Во второй половине года «Газпром» может достроить и запустить «Северный поток — 2». В этом году поставки российского газа в Европу восстанавливаются, и даже с учетом нового газопровода «Газпрому» может не хватить законтрактованных мощностей по всем маршрутам до 2024 года. Небольшое снижение по украинскому и польскому направлениям возможно только в том случае, если Варшава выполнит обещание и с 2023 года прекратит импорт российского газа.

Пока действует транзитный контракт с Украиной до 2024 года, пострадать от снижения поставок российского газа в случае запуска «Северного потока — 2» может только Польша — газопровод Ямал — Европа, считают в агентстве ICIS. Его эксперты смоделировали два варианта изменения потоков российского газа, если заработает второй балтийский газопровод. В первом одну нитку балтийского газопровода запускают в четвертом квартале этого года, а следующую — через год. В этом случае транзит российского газа через Польшу прекращается с 2023 года, когда заканчивается и долгосрочный контракт на поставку топлива в саму страну. В другом варианте ICIS предположило, что вторую нитку «Северного потока — 2» запустят в четвертом квартале 2023 года. И тогда транзит через Польшу с 2023 года снизится вдвое.

В агентстве не детализируют причины, однако, судя по всему, эксперты исходят из того, что по украинской ГТС у «Газпрома» есть контракт с условием «качай или плати», а по газопроводу Ямал — Европа российская компания бронирует мощности на годовых аукционах (с октября по октябрь). Кроме того, сам оператор Gaz-System в проекте десятилетнего плана развития ГТС не исключает, что «Газпром» может снижать транзит и планирует перестроить польский участок газопровода Ямал — Европа на работу в реверсном режиме после 2024 года.

Иллюстрация: icis.com.
Иллюстрация: icis.com.

По подсчетам EADaily, при этом в течение ближайших четырех лет ни один из нынешних маршрутов транспортировки российского газа в Европу может и не пострадать.

Одной из главных причин станет газовая директива ЕС, которая с 2019 года применяется и к новым газопроводам из третьих стран. Поэтому даже после запуска «Северный поток — 2» не сможет работать на полную мощность, так как часть его мощностей должна резервироваться под независимых поставщиков, которых нет, или точку сдачи газа должны перенести в Россию. «Газпром» может получить исключения из правил газовой директивы, однако для этого он должен пройти процедуру, в которой предполагается участие комиссии из всех членов стран ЕС, и процесс этот не будет быстрым.

Кроме того, Польша добилась подобного ограничения в работе для сухопутного продолжения «Северного потока» Opal и первый балтийский газопровод пользуется пока тем, что не загружено продолжение «Северного потока — 2» Eugal.

В результате по второму балтийскому газопроводу смогут поставлять в ближайшие годы 27,5 млрд кубометров вместо 55 млрд.

А это ограничение существенно влияет на поставки по другим транзитным маршрутам. Даже почти полная загрузка европейской нитки «Турецкого потока» с осени этого года, когда на границе Сербии и Венгрии построят соединительный газопровод, не изменит ситуацию.

Так, в этом году поставки российского газа восстанавливаются и «Газпром» возвращается на уровень 2019 года, когда экспорт в Западную и Центральную Европу без учета Турции и Молдавию составил 178,7 млрд кубометров. В то же время мощности «Северного потока», европейской нитки «Турецкого потока», одной нитки «Северного потока — 2» и законтрактованных мощностей через Украину и Польшу составляют 174 млрд кубометров.

Например, судя по данным потребления российского газа на Балканах в 2019 году и техническим ограничениям интерконнектора из Сербии в Венгрию, даже в 2023 году Венгрия будет получать российский газ не только из «Турецкого потока», но и через Украину. Мощность поставок с юга будет составлять 6 млрд кубометров в год с октября 2021 года и 8,5 млрд кубометров — с октября 2023 года, а потребление российского газа в Венгрии в последние годы находится на уровне 8,6−10,5 млрд кубометров.

Что может сказаться на украинском и польском транзите, так это решение Польши отказаться от импорта российского газа с 2023 года. Страна получает часть топлива через Украину и по газопроводу Ямал — Европа. Если Западная Европа не продолжит наращивать закупки, то украинское направление может просесть на 3,8−4 млрд кубометров из 40 млрд в год, а Ямал — Европа — на 5−6 млрд из 33 млрд.

Заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Алексей Гривач отмечает, что многое сейчас зависит от динамики спроса на импортный газ в Европе и доступность его из других источников.

«Например, с 2014 по 2019 год ежегодный спрос вырос почти на 130 млрд кубометров, в том числе на 60 млрд на российский трубопроводный газ. В результате ввод первого „Северного потока“, можно сказать, никак не отразился на объемах транзита», — говорит эксперт. Замдиректора ФНЭБ замечает, что и Польша, и Украина активно политизируют сотрудничество с Россией в газовой сфере, «а это, мягко говоря, очень затрудняет нормальную работу и эффективное использование инфраструктуры».

Прогнозировать российские поставки после 2024 года еще сложнее. С одной стороны, источников газа становится больше, а крупные производители СПГ наращивают производство. С другой — большую часть газа оттягивает на себя Азия и, чтобы добиться климатических целей и перейти к 2050 году на экономику с нулевыми выбросами СО2, Европа планирует в ближайшие десятилетия максимально нарастить потребление газа и отказаться от всех угольных электростанций, а собственная добыча в ЕС только в прошлом году упала почти на 23%.

Так как в бизнесе важны все-таки не столько объемы поставок, сколько доходы, полученные от них, то многое зависит от ценовой тактики, которую изберет «Газпром» на европейском рынке. Сейчас большую часть газа компания поставляет по долгосрочным контрактам. Однако в ближайшие годы часть их завершится и компания уже влияет на рынок с помощью продаж спотового газа на своей собственной бирже — электронной торговой платформе. Так, торги на ней в этом году почти не ведутся, чтобы не сбивать цены, а в прошлом году достигали почти 5 млрд кубометров в месяц. В то же время слишком высокие котировки на европейских биржах привлекают поставщиков СПГ, большинство из которых выбирает между Европой и Азией.

EADaily