Встреча президентов России и США Владимира Путина и Джо Байдена стала главным событием 2021 года. От нее ждали многого, начиная от перезагрузки отношений между странами и заканчивая изменением структуры международных отношений. Особое внимание переговорам уделяли страны постсоветского пространства, в первую очередь Украина и Белоруссия. Однако, как показали итоги встречи, никаких сенсационных решений по белорусскому или украинскому вопросам принято не было, что для многих сторонников Запада стало полной неожиданностью.

В отличие от Украины, где многочисленные эксперты и политики на протяжении последнего месяца говорили, что именно украинский вопрос будет одной из самых важных тем на переговорах в Женеве, в Белоруссии отношение к встрече лидеров США и России было более спокойным. Официальный Минск не делал никаких заявлений по этому поводу, а провластные эксперты были уверены, что Путин за спиной своего коллеги Александра Лукашенко не станет вести никакие переговоры по ситуации вокруг республики. Особую значимость встрече пытались придать лишь в среде белорусской оппозиции.

В частности, экс-кандидат в президенты Белоруссии Светлана Тихановская неоднократно заявляла о своей надежде на американскую поддержку «в борьбе с белорусским режимом». Незадолго до женевской встречи она успела выступить в комитете по иностранным делам Сената США, в очередной раз обвинив режим Лукашенко в нелегитимности, нарушении прав и свобод человека и призвав к санкционному давлению на Минск. Позже, накануне встречи Байдена и Путина, она направила в администрацию президента США документ, в котором выразила свою позицию по ситуации в Белоруссии. В частности, Тихановская снова заявила о нелегитимности Лукашенко и необходимости провести в 2021 году новые президентские выборы. Она подчеркнула, что белорусский протест «не геополитический» и Россия «еще может стать частью решения кризиса в Белоруссии», а независимость и суверенитет страны «не могут быть предметом торга». Таким образом, Тихановская выразила общую тревогу оппозиционеров, что «белорусский вопрос» будут решать в Вашингтоне и Москве без их участия и в будущем им не будет места в политической системе республики.

«Демократические силы приветствуют готовность президента США Джозефа Байдена и президента России Владимира Путина обсудить 16 июня кризис в Белоруссии, а также настаивают на том, чтобы такие переговоры строились на уважении к независимости и суверенитету Белоруссии», — заявили она и другие лидеры белорусской оппозиции.

Заявления Тихановской и ее сторонников не случайны. На протяжении последних месяцев упорно муссируется тезис о том, что судьба Белоруссии теперь решается не в Минске. Эта мысль поддерживается и заявлениями из США. Так, еще в конце мая пресс-секретарь Белого дома Дженнифер Псаки заявила, что Байден с Путиным «планирует обсудить Белоруссию и передать нашу сильную обеспокоенность событиями там». 4 июня в Вашингтоне снова подтвердили наличие белорусского вопроса в российско-американской повестке.

«Мы будем говорить о Белоруссии и необходимости соблюдения норм гражданской авиации, которые, как мы видим, грубо нарушались в последние недели», — заявил старший директор по России и Центральной Азии Совета национальной безопасности при Белом доме Эрик Грин.

Подобных высказываний накануне встречи в Женеве было достаточно много именно со стороны США. Байден еще 26 мая предупредил, что Соединенные Штаты введут санкции в отношении Белоруссии из-за инцидента с самолетом ирландской авиакомпании Ryanair в Минске, который он назвал «прямым оскорблением международных норм». Президент США назвал действия белорусских властей «возмутительными», пообещал дать «соответствующий» ответ в координации с Евросоюзом и добавил, что Белый дом присоединяется к другим странам мира, требующим освобождения Романа Протасевича и «сотен политических заключенных в Белоруссии». Кроме того, 15 июня в итоговом заявлении саммита ЕС — США было заявлено, что его участники «преисполнены решимости привлечь белорусские власти к ответственности за нарушения прав человека и основных свобод, а также за угрозу безопасности полетов». Все это давало надежду белорусской оппозиции, которая рассчитывала на то, что Байден в Женеве попытается надавить по белорусскому вопросу на Путина.

В то же время официальные Минск и Москва смотрели на происходящее совершенно по-другому. В частности, Александр Лукашенко отмечал, что не против того, чтобы президенты США и России обсудили белорусский вопрос.

