Россия получила от МВФ почти 18 млрд долларов. Это помощь нашей экономике в условиях пандемии. Проблема в том, что это, по сути, виртуальные деньги, которые перевести в реальные доллары и евро не так-то просто. Почему западный валютный фонд так щедр к России, и главное – зачем нам вообще понадобились эти деньги?

Россия получила от Международного валютного фонда (МВФ) примерно 17,55 млрд долларов в рамках общей поддержки всех государств, пострадавших от пандемии, следует из решения совета управляющих МВФ. Российский ЦБ рассказал, куда направит эти деньги, – в международные резервы России, а не прямиком в экономику и на поддержку компаний, пострадавших от пандемии, передают «Вести.ру».

После развала СССР России пришлось взять кредиты у МВФ для спасения экономики и страны в целом. Слезть с долговой иглы фонда многим странам обычно сложно, и они десятилетиями остаются должны МВФ, тратя новые кредиты на покрытие старых. России очень сильно повезло, и она смогла слезть с этой иглы довольно быстро, в том числе благодаря высоким ценам на нефть. Но не многим странам так везет. Украина, например, должна МВФ на два десятилетия вперед, да и потом ей вряд ли удастся слезть с долговой иглы.

«Однако на стороне России была не только дорожавшая нефть, но, что важнее, политическая воля. Правительство ускоренными темпами погашало долги в то время, видя ограничения свободы в зависимости от внешнего кредитования», – напоминает ведущий аналитик FxPro Александр Купцикевич.

Однако в этот раз Россия не просила у МВФ кредиты, чтобы справиться с кризисом. Во-первых, необходимости такой нет, мы справились собственными силами. «Экономика восстановилась до докризисного уровня, а во многих отраслях превысила его и продолжает расти», – заявила глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина еще в июне. В июле этот факт подтвердило международное рейтинговое агентство S&P Global Ratings, а на прошлой неделе констатировал и Владимир Путин.

Во-вторых, макроэкономические показатели страны далеки от преддефолтного состояния. В России крайне низкий госдолг и по-прежнему довольно внушительные резервы. Это в США госдолг составил 100% ВВП страны, в очередной раз его лимит достиг потолка, и появляются риски дефолта. Но Штатам со своей долларовой монополией бояться, конечно, нечего, в отличие от всех других стран. Американцы каждый раз принимают закон, который позволяет продолжать наращивать долги.

У России же госдолг даже с учетом роста в первом полугодии на 1,5 трлн рублей, или на 7,8%, до 20,4 трлн рублей, все равно достигает всего 17,7% ВВП страны (данные Счетной палаты). До недавнего времени госдолг был даже меньше объема Фонда национального благосостояния. В этом году ситуация изменилась, но совсем не критично: теперь госдолг превысил размер ФНБ. Его объем вырос на 0,2%, до 13,6 трлн рублей, и составил 11,7% ВВП страны.

Зачем же Россия берет деньги у МВФ? Потому что дают.

«Сейчас брать деньги у МВФ не страшно, так как это не кредит, выданный под определенные программы и условия, а распределение СДР – специальных прав заимствования – среди стран-участниц»,

– поясняет Купцикевич.

СДР, или специальные права заимствования, – это специально созданное платежное средство МВФ. Валютный курс СДР ежегодно определяется на основе корзины резервных валют (доллара, евро, иены, британского фунта и юаня). В обращении в мире находились 204 млрд СДР, или в переводе это 290 млрд долларов.

Однако МВФ приняло решение распределить между участниками исторически рекордную сумму помощи в виде СДР – более 650 млрд долларов. Последний раз фонд выпускал СДР в 2009 году, чтобы поддержать экономики членов фонда после мирового финансового кризиса. Тогда речь шла всего лишь о выделении 250 млрд долларов.

«Это историческое решение – самое крупное распределение СДР в истории МВФ и стимул для мировой экономики во время беспрецедентного кризиса», – заявила директор-распорядитель МВФ Кристалина Георгиева после принятия решения о выделении 650 млрд долларов.

Помощь получают все члены МВФ, а их 190 стран. Поэтому, кроме России, СДР получили и другие страны. В частности, наши соседи: Узбекистан – около 0,8 млрд долларов, Белоруссия – 1 млрд долларов, Казахстан – 1,6 млрд долларов, Украина – 2,8 млрд долларов. Все эти средства поступают, конечно, не в долларах, а в виде СДР. Кому сколько фонд выделит СДР, зависит от той квоты в МВФ, которую имеет страна. А квота зависит от доли страны в мировой экономике.

Несложно догадаться, какая страна получила больше других, – это США. Впрочем, верна и обратная история: члены МВФ вносят взносы в соответствии со своей квотой. Соответственно, чем меньше экономика страны, тем меньше она вносит взносы в фонд, но и в период кризиса при всеобщей раздаче денег получает немного.

«Такова идея МВФ: в хорошие времена через взносы, которые примерно пропорциональны размеру экономики, создается фонд, который распределяется в трудные времена. Так же было в 2009-м, когда МВФ раздал 250 млрд долларов», – отмечает Купцикевич.

Конечно, возникает перекос – богатые страны получают в кризис больше поддержки от МВФ, чем бедные. Страны с формирующимся и развивающимся рынком получат лишь 275 млрд долларов США из 650 млрд. Страны с низким доходом напрямую могут претендовать на сравнительно небольшую сумму в 21 млрд, отмечает Купцикевич. «Однако в МВФ просят богатые страны отдать часть своей доли бедным странам, чтобы ускорить восстановление мировой экономики», – отмечает эксперт.

Почему Россия направила эти средства поддержки не напрямую в российскую экономику, а «заточила» в резервы страны?

Во-первых, потратить эти СДР не так-то просто. «Это все-таки не наличные, а специальные права заимствования. Это активы, но не аналог долларов или евро», – указывает Купцикевич. Поэтому перевести СДР от МВФ прямиком в бюджет, чтобы влить в экономику, или сразу на спасение российских предприятий нельзя.

Для начала необходимо перевести СДР в реальные доллары или евро. Чтобы обменять СДР на твердую валюту, нужно заключить добровольное двустороннее соглашение с одной из стран о предоставлении валюты в обмен на СДР, говорит Евгений Миронюк из «Фридом Финанс». Но желающих обычно немного. Если никто не готов на такую операцию, то можно обратиться в МВФ для обмена. Но на практике этим механизмом никто не пользуется с 1987 года.

Зачем же эти СДР нужны? Во-первых, страна – владелец СДР может договориться с другим членом МВФ и погасить свой долг или что-то оплатить этим активом. Например: Украина должна по еврооблигациям России 3 млрд долларов еще с 2014 года, от МВФ Украина получила 2,5 млрд долларов в виде СДР. Киев мог бы предложить Москве засчитать эти СДР в качестве погашения части долга. Или, к примеру, Белоруссия могла бы договориться купить российскую вакцину за СДР.

Чаще всего СДР просто отправляют в резервы, что и сделала Россия. Это сейчас самый простой способ. «Это увеличит объем резервов и тем самым позволит косвенно увеличить бюджетные расходы по другим направлениям, но через время», – отмечает Купцикевич. Учет СДР в резервах также улучшит кредитоспособность России, добавляет Миронюк. При желании Россия может использовать СДР для помощи другим, более бедным государствам.

Взгляд