Парламентские выборы, которые состоялись в Черногории 30 августа, определенно войдут в историю: они ознаменовали окончание 30-летней непоколебимости власти нынешнего президента страны Мило Джукановича. Несмотря на то, что его партия стала лидером гонки, именно оппозиция, в последний момент объединившая силы, вероятнее всего, и составит парламентское большинство.

Наиболее реалистичный сценарий состоит в том, что правящая коалиция получит 40 мандатов в новом составе Скупщины Черногории, в то время как ее оппоненты займут 41 кресло. Однако и это предположение может не сбыться, если более «мелкие» игроки, преодолевшие порог прохождения в парламент, изменят свои политические предпочтения. Впрочем, глава крупнейшей оппозиционной коалиции «За будущее Черногории» Здравко Кривокапич уже празднует победу, и основания для этого у него есть.

По данным Государственной избирательной комиссии, основанным на обработке ста процентов бюллетеней, коалиция «За будущее Черногории» набрала 32,55% голосов. «Союзные» ей движения «Мир — наша национальность» и «Черным по белому» заработали 12,53 и 5,53% соответственно. Демократическая партия социалистов (ДПС) Мило Джукановича получила 35,06%, а поддерживающие ее Социал-демократы — 4,10%. Коалиция «СДП-сильная Черногория» получила 3,14% поддержки. Партия боснийских мусульман финишировала с результатом 3,98%, единый список албанских партий «Генци Ниманбегу — Ник Джелошай» получил 1,58%, а албанская коалиция «Единогласно» — 1,14%. Как раз эти cилы могут определить дальнейшее развитие событий.

В ходе предвыборной кампании правящую партию не раз обвиняли в фальсификациях, использовании давно обкатанной в стране технологии внесения в избирательные списки «мёртвых душ», покупке личных данных и даже ID-карт граждан, а также в возможном массовом ввозе в страну ложных избирателей. Что происходило на самом деле, ещё предстоит установить ответственным органам и международным наблюдателям. Тем не менее уже сейчас очевидно, что будущий кабинет министров будет обязан разобраться с животрепещущими вопросами, прежде всего — с проблемой коррупции и противоправных действий властей, которые жестоко подавляли инакомыслие и свободу совести. И это — несмотря на «высокие демократические стандарты», которые по сути были проигнорированы государством, являющимся членом НАТО и кандидатом на вступление в ЕС.

Другим моментом, исключительно болезненно воспринятым в обществе, стали попытки Джукановича ограничить в правах черногорские епархии Сербской православной церкви, отнять у них собственность и передать ее раскольнической церковной организации — так называемой «черногорской православной церкви». Никем не признанной, зато и не связанной с Сербией. Упростить эту «процедуру» был призван закон о свободе вероисповедания, принятый в конце прошлого года. Для православной Черногории это решение властей стало дикостью и кощунством. Многие оппозиционеры, празднующие сегодня победу, уже обещали инициировать пересмотр документа в парламенте.

Вместе с тем режим последовательно раздувал сербофобию и межэтническую рознь, преследуя целью искоренить сербскую идентичность у отдельных граждан и уничтожить те духовные скрепы, что связывают между собой единый сербский народ, разбросанный по разным странам бывшей Югославии. Примечательно, что президент Сербии Александр Вучич пока сдержанно прокомментировал итоги выборов в Черногории. Вчера он заявил, что «был бы готов направить поздравления любому победителю», но пока не может этого сделать в силу отсутствия официальных итоговых результатов. Он подчеркнул, что в любом случае рассчитывает на сотрудничество с Подгорицей и надеется на то, что «в Черногории будет мирно».

«Никого ближе у нас нет. И это важно для нас. Думаю, что народ Черногории хочет, чтобы отношения между нашими странами были самыми тесными вне зависимости от того, кто к какой нации себя относит», — сказал сегодня Александр Вучич.

При этом очевидно, что для Белграда абсолютно неприемлема политика властей Черногории в отношении Сербской православной церкви и попытки ограничить в правах местных сербов. К слову, в вышеупомянутой коалиции «За будущее Черногории» как раз заявляли о том, что намерены восстановить отношения с Белградом, а еще — с Россией. Но стоит помнить и то, что в рядах пестрой черногорской оппозиции достаточно тех, кто выступает и за развитие отношений с ЕС и НАТО. С большой долей уверенности можно утверждать, что политические комбинации, которые сложатся по итогам выборов, могут обернуться разными сюрпризами. Остается надеяться, что любые коалиционные схемы будут ориентированы в первую очередь на интересы черногорского общества.

Михаил Плисюк

EADaily