«Хорошо, пусть поговорят о Белоруссии. Вот мы с Путиным в пятницу будем Америку обсуждать. Я только не знаю, о чем Байден — Путин-то в теме — будет говорить по Белоруссии. Я за него переживаю в том плане, чтобы ему хоть карту дали и он посмотрел, где эта Белоруссия находится. Они ведь абсолютно не владеют обстановкой, ситуацией», — сказал он еще в конце мая и предложил обоим президентам приехать в Минск, чтобы поговорить о его стране.

Позже пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков сообщил, что сам Путин инициировать обсуждение белорусского вопроса не будет. При этом он подчеркивал, что, помимо Белоруссии, перед лидерами стоит много других «субстантивных вопросов», которые в первую очередь касаются не третьей стороны, а российско-американских отношений.

«Конечно, всегда, если задаются какие-то вопросы, мы оценки даем. Наш президент достаточно последовательный, и если вопрос (по Белоруссии. — EADaily) будет затронут, то он будет готов дать соответствующие разъяснения», — отмечал Песков.

Уже тогда в Кремле подчеркивали, что Москва считает неприемлемым «любое санкционное давление, любое вмешательство во внутренние дела Белоруссии», напоминая, что «это всем хорошо известно, ничего нового здесь не скажешь». Как показали итоги переговоров, именно так и произошло.

Владимир Путин. Иллюстрация: ТАСС

На пресс-конференции после встречи Владимир Путин ни слова не сказал про Белоруссию. Даже Украина была упомянута вскользь и в довольно жестком формате. Российский лидер, по сути, в очередной раз подтвердил неизменность своей позиции не только по украинскому вопросу и желанию Киева стать членом НАТО, но и по всей международной повестке дня. Стало понятно, что Путин не пойдет ни на какие уступки США, если они будут затрагивать национальные интересы России. Это означает, что и отношение к ситуации вокруг Белоруссии в Москве сегодня остается неизменным, что накануне встречи в Женеве и подчеркивали в Кремле.

В свою очередь, президент США на своей пресс-конференции также не уделил особого внимания ни украинскому, ни белорусскому вопросам. По его словам, он сообщил российскому коллеге об озабоченности США по поводу ситуации в Белоруссии.

«Он не выразил несогласия с тем, что случилось. Он просто сказал, что у него другой взгляд на то, что надо делать», — сказал Байден.

На этом белорусский вопрос на встрече был исчерпан. Более того, на следующий день отсутствие интереса обсуждать с Вашингтоном ситуацию в Белоруссии подтвердили в Кремле, в очередной раз дав понять, на чьей стороне сегодня находится Россия.

«Белоруссия не относится к числу приоритетов, которые стояли на повестке дня. А тема Белоруссии действительно была озвучена американской стороной, озвучена была во всем хорошо известном ключе — мы все знаем позицию американцев. Есть и проблематика самолета. Они считают это недопустимым и так далее и тому подобное нарушением всего и вся. На это у нас есть своя позиция — что у нас есть информация, полученная из первоисточника, от президента Белоруссии. Президенту Путину не с руки не доверять своему белорусскому коллеге» , — сказал Дмитрий Песков, особо подчеркнув, что«было констатировано, что это то самое место, где, наверное, вряд ли нужно пытаться сблизить позиции — это невозможно».

Произошедшее в Женеве не могло не разочаровать белорусскую оппозицию, которая принялась выискивать тайные смыслы в словах Байдена. Как заявил 17 июня советник Тихановской Франак Вячорко, «сам факт обсуждения на таком уровне ставит Белоруссию в одну из главных тем мировой повестки дня, а не европейскую или региональную». Противники Лукашенко искренне считают, что «режим Лукашенко очутился под таким пристальным вниманием руководства самой мощной страны мира, которого он не чувствовал уже многие годы». По мнению оппозиционных аналитиков, Байден и Путин готовятся заключить сделку по Белоруссии, согласно которой президент России, используя свое влияние, будет способствовать уходу Лукашенко, а США согласятся с сохранением российского влияния в республике.

Светлана Тихановская и Франак Вячорко. Иллюстрация: belsat.eu

Кроме того, после встречи двух лидеров стали появляться экспертные комментарии о том, что расплывчатое заявление Байдена свидетельствует о том, что «обе стороны оставляют себе возможность лавировать». Это, как считают белорусские оппозиционеры, говорит, что белорусский вопрос находится в стадии обсуждения, а стороны хотят его решить с максимальной для себя выгодой. Как заявил один из противников белорусского лидера аналитик Игорь Ильяш, «встреча Путина и Байдена должна была очень не понравиться Лукашенко». По его мнению, «дальнейшая судьба Лукашенко не была включена Путиным в перечень неких „красных линий“», а это означает, что российский лидер «оставляет дверцу в белорусском вопросе приоткрытой». При этом отмечается, что «подобная неопределенность не может не пугать Лукашенко, особенно учитывая его повышенную мнительность», что приведет к росту ошибок в действиях белорусских властей уже в самые ближайшие недели.

