Недавнее заявление Владимира Путина о том, что если бы не распад Российской империи и СССР, население современной России составило бы 500 млн человек, наверняка вызвало оторопь у тех, кто имеет хотя бы общие представления о науке демографии или интересуется процессами воспроизводства населения в разных странах, как они шли последние сто лет.

«У нас на протяжении XX века дважды рассыпалась российская государственность. После революции 1917 года Российская империя прекратила свое существование… А потом произошло еще и крушение Советского Союза. Надо ведь внимательно все это проанализировать: что было триггером, спусковым крючком к этим драматическим событиям. Если бы они не произошли, у нас была бы другая страна. Некоторые специалисты считают, что у нас население было бы сейчас под 500 миллионов человек», — сказал Путин на «Открытом уроке» в ходе общения со школьниками в рамках образовательного марафона «Знание».

То, что сказал Путин, к знанию, конечно, отношения не имеет. В лучшем случае это гипотеза. Причем не научная. Видимо, осознавая это и не желая, если что, попадать впросак, будучи человеком образованным (все-таки дипломированный юрист и экономист), он заранее подчеркнул, что не является профессиональным историком, а потому опирается здесь на мнение неких «специалистов». Однако заметил, что хочет поговорить в первую очередь об истории.

По поводу этих 500 миллионов гипотетических россиян можно было бы, всплеснув руками, вновь посетовать на неважнецких советников российского лидера. Но не стоит себя обманывать. Во многих вопросах, особенно связанных с государственной идеологией (а крайне негативное отношение к любой революции — стержень путинской идеологии; не случайно недавно президент в очередной раз заявил, что «Россия исчерпала лимит революций»), хозяин Кремля сам с усами.

Утверждение о том, что если бы не две революции — 1917 и 1991 годов, то население России было бы полмиллиарда, это не знание и уж тем более не объективная информация, о которой президент упомянул, наставляя российских школьников на путь истинный. Это популярная среди не только патриотов, но и либералов, идеологема конца 1980-х — начала 1990-х годов.

Откуда взялось это утверждение, более-менее понятно. Согласно данным Управления Главного врачебного инспектора МВД Российской империи (УГВИ), которое вело статистику смертности и рождаемости, в 1913 году численность населения страны составила 166,7 млн человек. При этом прирост населения в том же последнем предвоенном году был 2,5 млн человек. (В скобках заметим, что прирост населения в СССР даже в годы Большого террора — в 1937-м и 1938-м — был 3 млн человек, а в 1939 году 3,8 млн. Примерно на том же уровне прирост населения СССР оставался и в первые 15 послевоенных лет).

Вот от этих двух цифр, собственно, и пляшут исторические реконструкторы. Они просто умножают 2,5 млн человек на 100 лет и получают 250 млн «недополученных» россиян, которые могли бы быть, если бы история пошла в правильном, в их понимании, направлении. Правда, и в этом случае, даже если мы к исходным 166,7 млн человек прибавим вот эти гипотетические 250 млн, в сумме 500 млн все равно не получается. Только 416,7 млн к 2013 году. Но, в общем, тоже неплохо.

Проблема лишь в том, что эти расчеты ошибочны и демографически, и политически.

Что касается последнего, то при подготовке к «открытому уроку», проведенному Владимиром Путиным, его помощники, видимо, забыли ему напомнить, что в XX веке рухнули все империи, а не только Российская. По итогам Первой мировой войны развалились еще и Германская империя, и Австро-Венгерская, и Оттоманская, а по итогам Второй мировой рухнули еще несколько старых колониальных европейских империй — Британская, Французская, Бельгийская. Не видеть в этом общемировой закономерности и продолжать объяснять этот всеобщий тренд то ошибками руководства страны, то заговором ее врагов и предательством «пятой колонны», как минимум, большая ошибка.

Демографическая же ошибка утверждения о 500 миллионах состоит в механической экстраполяции темпов прироста и моделей репродуктивного поведения населения, которые имели место в Российской империи в конце XIX — начале XX веков на столетие вперед.

Даже если на минуту представить себе, что Российская империя в 1917 году не развалилась бы, социально-экономические процессы, шедшие тогда в глубинах российского общества, все равно неизбежно привели бы к росту урбанизации, а следовательно и к неизбежному сокращению сельского населения и росту числа горожан. Это в свою очередь привело бы к тому, что и во всех странах, которые в двадцатом веке прошли путь от традиционного, по преимуществу аграрного общества, к обществу индустриальному, городскому, которое, в свою очередь, ведет к ломке традиционных репродуктивных моделей поведения населения.

