Министр иностранных дел России Сергей Лавров встретился с делегацией движения «Талибан*» – экстремистской организации, чья деятельность запрещена в РФ. Это было продиктовано, как подчеркнули в МИД, «новой реальностью» – теперь Афганистаном управляют именно талибы. У России есть к ним пять требований, три из которых можно обозначить как наши национальные интересы.

В среду в Москве прошло третье заседание «московского формата» консультаций по Афганистану. Присутствовали делегации из стран Средней Азии, Ирана, Индии, Пакистана и Китая. Американцев не было – Вашингтон предпочитает вести переговоры по своим каналам. А сам Афганистан по факту был представлен делегацией «Талибана*», которую возглавлял второй вице-премьер непризнанного талибского правительства Абдул-Салам Ханафи.

Визит талибов* вызвал волну морализаторства в СМИ и блогах. Мол, как может министр иностранных дел России проводить очные переговоры с движением, которое в России же признано террористическим.

Меж тем США не только считали талибов террористами, но и воевали с ними, однако все это не мешало официальному Вашингтону вести переговоры с делегацией «Талибана» в столице Катара Дохе. «Это другое»?

Нет, это одно и то же. Есть официальная позиция государства (не важно, США или РФ), а есть его национальный интерес – и он всегда важнее каких-то юридических статусов. Сейчас национальный интерес России в том, чтобы вести переговоры с талибами – группировкой, которая управляет Афганистаном и будет управлять им еще, по всей видимости, долгое время.

«Прямые контакты как раз направлены на то, чтобы лучше понять то, что происходит в этом государстве, каковы намерения талибов, их основная линия и их планы на среднесрочную и долгосрочную перспективу», – заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

Лишь после осознания возможностей и намерений талибов можно будет начинать с ними переговоры о том, как дальше жить.

Взгляд