В белорусской оппозиционной среде зазвучали даже заявления о том, что переговоры Байдена и Путина необходимо рассматривать в контексте произошедших в тот же день событий. В частности, в Луганской Народной Республике, которую Минск официально не признает, поблагодарили Александра Лукашенко за возможность проведения следственных мероприятий с Романом Протасевичем, которого подозревают в участии в боевых действиях на Донбассе в составе батальона «Азов».

Подобных конспирологических версий за последние дни в Белоруссии и за ее пределами было высказано множество. Все они сводятся к одному — не стоит доверять официальным заявлениям из Москвы и Вашингтона, так как Байден не мог проигнорировать белорусский вопрос во время своей встречи с Путиным. Обосновывается это просто: «В новой ситуации проблема Белоруссии — это большой и серьезный вопрос международной повестки дня и неминуемо станет предметом торга между Россией и Западом в силу того, что цена решения вопроса для Запада резко возросла». При этом никаких реальных подтверждений подобным умозаключениям не приводится, а все сводится к попытке убедить окружающих, что белорусский вопрос один из основных в нынешней геополитической обстановке на континенте. По сути, белорусская оппозиция устраивает соревнование с Киевом по вопросу, кто важнее для США и ЕС — Белоруссия или Украина.

Правда, есть и иная точка зрения, хоть она и менее популярна: после Женевы стало понятно, что Россия и США вряд ли найдут общий язык по ситуации в Белоруссии. Главные причины этого в том, что между мировыми игроками слишком велико недоверие, а у Кремля нет серьезных причин в обозримом будущем менять Лукашенко, тем более что сделать это на практике без желания самого белорусского лидера практически невозможно. Поэтому некоторые оппозиционные аналитики считают, что позиция Москвы сегодня сводится к одному: нынешняя изоляция ослабляет позиции Лукашенко в его торге с Россией, что является для Путина самым выгодным вариантом развития событий.

Вместе с тем нынешние попытки противников Лукашенко, в том числе и на Западе, объяснить невнятные заявления Байдена и жесткую позицию Кремля по Белоруссии все больше стали походить на желание сохранить лицо в условиях полного идеологического и политического провала на международной арене. Как показывают последние события, все шаги белорусской оппозиции так и не смогли привести к каким-либо серьезным результатам. Москва, как и прежде, считает Александра Лукашенко своим союзником, поддержка которому будет обеспечена в любом случае. ЕС и США, как и в случае с Украиной, ограничиваются громкими и ничего не значащими заявлениями. Даже объявленный Евросоюзом четвертый пакет санкций в отношении Белоруссии, куда войдут 78 физических и 7 юридических лиц, выглядит пока неубедительно. Точно так же выглядят и размороженные с 3 июня ограничения США против 9 белорусских компаний из сферы нефтепереработки. Пока Вашингтон не предпринимает никаких активных действий в отношении Белоруссии, а под санкции не попадают контрагенты белорусских предприятий. Проще говоря, США пока не демонстрируют готовности решительно действовать в отношении официального Минска, прекрасно понимая, чем это может закончиться. И даже заявленные 17 июня новые санкции вряд ли будут сенсационными и серьезно изменят ситуацию.

Женевский саммит Путина и Байдена в очередной раз продемонстрировал, что между США и Россией есть более серьезные проблемы, чем Белоруссия и даже Украина. Это означает, что белорусской оппозиции не стоит надеяться на то, что Вашингтон будет решать их вопросы — ни с Москвой, ни с Минском. Перед США стоят куда более глобальные задачи, в списке которых Белоруссия находится далеко не в первой десятке. Все, на что могут надеяться противники Лукашенко, это на продолжение американского финансирования, а также на громкие и ничего не значащие заявления о защите прав и свобод человека и поддержке «демократических сил». Москва же давно обозначила свою позицию: белорусский народ должен решать свои проблемы сам. Вряд ли в обозримом будущем эта точка зрения изменится.

EADaily