В Республике Узбекистан завершились президентские выборы, явка оказалась очень высокой, и никто из политологов и аналитиков даже не сомневался в сокрушительной победе действующего президента Шавката Мирзиёева. Примечательно, что еще до официального объявления результатов выборов, власти Турции уже выступили с приветствием и поздравлением в адрес Ташкента. Но несмотря на радужные реляции, дальнейшее правление старого-нового президента может преподнести для соседей ряд новых сюрпризов.

После закрытия избирательных участков в воскресенье в 20.00 по местному времени, явка избирателей составила более 80,8%, сообщил на брифинге председатель ЦИК Зайниддин Низамходжаев. Так как опросы избирателей и экзитполы в стране запрещены, то предварительные итоги можно будет узнать только утром опять же от ЦИК, а окончательные будут подведены в течение недели.

При этом выборы уже объявлены состоявшимися, а победитель известен априори. Напомним, что во время прошлых президентских выборов Шавкат Мирзиёев набрал 88% и нынешние результаты могут отличаться незначительно. Сейчас можно только предполагать, как будут распределены проценты между оставшимися кандидатами и кто окажется вторым вслед за фаворитом гонки. И тут есть свои существенные нюансы, которые могут повлиять в дальнейшем на общественные настроения и на отношение к России, русскому языку и к русским, проживающим в республике.

Так как законы Узбекистана разрешают выдвигаться только кандидатам от партий, то в бюллетенях были указаны фамилии представителей пяти зарегистрированных объединений. И конкуренцию Шавкату Мирзиёеву составили национал-популист и русофоб Алишер Кадыров от Демократической партии «Миллий тикланиш», Максуда Ворисова от Народно-демократической партии Узбекистана (НДПУ), Бахрам Абдухалимов от партии «Адолат» («Справедливость») и Нарзулла Абламурадов от Экологической партии Узбекистана.

Как и в Казахстане, где существует в парламенте карманная националистическая и одновременно либеральная партия «Ак жол» («Светлый путь»), которая постоянно выступает с инициативами переименований областных центров с русскими названиями и продвигает законопроект о «голодоморе», так и в Узбекистане власти отвели такую же роль записных русофобов Демократической партии «Миллий тикланиш» с говорящим названием в переводе «Этническое возрождение».

Глава Демократической партии Узбекистана Алишер Кадыров.

И большую тревогу вызывает то, что лидер этой партии Алишер Кадыров, входящей в правящую коалицию, заявлявший неоднократно, что «обучение граждан республики русскому языку якобы способствует их превращению в мигрантов, презирающих свои традиции», активно участвовал в президентской гонке, ретранслируя националистические и антироссийские идеи. Не исключено, что именно он займёт второе место на этих выборах, что в целом покажет рост настроений этнического превосходства, культивируемых сверху.

Алишер Кадыров сыграл роль удобного для Шавката Мирзиёева спарринг-партнера, изображавшего из себя ярого национал-консерватора и ксенофоба. При этом президент сейчас и в последующем будет разыгрывать из эдакого суперарбитра и гаранта межнациональной стабильности, выдавая себя за сторонника толерантности. Для Запада же наличие национал-либералов и демократов среди кандидатов в президенты подается как подтверждение движения страны в сторону «политических реформ» и преобразований в европейско-американском стиле.

Национал-пугало в лице Кадырова и его партии необходимо властям и для внутреннего пользования, так как всем не узбекам, которых сейчас не менее 16 процентов, по сути открытым текстом говорят, что лучше поддерживать действующего главу страны, как «меньшее из зол». Кроме этого вокруг данного политического образования контролируемо консолидируются все националистические силы, выступающие с русофобских и синофобских позиций и активно реализующие на местах последний завершающий этап декоммунизации и дерусификации.

Не случайно также, что эта Демократическая партия «Миллий тикланиш» является второй по численности в законодательной палате Олий Мажлиса Республики Узбекистан, имея 36 депутатских мест из 150. Национал-демократы выступают не только против вступления Узбекистана в ЕАЭС, но и за активное сближение с ЕС и США, и за интеграцию страны в рамках нового «Союза тюркских государств». Поэтому адепты этой искусственной партии так сильно ратуют за искоренение русского языка и окончательное утверждение латиницы в узбекской письменности.

Но навязываемая пропагандой внешняя дилемма выбора между умеренным Шавкатом Мирзиёевым и марионеточным Алишером Кадыровым является ложной, так как особой разницы в проводимой на практике политике между ними нет – они оба являются частью единого целого, а их партии даже входят в единую правящую коалицию. Подтверждением тому является реабилитация президентом 115 главарей басмаческого движения, за что ратовали национал-демократы, а также линия на исламизацию системы образования и самого общества.

Соответственно и нападки националистов на русскоязычных политиков, в частности на депутата от «Народной демократической партии Узбекистана» Елену Бабенко, принятие законодательных поправок и внесение распоряжений о смене всех русских вывесок, а также призывы местных властей в городах не употреблять русскую речь были спланированной акцией в преддверии президентских выборов. Она должна была показать Москве, Вашингтону и всем носителям русского языка внутри страны, что поворот в сторону восстановления прежнего социокультурного пространства невозможен в принципе.

Депутат «Народной демократической партии Узбекистана» Елена Бабенко.

Таким образом, запущенная Ташкентом сверху «национальная революция» шагает в полный рост и означает окончательное закрепление собственной государственной националистической идеологии, основанной на антикоммунизме, русофобии и великодержавном узбекском шовинизме. По сути, сейчас Шавкат Мирзиёев будет лишь завершать, начатый еще Исламом Каримовым процесс создания режима, направленного на установление гегемонии узбекского этнического большинства (29 миллионов человек) как внутри республики, так и во всей Центральной Азии.

В связи с этим идет наступление на права каракалпакской автономии и подавляется возмущение переводом государственного языка на латиницу и вытеснение самого каракалпакского. То есть в Узбекистане еще раньше Казахстана роль и функции «мовных патрулей» взяло на себя государство. Поэтому не стоит питать иллюзий, что узбекская правящая элита однозначно взяла курс на вхождение в ЕАЭС, так как рассчитывает на масштабные инвестиции из США и ЕС и снятие в американском Конгрессе торговых ограничений в виде поправок Джексона-Вэника.

Тем не менее, наращивание экономических отношений с Узбекистаном выгодно для России, так как эта страна динамически развивается, выстраивая за счет опять же российских инвестиций новую индустрию. Но при этом необходимы другие формы и методы политического воздействия и влияния на Ташкент как со стороны Москвы, так и Пекина. Ведь очевидно, что президент РУ и его окружение следуют в фарватере «многовекторной политики», которая в изменившихся международных условиях и образования новых блоков является не просто устаревшей, но и гибельной.

Читайте продолжение на «ПолитНавигаторе»...