На французском политическом небосклоне взошла новая звезда крайне правого толка. Это журналист и писатель Эрик Земмур, который, согласно недавнему опросу Ipsos-Sopra Steria, уступает всего лишь один процент Марин Ле Пен, опережая других правых политиков. Среди потенциальных кандидатов в президенты лидирует по-прежнему Эммануэль Макрон (24%), но стремительный электоральный взлет Земмура, которого государственные французские СМИ называют «ультраправым головорезом», уже всполошил французский бомонд.

Хотя Земмур до сих пор официально не выдвинул свою кандидатуру на президентские выборы в апреле 2022 года, его активизация в СМИ в последние месяцы побудила социологов включить его в свои опросы. За три недели рейтинг Земмура подскочил с 6% до 17%, опередив кандидата от «жестких левых» Жан-Люка Меланшона, победителя праймериз «Зеленых» Янника Жадо и мэра Парижа от социалистов Анн Идальго. Но главные жертвы «Le Z» (так Земмура называют в прессе) – правые. Он обставил Марин Ле Пен, рейтинг которой этим летом упал с 28% до 15%. Два основных правоцентристских кандидата – президент совета Парижского региона Валери Пекресс и Ксавье Бертран (оба бывшие члены кабинета Саркози), а также бывший еврокомиссар Мишель Барнье выглядят твердыми аутсайдерами.

Упомянутый опрос Ipsos-Sopra Steria был проведен сразу после теледебатов между Земмуром и лидером левой «Непокорившейся Франции» (La France Insoumise) Жан-Люком Меланшоном. В течение двух часов потомок алжирских евреев, отрицающий изменение климата, антилиберал, антифеминист Земмур и уроженец Марокко социалист Меланшон обвиняли друг друга в предательстве национальных интересов Франции и незнании страны. Самые острые копья они обломали друг о друга в споре о роли ислама. «Ислам по сути является политической религией. Его интересует не внутреннее состояние верующих, а социальные и политические нормы. Ислам – религия, которая конкурирует с гражданским кодексом и которая несовместима с Францией» – такова позиция Земмура.

Меланшон же, назвав Земмура расистом, представляющим опасность для Франции, ратовал за «креолизацию» страны, то есть постепенное «создание общей культуры людей, живущих вместе». Земмур старался уйти от обсуждения каких-либо других тем, кроме проблемы с мигрантами, которая, по его словам, «затрагивает всех и не дает покоя французам». Дебаты с Меланшоном Земмур резюмировал фразой: «Он хочет спасти планету, а я хочу просто спасти Францию». Неделю спустя после этих дебатов опрос, проведенный Harris Interactive, показал, что если бы президентские выборы состоялись сейчас, то Эммануэль Макрон набрал бы 24% голосов избирателей, Эрик Земмур – 17%, Марин Ле Пен – 15%, а Жан-Люк Меланшон – всего 11%.

Согласно опросу, выйдя во второй тур, действующий глава государства победит Земмура, набрав 55% голосов. Макрон также обыграет Марин Ле Пен (53%), представляющих умеренных правых Ксавье Бертрана (51%) и Валери Пекресс (57%). Особенно убедительной будет победа Макрона над  Жан-Люком Меланшоном (63%). Как считают эксперты Ipsos-Sopra Steria, стремительно растущий рейтинг Эрика Земмура можно объяснить постоянно крепнущей поддержкой, оказываемой ему электоратом Марин Ле Пен, которая в последнее время ослабила свою критику политики правительства в отношении миграции.

Фото: Alexis Sciard/Keystone Press Agency/Global Look Press

Сегодня основная линия политического противостояния во Франции между правыми и левыми – отношение к мигрантам. Научный сотрудник Парижской академии геополитики Алеся Милорадович в интервью мне для этого материала отметила, что «мигранты уже полвека рассматриваются французскими левыми, в том числе и Жан-Люком Меланшоном, как часть ядерного электората. Их политика сводится к тому, чтобы наводнить Францию лояльными избирателями, в частности, из стран Магриба. Так как во Франции с колониальных времен осталось сильнейшее алжирское влияние, французские социалисты заключили с алжирскими бонзами своеобразный альянс. Франция принимает алжирских мусульман, а Алжир помогает французским властям контролировать свою диаспору в бывшей метрополии».

