Последствия дедолларизации ФНБ оценил Министр по интеграции и макроэкономике ЕЭК Сергей Глазьев. Если говорить вкратце, то данное решение является неполным в контексте проведения Центробанком абсолютно вредительской политики, которая ведет к выкачке средств из экономики

Как мы писали ранее, структура Фонда национального благосостояния (ФНБ) существенным образом поменяется. Так, доллар будет полностью исключен. Вместо него повысится в 2 раза доля юаня (с 15% до 30%), а также будет введено золото (20%).

Решение абсолютно правильное. Его инициатором стал Андрей Белоусов, исполнителем - Антон Силуанов. Проведено все было быстро и по плану. Подробности данной операции и ее суть мы еще опишем в наших будущих материалах. А сейчас о другом.

Глазьев прокомментировал выбор между долларом и юанем следующим образом:

«Падение доллара по отношению к юаню будет продолжаться, поскольку эффективность созданной в кнр финансово-экономической системы намного превышает американскую. В первой денежная эмиссия направляется на инвестиции, во второй на финансирование госрасходов»

То есть, исключение из ФНБ доллара и рост доли юаня является правильным делом. Но только в том случае, если Центробанк в качестве, скажем так, «базовой» расчетной валюты рассматривает доллар. Тогда, действительно, лучшее, что мог сделать Белоусов - уйти в юань, который по отношению к доллару будет только укрепляться.    

Однако в том случае, если политика ЦБ была бы иной, а, именно, направленной на поддержку реальной сектора экономики, что привело бы к укреплению рубля, то правительству не было бы необходимости выбирать между иностранными валютами. Значительная часть того же ФНБ вполне могла быть размещена в рублях. Но ведомство Набиуллиной, складывается такое ощущение, рассматривает рубль не как национальную, а как спекулятивную валюту. Это замечает Сергей Глазьев:

«А Банк России эмитирует деньги для валютных спекулянтов и завышенной процентной ставкой выкачивает деньги из производственной сферы. Поэтому рубль падает как по отношению к юаню, так и по отношению к доллару»

Действительно, Центробанк ни коем образом не проводит эмиссию для поддержки реального сектора экономики. Даже в том случае, если ведомство Набиуллиной увеличивает денежную массу, то она идет в банки, а, затем, на потребительские кредиты.

Банкам выгодно кредитовать население под более высокий процент, нежели реальный сектор экономики, который ни за что не будет брать деньги под 10-20%. И пока что ЦБ не изменит свою политику, выкачка ресурсов из реального сектора экономики будет только продолжаться.

Кредитование реального сектора происходит только по специальным правительственным программам, в ходе которых правительство государственников вынуждено тратить огромные средства бюджета на субсидирование процентной ставки.

В этом случае предприятиям становится выгодно брать деньги под 6-8%, однако издержки госказна несет большие. Более того, тех денег, которыми оперируют государственники, не достаточно для того, чтобы развивать всю экономику в целом.

Именно поэтому блок Мишустина-Белоусова вынужден сосредоточить силы на точечных направлениях, которые при благоприятном стечении обстоятельств сгенерируют мультипликативный эффект и потянут за собой остальные отрасли экономики.

Курс правительства является абсолютно правильным. Однако государственникам нужны ресурсы. А они есть исключительно в банковской сфере, где первую скрипку играет ведомство Эльвиры Набиуллина.

Аврора