На 25 марта назначена первая пресс-конференция президента США Джо Байдена. С мероприятием затянули, журналистов отгоняли, как мух. Барак Обама вышел к прессе на 20-й день после вступления в должность. Дональд Трамп — на 27-й день. Джорджа Буша критиковали за то, что тянул с пресс-конференцией, — 33-й день. Байден избегал журналистов 64 дня! О причинах затворничества не говорит только ленивый. Как сказал Уильям Вордсворт, слаб человек и разуменьем слеп…

И все-таки, что скажет Байден? Кто будет назван врагом Америки и демократии? Как отзовется о России? И конкретнее — о ее президенте Владимире Путине, в адрес которого он недавно отпустил реплику, далеко выходящую за рамки дипломатического этикета. Российский политический бомонд переживает обидные слова, тужась ярым возмущением доказать преданность власти. При этом сам Путин особых эмоций не проявил, отбыл в тайгу, а по возвращении сделал прививку неназванной вакциной отечественного происхождения. Сам факт медицинского мероприятия можно расценивать как напоминание президенту США о том, что в здоровом теле здоровый дух.

Как известно, президент России любит формат пресс-конференций, на которых чувствует себя как рыба в воде. Вряд ли президент США будет выглядеть столь же непринужденно. Впрочем, на весах истории — это второстепенные различия. Ход событий позволяет сделать прогноз, что в скором времени здоровое тело и здоровый дух, а также красноречие и обаяние станут для политиков абсолютно ненужными. Вроде того, как выглядело бы сегодня выяснение вопроса о том, кто лучше владеет двуручным мечом, что всерьез занимало таких прославленных деятелей Средневековья как Ричард Львиное Сердце и предводитель сарацинов Саладин.

Пандемия — лучшее, что случилось с IT-технологиями. Единственная отрасль, которая пошла в бурный рост благодаря вынужденному уединению и массовому переходу на дистанционный режим. Уверен, 2021 год сохранит тренд и пройдет под знаком качественных прорывов в этой области. Недавно Марк Цукерберг, в компетентности которого сомневаться не приходится, заявил, что технологии виртуальной и дополненной реальности приведут к созданию аватаров, то есть цифрового 3D-образа человека. Уже разработана технология Deepfake, в основе которой лежат нейронные сети, работающие как генератор по состязательному принципу. Программе достаточно 40 минут, чтобы изучить речь и манеры человека и создать подмену настолько реальную, что сама машина не может отличить оригинал от копии. Даже фанаты теряются в догадках, когда видят аватары помолодевших Тома Круза, Джонни Деппа, Арнольда Шварценеггера.

Но Голливуд — фабрика грез, развлечение. Технологии виртуальной реальности неизбежно придут в политику и сделают невозможными ляпсусы и оговорки президентов. Аватар не сморозит чушь, не съедет с глузду, не споткнется на трапе, не забудет имя министра. Пресс-конференции будут напоминать яркое интеллектуальное шоу. Поездки по стране и миру станут регулярными, но никому не будет ведомо, аватар прибыл на место или его оригинал. Политик сможет присутствовать сразу в нескольких местах и не находиться в том месте, где его видит ликующий электорат. В конечном итоге человек вообще перестанет быть нужным, поскольку аватар будет справляться с его обязанностями во сто крат лучше.

Обнуление человека — неизбежное следствие прогресса информационных технологий. Первый звоночек — в США сменилась власть во многом потому, что это было выгодно IT-гигантам. Президент России повторяет, что лидер в создании искусственного интеллекта станет властелином мира. Все так, но маленькая поправочка. Властелином мира станет искусственный интеллект, поскольку самообучающая система на определенном этапе сама займется собственной эволюцией и отодвинет человека в сторону.

Не исключено, что обещанная пресс-конференция президента США, а также грядущее послание президента России парламенту — последние явления живых политиков широкой публике. Отто фон Бисмарк настаивал, что политика — это искусство возможного. Вацлав Гавел внес поправку: политика — искусство невозможного. Надо быть человеком, чтобы размышлять над абстрактными категориями и путаться в терминах. А также часами спорить о том, кто из президентов заслуживает называться убийцей. Нет сомнений, что аватар не станет терять время на всякую чушь и продемонстрирует эффективность управления на любом направлении.

Стоит напомнить прогноз Артура Кларка, который относится к 2020–2025 годам: «Искусственный интеллект достигнет в своем развитии уровня человеческого мозга. На Земле начнется сосуществование двух форм жизни, причем вторая эволюционирует со скоростью, недоступной биологической форме. Бурный рост нейробиологии приведет к пониманию того, как функционируют органы чувств. Результатом нейробиологической революции станет „мозгокепка“, которая откроет человеку новую вселенную чувств и восприятий, сделает возможным телепатический обмен мыслями». Иными словами, великий фантаст предрекает превращение человека в этакого кентавра в нейрошлеме…

Плотно прилегающий к черепу шлем-«мозгокепка» — это не фантастика. Уже стало реальностью чипирование и вживление под кожу электронных имплантов с полной информацией о хозяине, что позволяет отказаться от банковских карт и пропусков. Уже сейчас молодые энтузиасты добровольно превращаются в киборгов. Скоро появятся специализированные центры с услугами чипирования. Может быть, сервис освоят тату-салоны.

Логичный шаг — прямое взаимодействие человека и компьютера, которым можно будет управлять исключительно силой фантазии. Если к одной машине подключены несколько человек, можно отказаться от речи. Мозг в мозг — телепатия. Нейрокомпьютерный интерфейс превратит каждого хомо сапиенса в супермена.

Уверен, в будущем цивилизацию ждет столкновение компьютерных аватаров и киборгов в нейрокепках. Как комиссары в пыльных шлемах боролись за счастливое будущее, так и киборги-кентавры будут отстаивать последние человеческие идеалы. Старый нерешенный вопрос — станет ли в этой борьбе человек счастливее.

Что нам скажут Байден и Путин, о чем еще поспорят и найдут ли общий язык — на весах истории особого значения не имеет. Слабое эхо уходящей эпохи. Мы будем вспоминать ее с нежной ностальгией. Время, когда один президент ядерной державы летал со стерхами, а другой — спотыкался на трапе самолета, покажется нам золотым веком.

Сергей Лесков

Росбалт