Нынешнее обострение в Нагорном Карабахе называют самым опасным с 1994 года, когда было заключено перемирие. Сейчас армия Азербайджана разворачивает полномасштабное «контрнаступление» и рапортует о захвате населенных пунктов НКР. В Ереване же уверяют, что враг не прошел и потерял множество танков и даже вертолетов. Что в реальности происходит на Южном Кавказе. И что России с этим делать?

Граница между Нагорным Карабахом и Азербайджаном никогда не была спокойной, там постоянно случались перестрелки и даже локальные наступательные операции. Однако утром 27 сентября азербайджанская армия перешла в наступление по всей линии фронта. В качестве повода были названы «масштабные провокации» и «проявления армянского фашизма», произошедшие в шесть утра 27 сентября.

По словам президента Азербайджана Ильхама Алиева, «вооруженные силы Армении, используя различные виды оружия, в том числе тяжелую артиллерию, с нескольких направлений подвергли обстрелу наши населенные пункты», после чего и было принято решение разобраться по-взрослому.

Азербайджанские силы рапортуют о успехах. Убито полтора десятка армянских солдат, захвачены ряд подконтрольных Нагорно-Карабахской республике (НКР) населенных пунктов. «На Физули-Джебраильском направлении освобождены села Гараханбейли, Гервенд, Кенд Горадиз, Юхары Абдурахманлы Физулинского района, а также села Беюк Мерджанлы и Нюзгер Джебраильского района», – заявил министр обороны Азербайджана Закир Гасанов.

В Минобороны НКР и Ереване данные о потере «стратегических точек» не подтверждают, называя их «очередной информационной провокацией азербайджанской пропагандистской машины» и предлагая коллегам в Баку «добавить к шести селам еще 10 городов» и «научиться делать нормальный фотошоп». По мнению армянской стороны, азербайджанские силы предприняли ничем не спровоцированную попытку захватить территорию НКР – и пока что терпят неудачу, потеряв в боях значительную часть техники (особенно танков).

Тем не менее в Ереване признают серьезность ситуации и (вслед за НКР) уже ввели в Армении военное положение и объявили мобилизацию. По словам премьер-министра Никола Пашиняна, «во имя Родины, во имя победы».

Исход боевых действий на данный момент не ясен. Однако уже можно сделать вывод о том, кто все начал, почему начал, чьи уши торчат за началом эскалации – и как с этими ушами поступать России.

Кому это выгодно?

Для того, чтобы понять, кто начал нынешний виток конфликта, достаточно взглянуть на то, кому выгодно разрушать нынешний статус-кво.

Армения в этом не заинтересована – ее все устраивает. НКР вот уже почти 30 лет де-факто независима – и переходить под контроль Баку не собирается (переговоры об этом фактически заморожены). Безопасность Нагорного Карабаха неформально гарантирована Россией – партнером Армении по ОДКБ. Единственной пока что не достигнутой целью на карабахском направлении является международное признание НКР, но добиться его через нападение на Азербайджан нельзя.

Статус-кво, не предполагающий ни механизма возврата территорий, ни даже субстантивных переговоров о создании такого механизма, категорически не устраивает Алиева, и дело не только в том, что НКР составляла значительную часть территории Азербайджанской ССР. Баку настолько сакрализировал карабахскую тему, что население фактически требует от руководства решить сепаратистскую проблему любым способом. В отсутствие переговоров, единственный способ – это война, но население она пока не пугает.

Ведь ему столько рассказывали про то, какие большие средства вложены в азербайджанскую армию. На нее в год тратится больше денег, чем есть во всем армянском бюджете.

«Армянофобия, которой режим Алиева питает свой народ, не могла привести к какому-либо другому результату. Руководство Азербайджана стало заложником этой политики и пытается осуществить свои угрозы по решению карабахского конфликта военным путем», – утверждает Пашинян.

Собственно, сам азербайджанский президент и позиционирует это наступление как исполнение чаяний народа. «Успешная контрнаступательная операция положит конец оккупации и несправедливости, которая продолжается около 30 лет. Азербайджанский народ хочет жить на своей земле. Гражданин Азербайджана живет этой мечтой. Изгнанные их своих родных краев хотят вернуться на земли своих предков», – говорит Алиев.

Не исполнять чаяния народа именно сейчас, когда снова упали цены на энергоносители и в бюджете образовалась дыра, может быть для азербайджанской власти опасным. Ну а для того, чтобы чаяния не омрачались альтернативной информацией, Баку ограничивает интернет по всей стране и просит граждан к этому отнестись «с пониманием».

Что теперь делать России?

В большинстве стран мира пристально следят за происходящим на Кавказе. И если Турция сразу же поддержала Баку и пообещала всю необходимую помощь, то ее европейские партнеры заняли нейтральную позицию.

Совет Европы призывает срочно остановить боевые действия, а в НАТО уверяют, что «конфликт не имеет военного решения». Однако важнее всего сейчас позиция России.

Формально Москва, являющаяся посредником в карабахском конфликте, вмешиваться не должна. Да, Армения входит в ОДКБ, но гарантии организации на Нагорный Карабах (который все, в том числе и Ереван, признают де-юре территорией Азербайджана) не распространяются. В Баку это понимают – поэтому и оговариваются, что ведут операцию только на территории Нагорного Карабаха.

«Если бы мы хотели, то могли бы провести боевые действия на территории Армении. Но у нас нет военных целей на территории Армении», – заявил Ильхам Алиев.

Однако армянская сторона говорит о том, что конфликт уже вышел за территорию НКР. По словам представителя Минобороны Армении Арцруна Ованнисяна, «основной удар пришелся на населенные пункты Арцаха, однако были нанесены удары и по Варденису в Армении». Однако запрос на помощь в ОДКБ Ереван пока не отправил.

С другой стороны, Кремль не может просто отойти в сторону, и дело не только в неформальных гарантиях, которые были даны Россией Нагорному Карабаху.

В случае победы Азербайджана в войне по репутации Москвы может быть нанесен чувствительный удар. Пока о победе Баку говорить рано: для взятия столицы Нагорного Карабаха Степанакерта (не говоря уже о захвате и удержании территории НКР) Азербайджану нужны гораздо большие силы – и, возможно, мобилизация. Но даже локальные успехи Азербайджана могут существенно осложнить ситуацию в регионе.

Во-первых, Баку не просто добьется своих внутриполитических целей, но и поймет, что способен и дальше откусывать по кусочку от НКР. Более того, может принудить Москву посадить Армению за стол переговоров для обсуждения условий сдачи Карабаха. Во-вторых, воодушевится Турция: ряд источников говорят о том, что значительную роль в этом обострении сыграли турецкие политики. В-третьих, Армения может пойти на отчаянные шаги. Например, в Ереване всерьез рассматривают вопрос об одностороннем признании НКР, что полностью уничтожит даже призрак переговорного формата и не оставит Азербайджану иных вариантов, кроме начала полномасштабных боевых действий. В итоге в них почти наверняка окажется втянута Россия.

Именно поэтому Москва сейчас ведет интенсивный переговорный процесс. Сергей Лавров переговорил с министром иностранных дел Армении Зограбом Мнацаканяном, главой турецкого МИД Мевлютом Чавушоглу и его азербайджанским коллегой Джейхуном Байрамовым. Судя по хронологии на официальном сайте, именно в такой последовательности.

Вопрос теперь в том, на каких условиях будет прекращен огонь. А это уже во многом зависит от того, смогут ли армянские войска остановить азербайджанское наступление.                              function onYouTubeIframeAPIReady() {       VZ.initYT('QSdED5tJUag', '1008724');    }

Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД

Взгляд