Адвокаты также отмечали возможность, что пассажирский самолет был сбит из "Бука", принадлежащего украинской армии.

Это следует из основных положений выступления нидерландских адвокатов Пулатова Сабине тен Дуссхатэ и Баудевейна ван Эйка.

"Вопрос заключается в том, что если самолет и был сбит "Буком", то мог бы это быть украинский "Бук"? Кто-то может сказать, почему вы спрашиваете об этом, так как вчера защита провела весь день, обсуждая совершенно другой сценарий - что это мог быть военный самолет. Это - другой альтернативный сценарий. Но мы не утверждаем, что это так и есть. Что мы говорим, так это то, что есть ряд вопросов, на которые нет ответов", - заявила тен Дуссхатэ.

Она отметила, что "у украинских военных было огромное количество "Буков", включая 96 ракет 9М38М1 в или около Донецка и Луганска". "У Украины было 96 ракет этого типа в районе, где был сбит МН17. Информация об этих Бук-ракетах была получена от украинского полковника Карпенко, и мы бы хотели его опросить как свидетеля. Эта информация, если она правдива, важна, чтобы расследовать возможности, что Бук мог быть запущен украинской армией", - подчеркнула адвокат.

"Или у украинцев был мотив это сделать? - продолжила она. - Если мы примем идею прокурора, что "Бук" был запущен по ошибке - сценарий ошибки, - тогда не нужно определять и мотив".

Она отметила, что украинская армия способна на такую ошибку и напомнила, что 4 октября 2001 года рейс "Сибирских авиалиний" был сбит украинской ракетой над Черным морем.

"Как мы это рассматриваем, то, основываясь на фактах, которые доступны состоянием на сейчас, мы не можем отказаться от сценария, что МН17 был сбит украинской ракетой "Бук", - настаивает защита Пулатова.

Кроме того, адвокат поставила под вопрос установленное следствием место запуска ракеты - сельскохозяйственное поле в районе Первомайского. "Это основывается частично на расчете дальности полета ракеты "Бука". Прокурор особо отметил эту максимальную дальность, объясняя, почему была отклонена возможность, что "Бук" мог быть выпущен не сепаратистами, но украинской армией. Кроме того, "Бук" должен был быть запущен из определенного места, и, учитывая радиус действия, эта территория была полностью в руках "ДНР". Но эта логика не выдерживает никакой критики", - считает тен Дуссхатэ.

Она настаивает на том, что расчет, который был использован следствием, "не совсем корректен", равно как и под вопросом "была ли территория полностью под контролем "ДНР".

"Прокурор сказал, что за основу был использован максимальный радиус действия в 36 км. Но это не так. Украинский полковник (Таренков или Царенко - фамилия прозвучала неразборчиво) сказал, что это может быть 45 км, а в реальности - 55 км. Но расследование взяло за основу 36 км радиус действия. Поэтому если говорить о максимальном радиусе действия, то мы должны говорить о 55 км", - сказала адвокат.

Тен Дуссхатэ полагает, что расчеты следствия "могут базироваться на фальшивой информации", в связи с чем она высказала просьбу опросить ряд экспертов.

Кроме того, защита Пулатова запросила телефонные разговоры украинских военных.

Рассуждая на тему, откуда мог быть запущен "Бук", адвокат назвала место "Заращенки" или "Заращевске" (название прозвучало неразборчиво). "Территория преимущественно, но не полностью в руках "ДНР", и Заращенки не были в руках сепаратистов", - продолжила она.

Также адвокат упомянула тот факт, что Россия предоставила документы, в соответствии с которыми именно этот "Бук" был передан Украине. Украинская сторона отрицает, что эта установка находилась в ее распоряжении. В этой связи защита Пулатова хочет опросить пресс-секретаря Минобороны России, который "знает" об этих документах.

Ван Эйк поставил вопрос о воздушном пространстве, которое не было закрыто. "Некоторые сепаратисты считали, что оно было полностью закрыто", - сказал адвокат. Он также не исключил, что пространство не было закрыто "по военной стратегической причине, чтобы использовать гражданские самолеты в качестве щита".

Ван Эйк также критично подошел к вопросу поиска обломков самолета и останков погибших, остановился детально на возможности определить место нахождения по сигналу мобильного телефона.

"Все обвинения (в адрес его подзащитного Пулатова) базируются на перехваченных телефонных разговорах. Но насколько этому можно доверять? Какими критериями руководствовалось СБУ, когда выбирало телефоны для прослушивания разговоров? Мы хотим опросить офицера, который имел отношение к отбору телефонов для прослушивания. Кроме того, все перехваченные разговоры были на русском. Правилен ли перевод, достоверно ли идентифицированы голоса? Мы также хотели бы рассмотреть метод перевода. Кто узнал голос, как это было сделано? Это непонятно. Мы хотим опросить офицера, который написал соответствующий доклад, опросить переводчика и того, кто опознал голос Пулатова", - аргументировал он.

Тен Дуссхатэ считает, что "невозможно начать слушания по сути до тех пор, пока не будут проведены расследования, о которых просит защита". Она также попросила восемь недель после визита в РФ, где они намерены встретиться с Пулатовым (ранее защита утверждала, что они намерены провести в России две недели) для дальнейших запросов о расследовании. При этом не понятно, когда такой визит будет возможен по причине ограничительных мер, введенных из-за пандемии коронавируса.

Суд объявил перерыв до пятницы, 26 июня. Ожидается, что в этот день с ответной реакцией выступит прокурор.

Интерфакс