч не будет. А на сам процесс при таком положении дел, как сейчас, в принципе ничего не повлияет. Что очные, что заочные встречи — Украина все равно не собирается выполнять Минские соглашения, как всегда попросту лишь тянет время. Да и непонятно, на что она в таком случае рассчитывает», — отметил он.

При этом Бриг признает, что очный формат переговоров отличался более активным и живым их проведением.

«Однако сейчас весь переговорный процесс находится в тупике, в состоянии стагнации, и ничего на этот процесс сейчас не может повлиять», — уверен он.

При этом Бриг, как и предыдущие спикеры, не видит альтернативы минской переговорной площадке.

«Потому что нас не устроят те страны, которые будет предлагать Украина в качестве новой переговорной площадки, а Украину не устроят те страны, которые будем мы предлагать. Поэтому Минск был единственным компромиссным вариантом. Да и если они не признают Лукашенко — это их проблемы. Поэтому я думаю, что сейчас ситуация зашла в тупик», — констатировал он.

По мнению экспертов, возвращаться к очному формату переговоров по урегулированию конфликта на Донбассе действительно нужно, так как переговорный процесс зашел в тупик. Однако надеяться на то, что очный формат поспособствует активизации переговорного процесса, не стоит — по той причине, что Украина не намерена выполнять Минские соглашения. Киевские власти продолжают затягивать процесс, поэтому и придумывают различные отговорки. Более того, эксперты убеждены, что альтернативы минской переговорной площадке нет и быть не может — столица Белоруссии зарекомендовала себя как надежное и безопасное место для всех делегаций ТКГ на протяжении уже многих лет.

EADaily