По переписи 1923 года сельские жители в России составляли 83% населения, горожан же соответственно было всего 17%. Такое соотношение означало, что абсолютное большинство населения исповедовало и вполне традиционные модели репродуктивного поведения — ранние браки, количество детей ограничивалось лишь физическими возможностями женщины по деторождению и выживаемостью детей в ситуации почти полного отсутствия хоть какой-то медицинской помощи.

Однако рост городского населения и соответственно сокращение сельского, повышение уровня жизни, образования и культуры — все это неизбежно ведет к другим моделям репродуктивного поведения населения. Эти закономерности были отмечены еще Энгельсом во второй половине XIX веке, который сравнивал рождаемость среди низших и высших классов своего времени, отмечая, что чем выше уровень жизни и культуры, тем меньше детей в семье. То есть подобные тенденции были отмечены умными людьми еще тогда, когда о противозачаточных средствах и разумном планировании семьи и речи не было.

Вторая половина XX века и начало XXI века это наблюдение Энгельса подтвердили полностью. Урбанизация, повышение уровня жизни, образования и культуры неизбежно ведут к снижению рождаемости. Причем, чем выше уровень развития страны и ее народа, тем больше эта истина подтверждается.

В современном Китае роста населения, во всяком случае, в тех масштабах, что раньше, уже нет. И этому все то же объяснение — большинство из 1,4 млрд китайцев уже горожане, уровень жизни населения за последние 40 лет поднялся в несколько раз. В Японии население понемногу сокращается уже не один десяток лет, и это притом, что по уровню средней продолжительности жизни эта страна занимает одно из первых мест в мире. В Южной Корее в 2020 году зафиксирована убыль населения.

С ростом урбанизации и подъемом уровня жизни остановилось увеличение численности населения даже в Саудовской Аравии — и это при том официальном мусульманском традиционализме, запрете абортов и тому подобному, что, казалось бы, должно было бы способствовать увеличению численности населения страны.

Увеличение роста населения глобально продолжается только в Индии, где горожане пока составляют примерно треть населения и все еще высок процент неграмотных, а также в Африке южнее Сахары. Большинство населения там все еще жители традиционных сельских общин с соответствующими установками. Но в Индии процессы модернизации и урбанизации идут достаточно быстро. Африка — да, пока это большая социально-экономическая проблема человечества. Но в Африке южнее Сахары живет примерно 800 млн человек из более чем 7 млрд жителей Земли.

Все это я к тому, что даже если представить себе совершенно нереальную картину, где Российская империя до сих пор жива и здорова, то ни о каких возможных 500 млн ее населения говорить не пришлось бы. С развитием экономики, уровня жизни и образования прирост населения неизбежно снижался бы. Соответственно, подобные разговоры — из разряда фантазий на тему альтернативной истории…

Правящий в России класс поднимает на щит эти идеи исключительно для того, чтобы отвлечь внимание населения от его тяжелого положения, чтобы перевести раздражение граждан на некие внешние силы, якобы обидевшие (обманувшие) великую страну в прошлом. Это делается также и для того, чтобы люди не задавались вопросом: почему, если больше двадцати лет в России у власти находится такой правильный президент-государственник, убыль ее населения за это время составила около 10 млн человек?

Историю, конечно, надо знать, но практика показывает, что люди знают лишь ту «правильную» историю, которую им рассказывают правители. А зачастую не знают никакой. Им не до истории — семья, дети, надо просто как-то выживать в этом мире. С одной стороны, это очень печально, потому что в голову им можно впихнуть все что угодно. Как пелось в известной советской песне: «Что-то с памятью моей стало, то, что было не со мной, — помню». И это очень точно. Что было не с нами — помним, в школе проходили, по телевизору смотрели. А вот что было со мной и даже на моих глазах — забываем.

С другой стороны, то, что люди живут в основном сегодняшним днем, вполне естественно, и в этом есть свои плюсы. Сложные идеологемы, которые им в головы впихивают правители, при столкновении с суровой реальностью жизни рано или поздно лопнут, как мыльные пузыри.

Александр Желенин

Росбалт