По словам Милорадович, исламское лобби во Франции по влиянию сейчас соперничает с французскими правыми: «Великим Востоком» – некогда могущественной масонской ложей, взрастившей почти всех президентов Пятой республики, а также с консервативными кланами во главе с маркизом Филиппом де Вилье и с финансовой элитой. Три месяца назад «серый кардинал» французских правых, основатель Объединенного оборонного колледжа и почетный гроссмейстер «Великого Востока» Франсуа Тюаль в разговоре со мной выразил мнение, что рейтинг президента Макрона неудержимо падает – и Марин Ле Пен имеет хорошие шансы сменить его на посту главы государства. Тюаль даже предположил, что Макрон не станет избираться на второй срок.

В кругах военной элиты Пятой республики, фронтменом которой является известный политик, близкий друг Франсуа Тюаля, маркиз Филипп де Вилье, сложилось иное мнение. Как отмечает Алеся Милорадович, французские военные, симпатизируя Марин Ле Пен, все же видели будущим президентом Франции своего кумира, бывшего начальника Генштаба генерала Пьера де Вилье: «Он аристократ, католик и блестящий военный с безупречной биографией. Правоконсервативные политики Франции, например Николя Дюпон-Эньян, уговаривали Пьера де Вилье принять хотя бы формальное участие в этих выборах, чтобы не пропустить Макрона во второй тур».

Однако кумир французских военных отказался от политической карьеры и устроился на работу в знаменитую американскую компанию Boston Consalting, предпочтя политическому журавлю бизнес-синицу. Тем временем его брат, маркиз Филипп де Вилье, начал «раскручивать» журналиста и писателя Эрика Земмура, известного своими крайне правыми взглядами. Земмур прославился своими политическими эссе: антифеминистским Le Premier Sexe («Первый пол»), Mélancolie française («Французская меланхолия», 2010) и Le suicide français («Самоубийство Франции», 2014). Политические комментарии Земмура на французском телеканале RTL вышли отдельными изданиями.

Когда президентские амбиции Земмура стали очевидны, он подвергся жесткой цензуре со стороны ряда СМИ. Он больше не ведет колонку в Le Figaro. Издательство Albin Michel, которое публиковало также труды маркиза де Вилье, расторгло с ним контракт. Филипп де Вилье написал в своем Twitter: «Я  очень удивлен, что автор такого уровня подвергся цензуре, и поэтому я решил покинуть это издательство в знак солидарности с Эриком». В апреле этого года активистка Социалистической партии обвинила Земмура в сексуальной агрессии, но до суда не дошло. При этом популярность «ультраправого головореза» неуклонно росла. После резонансных дебатов с Меланшоном Земмур совершил вояж в Будапешт, где его с распростертыми объятиями встретил премьер-министр Венгрии Виктор Орбан.

Известный французский социолог Фредерик Мишо в интервью газете Le Figaro, оценивая «земмурский прорыв», отметил, что «никогда еще в истории Пятой республики личность вне политического сераля не забиралась так высоко в соцопросах», и что переток правого электората от Марин Ле Пен к Эрику Земмуру носит системный характер и вряд ли обратится вспять. «Этот незнакомец меняет правила игры», – считает Мишо.

Обозреватель британского культурологического журнала UnHerd Анн-Элизабет Мутэ называет Земмура французским Трампом:

«Земмур, как и другие подрывные популистские фигуры, обращается к тем избирателям, которые отчаялись когда-либо найти кандидата, выражающего их озабоченность. Он говорит об их опасениях: потеря французской идентичности и рост незащищенности, вызванные, по его мнению, неконтролируемой иммиграцией. Его книги, которые были проданы сотнями тысяч экземпляров, напоминают о прошлом, окрашенном в розовые тона, о республике, где уважали учителей, отцы имели солидную работу, семьи держались вместе, а классическая культура не осмеивалась как скучная и неактуальная. Как Трамп – с примесью Такера Карлсона».

Британская The Times также видит в Земмуре политика, который «угрожает изменить политический ландшафт Франции, как это сделал Дональд Трамп в Соединенных Штатах». О дальнейших перспективах «Le Z» говорить пока рано. Эммануэль Макрон твердо намерен избираться на второй срок – и государственная политическая машина, подчиненная его воле, в состоянии дать отпор выскочившему как чертик из табакерки кандидату на роль французского Трампа.

Взгляд